Олег Кузнецов. Театр на Малой Бронной. Интервью 


Елена Чапленко: При каких обстоятельствах Вы поступили в труппу Театра на Малой Бронной?

Олег Кузнецов: Ещё до выпуска из института мой руководитель Сергей Голомазов сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться. Изначально в Театр на Малой Бронной меня брали в сказку «Хроники Нарнии» на роль принца Эдмунда, этакого предателя, который в перспективе оказался не самым плохим человеком...

Елена Чапленко: Самый неожиданный спектакль в Вашем репертуаре?

Олег Кузнецов: Пожалуй, самым неожиданным для меня стал спектакль «Женщина- змея» режиссёра Олега Долина. Это комедия масок, комедия дель арте. И для зрителей, и для актёров формат постановки был очень экзотический, неведомый доселе. Спектакль стал колоссальным для меня открытием! В таком жанре, в таком формате я никогда ещё не работал!

Елена Чапленко: В каком направлении развивается Театр на Малой Бронной?

Олег Кузнецов: За последний год-два, какой бы режиссёр ни приходил в наш театр, он неизменно предлагает нам что-то новое и совершенно неожиданное! Ни одна последующая работа не похожа на предыдущую! Ни с точки зрения формы, ни с точки зрения содержания или жанровой принадлежности. Всегда что-то новое и всегда в этом есть толика какого-то эксперимента. Эксперимент – это поиск, а поиск – это попытка развития. Поэтому я бы отметил творческий поиск, как определённого рода вектор развития сегодняшнего Театра на Малой Бронной. Ведь в чём проблема эксперимента и поиска? Они всегда имеют большой риск оказаться неудачными. Есть проверенные, классические произведения, которые при соблюдении общих правил и наработок прошлого, можно сделать беспроигрышными, качественными, в меру скучными, любопытными, в меру интеллигентными. А когда ты ищешь, ты можешь провалиться буквально сквозь землю!

Елена Чапленко: Спектакль оказывается «провальным» по причине того, что поколение зрителей «не доросло» до его идеи, или находятся и другие причины?

Олег Кузнецов: Мне кажется, что это совокупность факторов. Бывают ситуации, когда поколение зрителей «не доросло» до какой-то идеи или формата постановки. Бывают ситуации, когда просто спектакль не случился. Спектакль – такая штука, он может не получиться, а может получиться отличным, но зритель его не поймёт. В общем, можно говорить о множестве возможных исходов...

Елена Чапленко: Насколько важна классическая система актёрской игры в современном театре?

Олег Кузнецов: Всегда и везде, где бы мне ни приходилось работать, в любом театре настаёт такой момент, когда актёры обращаются к Системе Станиславского. Мне кажется, Станиславский создал какие-то формы на все случаи жизни. И на моей практике не было ни одного спектакля, в котором бы к этой Системе не обратились.

Елена Чапленко: Кого из режиссёров, с которыми Вам довелось работать, Вы бы отметили в первую очередь?

Олег Кузнецов: Мне довелось работать со многими режиссёрами, но я, скажем так, - «продукт» своего учителя Сергея Анатольевича Голомазова. Фактически всё, что есть во мне театрального, заложил он. Я, конечно, стараюсь не замыкаться на его каких-то идеях или тезисах – мне хочется развить эти идеи глубже, но каждый раз, приступая к работе, я понимаю, что основа моего понимания театра – это то, что я почерпнул от Сергея Анатольевича.

Елена Чапленко: Вы вступаете с режиссёром в творческий конфликт?

Олег Кузнецов: Лично я редко конфликтую с режиссёром. У меня есть чёткая позиция, я убеждён – это моё субъективное мнение, – что актёр не обязан понимать глобальный замысел режиссёра. Каждый должен заниматься своим делом. У актёра есть своя небольшая «епархия», в рамках которой он и должен себя проявлять. Наверное, я пришёл к этому убеждению, когда сам попробовал себя в режиссуре. Поэтому я, как актёр, либо доверяю режиссёру и иду за ним, либо не доверяю и не иду, соответственно. Всё очень просто!

Елена Чапленко: Возможно ли выстроить превосходный спектакль на основе творческого конфликта актёра и режиссёра?

