Иван Карнаухов. Ведущий солист Красноярского театра оперы и балета

им. Д. А. Хворостовского. Интервью


Елена Чапленко: Расскажите, пожалуйста, каким был Ваш путь на сцену Театра оперы и балета имени Хворостовского. Какие отличительные черты этого театра Вы бы отметили?

Иван Карнаухов: Как и многие будущие танцовщики, я не мечтал о профессиональной сцене с детства. В Красноярское хореографическое училище (ныне – Колледж) поступил поздно и сразу в 3/7 класс. Принимала меня Татьяна Андреевна Дзюба, худрук училища, со словами: «Сможешь догнать остальных, тогда станешь танцовщиком!» Спасибо ей огромное за доброту, строгость и веру в нас – в учеников! Мне всегда везло с преподавателями: в училище это были – Татьяна Михайловна и Юрий Фролович Муруевы, Виктор Георгиевич Андреев; в театре – Алексей Николаевич Павленко, Александр Эдуардович Куимов, Елена Станиславовна Югова, Ольга Витальевна Акинфеева. Выпустился я из Училища с пятерками по всем «спец» предметам и в театр был принят сразу вторым солистом. Красноярский театр оперы и балета имени Дмитрия Хворостовского еще достаточно молод – был открыт в 1978 году. Балетную труппу составили, по большей части, выпускники Пермского хореографического училища. Сразу несколько курсов были направлены в Красноярск. Молодые амбициозные артисты балета под руководством Николая Сергеевича Маркарьянца, главного балетмейстера театра, открыли первый сезон оперой «Князь Игорь» и балетом «Лебединое озеро». На протяжении всего времени театр развивается, с каждым годом премьер становится все больше и больше, не только в балете, но и в опере. Выпускаются мировые премьеры спектаклей. Все они идут на высоком уровне. Качество, верность традициям и присутствие экспериментальности – одни из достоинств Красноярского театра оперы и балета.

Елена Чапленко: Можно ли говорить, что Вы испробовали в балете всё? Если нет, то какой профессиональный опыт Вы бы ещё хотели приобрести?

Иван Карнаухов: Думаю, что все испробовать в танце не получится – слишком большое разнообразие хореографических стилей и лексики! Что касается непосредственно балета, судьба подарила мне шанс соприкоснуться с хореографией разных балетмейстеров, но в творчестве всегда хочется большего! Танцовщик не должен останавливаться, иначе он погибнет как артист!

Елена Чапленко: Вам приходилось сталкиваться с непониманием публики?

Иван Карнаухов: Нет, ни разу. Но и провокационного на сцене я ничего не делал!

Елена Чапленко: Какие грани в достижении профессиональных целей Вы не переступите ни при каких обстоятельствах?

Иван Карнаухов: Талант и труд. Только они должны помогать в достижении профессиональных целей! Все остальное – карьеризм, в плохом понимании этого слова. Трудился я всегда, а про талант надо спросить у публики и коллег!

Елена Чапленко: Какой творческий эксперимент произвёл на Вас наибольшее впечатление?

Иван Карнаухов: Сложно сказать. Я в жизни довольно впечатлительный, а вот в творческом плане – нет. За последнее время, самым ярким впечатлением стала премьера оперы Франсиса Пуленка «Груди Терезия» в постановке Сергея Боброва.

Елена Чапленко:  В Вашем репертуаре имеется партия, сущность которой остаётся для Вас загадкой?

Иван Карнаухов: Нет. Прежде чем выйти на сцену, артист должен понять своего героя. Безусловно, в начале возможно понять не полностью, но со временем, от спектакля к спектаклю, образ будет раскрываться для артиста новыми гранями!

Елена Чапленко:  Образы каких персонажей Вам ближе? Насколько для Вас важна драматическая составляющая роли?

Иван Карнаухов: Еще во время обучения в Хореографическом училище я посмотрел запись балетов Ю.Н. Григоровича «Спартак» и «Легенда о любви». Любовь к главным героям остается и по сей день. Спартака я, кстати, танцевал, когда Юрий Николаевич перенес его в наш театр. Эта партия близка мне, как, впрочем, Ромео и Меркуцио, Данила в «Каменном цветке» и Шут из «Инфанта и Шут» (постановка С. Боброва). Драматическая составляющая очень важна! Со временем мне стало скучно танцевать принцев в «Щелкунчике» и «Спящей красавице»…

Елена Чапленко: Посредством каких механизмов балет становится всё более динамичным?

Иван Карнаухов: Посредством маркетинга! На самом деле, динамика балета зависит от прочности союза балетмейстера и артистов, воплощающих его замысел, от степени их доверия друг к другу. Конечно, тем жизни в наше время на много выше, чем даже 20-30 лет назад. Но, на мой взгляд, балет, как и любое искусство, нельзя ставить в жесткие временные рамки. Творчество должно быть свободным.

Елена Чапленко: Есть ли у Вас такие черты характера, которые препятствуют раскрытию того или иного образа?

Иван Карнаухов: Да. Я добрый и не злопамятный, это очень мешало при подготовке и исполнении партии Тибальда! 

 Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Ивана Карнаухова

за интересный рассказ

Фотографии - из личного архива Ивана Карнаухова