Мирослав Душенко. Актёр "Театра на Покровке". Интервью


Елена Чапленко: Расскажите, пожалуйста, как Вы попали в труппу «Театра на Покровке»?

Мирослав Душенко: В 2016 году я окончил Московскую театральную Школу Олега Табакова, и, как все выпускники, ходил в театры на просмотры. Меня заметил главный режиссёр «Театра на Покровке» Геннадий Шапошников и принял в труппу на испытательный срок на полгода. Вот так я попал в «Театр на Покровке», в котором работаю и в настоящее время.

Елена Чапленко: Олег Табаков лично проводил занятия в Вашей группе? 

Мирослав Душенко: Олег Табаков иногда приезжал к нам в Школу просто так, поговорить… Для нас это был настоящий шок, потому что мы были уверены, что Олег Павлович может приехать только по делу. И вот заходит Олег Павлович; все, конечно же, сразу встают, аплодируют. Он нам говорит: «Присаживайтесь… Присаживайтесь… Вот захотелось приехать к вам, поговорить с вами… Как живёте? Всё ли хорошо?» А один раз Табаков приехал к нам 25 января – это Татьянин день и день рождения Владимира Высоцкого – поговорить с нами о Высоцком. «Знаете такого?» Мы: «Да, да, знаем, конечно!» «Слушаете песни?» «Да, конечно, слушаем!» «А стихи читали его?» И Олег Павлович наизусть прочитал нам несколько стихотворений Высоцкого. Память просто феноменальная! Табаков даже помнил нас всех по именам! Правда, меня он называл Мирослав Ду́шенька. Наш педагог тогда ещё сказал: «Олег Павлович, он – Душе́нко». А Табаков на меня посмотрел и говорит: «Да? Ну, будет Ду́шенька…»

Елена Чапленко: Сергей Безруков – один из наиболее известных учеников Олега Табакова. В чём Вы видите его отличие?

Мирослав Душенко: У Сергея Безрукова есть такой дар – его энергетика. Однажды я пришёл на репетицию юбилейной программы в МХТ, сел в зрительном зале и стал смотреть. Репетиция идёт, идёт, и вдруг, в один момент, на сцену «влетает бешеная энергетика», а уже потом я замечаю Сергея Витальевича… Человек ещё вроде бы ничего не сделал, просто вышел на сцену, но этот выход – меня по крайней мере точно – заставил смотреть на происходящее изумлёнными глазами!

Елена Чапленко: Как бы Вы охарактеризовали устойчивое выражение «актёра слишком много»?

Мирослав Душенко: Бывает иногда такое, что ты уже хочешь, чтобы актёр ушёл со сцены, а он всё говорит и говорит, говорит и говорит… Мне, как зрителю, в такие моменты становится неловко, потому что я тоже актёр, и я думаю – неужели и со мной, когда я стою на сцене, может такое же произойти? То есть нельзя, чтобы актёр заполнял собою всё пространство, не взирая ни на декорации, ни на других актёров. Иначе это будет ужасно!

Елена Чапленко: Актёра может быть не слышно? В этом случае как должны повести себя партнёры по сцене?

Мирослав Душенко: Есть артисты, которые «тишат», и даже когда я стою на сцене, я их не слышу! Это, на самом деле, страшно. Был такой случай, правда, не в нашем театре, когда я сидел в зрительном зале, а на сцене один из актёров очень тихо говорил, и что он говорил было вообще не слышно. И тут из зала кто-то как закричит: «Не слышно!» Тогда актёр поворачивается в ту сторону, откуда раздался крик, и с посылом именно в того человека громко повторяет фразу. Вот такая небольшая импровизация! Конечно же, актёр словил аплодисменты.

Елена Чапленко: Вам легко даются быстрые вводы в спектакли?

Мирослав Душенко: Когда нужно быстро ввести кого-то в спектакль, то, как правило, вводят меня. Потому что я всё помню – и текст, и мизансцены! Каждый день с утра до вечера я провожу в театре – на своих репетициях, на репетициях друзей, и, собственно, на самих спектаклях.

Елена Чапленко: Есть мнение, что первый и, допустим, десятый премьерный спектакль – это как два разных спектакля. Вы с этим согласны?

Мирослав Душенко: Я так скажу – первый и второй спектакли – это абсолютно разные спектакли! Первый всегда происходит на диком волнении, на кураже, потому что – вот, сейчас придут зрители, они будут на тебя смотреть… и вообще, как они отнесутся к этому спектаклю? Как правило, первый спектакль проходит хорошо, особенно, если поддерживают зрители. Второй же спектакль обычно провальный. Как говорят в театральной среде – «закон второго спектакля». Я не знаю почему так, но на себе я это уже ощутил!

Елена Чапленко: Вы можете прийти в театр в плохом настроении? Что лично Вы делаете, чтобы исправить ситуацию перед выходом на сцену?

Мирослав Душенко: Конечно же, я могу прийти в театр в плохом настроении, более того, я могу прийти в театр в хорошем настроении, но что-то произойдёт и у меня будет ужаснейшее настроение. Но чему нас учили Школе – вот сцена – это пространство, в котором вы работаете, а все остальные свои дела вы должны оставлять там, за дверью. Никого не волнует, как вы будете это делать. Поэтому иногда приходится обращаться к резервам энергии и как-то начинать играть. И, как это часто бывает, ты разыгрываешься, разыгрываешься, и уже отрабатываешь свою роль на кураже.  

 Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Мирослава Душенко

за интересную беседу

Фотографии - из личного архива Мирослава Душенко