 

Олег Кузнецов: Я часто был свидетелем таких ситуаций. Конфликт творческих интересов, при котором сталкиваются две чем-то обоснованные позиции, может привести к «взрыву». Иногда это заканчивалось очень печально,  и  кому-то  приходилось уйти. А иногда, когда,     казалось    бы,     ситуация     катастрофическая, 

парадоксальным образом вырисовывалась совершенно очаровательная вещь! Режиссёр и актёр – это, так скажем, две совершенно разные роли. Актёр, на мой взгляд, может позволить себе быть более беззаботным, непосредственным, играть на сцене и получать от этого удовольствие. В режиссуре всё намного сложнее, гораздо больше ответственности. Если один актёр не справляется с поставленной перед ним задачей, «крепко собранный, устойчивый» спектакль не провалится, режиссёр, в свою очередь, должен обеспечивать «крепкий фундамент» всего спектакля.

Елена Чапленко: Вы являетесь объективным критиком самому себе?

Олег Кузнецов: Считаю, что в этом смысле я весьма объективен. У меня есть своя какая-то планка, и когда я выхожу на сцену, ориентируюсь на неё. Например, сегодня спектакль стал для меня провальным, или же сегодня я вышел на сцену не зря.

Елена Чапленко: По окончании спектакля Вы часто отмечаете, что по игре Вам всё удалось?

Олег Кузнецов: Чтобы всё удалось – такого не было!

Елена Чапленко: Как Вы относитесь к быстрым вводам в спектакль? Сколько репетиций Вам отводится на быстрый ввод?

Олег Кузнецов: Например, в спектакль «Почтигород» Сергея Голомазова я ввёлся за две репетиции. Основная сложность заключается в том, что, когда ты вводишься в сжатые сроки, ты не думаешь о реализации роли с точки зрения так называемого проживания или же создания образа. Быстрый ввод не предполагает глубинного погружения в роль, ты должен реализовать все технические вещи, которые поставил режиссёр – мизансцены, реквизит, говорение текста... Могу с уверенностью сказать, что быстрые вводы – вещь неблагодарная!

Елена Чапленко: Если партнёры по сцене подстрекают Вас на импровизацию, Вы подыграете? Бываете ли Вы сами зачинщиком импровизации?

Олег Кузнецов: С превеликим удовольствием! Режиссёрам это не нравится, и я их очень хорошо понимаю, но для меня, как для актёра, что-то неожиданное, новое – это прекрасно! Однажды я вышел на сцену – был спектакль «Княжна Марья» - и вместо того, чтобы начать диалог, просто прошёл из одной кулисы в другую. А там все сидят на сцене и не понимают, что им делать! Правда, моя роль всё же предполагала возможность некоторых импровизаций с точки зрения характеристики персонажа. Я играл старого князя Болконского, в общем-то, человека строптивого нрава, в хорошем смысле чудака-провокатора...

Елена Чапленко: Ваш принцип, которому Вы следуете, когда настраиваетесь на роль?

Олег Кузнецов: Один очень мудрый педагог, в своё время, сказал, как можно не настраиваться. Например, ты должен быть весел, счастлив и бодр, а у тебя в этот момент, мягко говоря, настроение невесёлое. Тогда педагог предложил мне, выполняя весь рисунок роли и улыбаясь в нужных местах, не убивать так называемую «грустинку», а оставлять её. В общем, ты не должен себя «душить». «Душить» себя перед выходом на сцену – вещь пагубная, этим ты ничего не добьёшься. Я пробовал.

Елена Чапленко: Вы являетесь основателем театральной школы «Студия Свободы». Что представляет собой этот проект?

Олег Кузнецов: Театральная школа «Студия Свободы» - площадка, на которой любой желающий может заняться подлинным творчеством. У нас есть профессиональное направление, где мы выпускаем любопытные постановки с профессиональными актёрами, но в большей степени мы занимаемся подготовкой любителей, людей, которые, в общем-то, с театральным искусством никогда всерьёз не соприкасались. Мы с ними работаем в течение года по системам Станиславского и Чехова, ставим спектакли. Стараемся работать в разных жанрах, ставим эксперименты, демонстрируем перфомансы, проводим лабораторные работы – в общем, в этом смысле мы соответствуем своему названию – «Студия Свободы», каждый раз стараемся придумать что-то новое, и не останавливаемся в творческом поиске.

Елена Чапленко: Как Вы полагаете, любой ли человек может стать артистом?

Олег Кузнецов: Любой, но только которому это действительно нужно и который этого действительно хочет!

Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Олега Кузнецова

за интересный рассказ

Фотографии - из личного архива Олега Кузнецова