Апельсиновое пирожное


Господин журналист поднялся на третий этаж и осторожно приоткрыл четвёртую дверь налево. Вначале он хотел подсмотреть, что делается там, куда его командировали с целью написания актуальной статьи. Журналист аккуратно просунул в щёлочку любопытный нос.

- Ну, что же Вы там стоите, уважаемый? – мгновенно раздался звонкий голос барышни в кринолине. – Не нужно стесняться! Проходите, пожалуйста. Давайте знакомиться. Как Вас зовут?

Барышня резво втянула растерявшегося журналиста внутрь комнаты и захлопнула за ним ту самую, четвёртую, дверь.

В комнате, помимо барышни, присутствовали ещё несколько дам и два юных господина. Все они были в белоснежных поварских колпаках.

- Вы, стало быть, новенький? – продолжила барышня. – Так как, Вы говорите, Вас зовут? Ах, ну, ладно, Вам, - взмахнула она салфеткой, - не хотите – не говорите… Тогда я буду называть Вас Шарль! А? Как Вам? Вы не против?

Журналисту стало немного не по себе, он молча присел на стул. Два юных господина усмехнулись, в их руках блеснули предметы, похожие на кокильную вилку и атле.

- А где же Ваш колпак, Шарль? – неожиданно вскричала барышня. – Забыли? Да? От волнения? Ну, ладно, - голос её смягчился, - я дам Вам свой, второй, колпак… Да не стесняйтесь же Вы так! – снова вскричала она. – Смотреть невозможно!

- Дело в том, - попытался возразить журналист, когда на его голову водружали колпак, - что я, собственно…

- Апельсины-то Вы хотя бы не забыли, дорогой Шарль? – снисходительно спросила барышня, оглядывая внешний вид журналиста.

Апельсины журналист действительно не забыл. Сетка с фруктами была ему выдана в редакции, в отделе сопроводительного инвентаря.

- Итак, начнём! – скомандовала барышня. – Сегодня я научу вас готовить апельсиновое пирожное «Ла аранча»! Ставим перед собой четыре тарелки, блюдце, нож-фокс, нож-крет, щипчики кулинарные, кондитерские, венчик, ступку, ложку поварскую, десертную, ложечку-свитс… и деревянную доску!

Журналист неумело расставил перед собой предметы с известными ему названиями, а с остальным решил повременить.

- Теперь берём апельсины и очищаем их! – звонко прощебетала барышня.

Крепко прихватив ножи – фокс и крет, журналист принялся очищать апельсины руками. Вид у него был сосредоточенный, недовольный…

- Корочки от апельсинов кладём в правую тарелку, апельсиновые дольки – в левую… В левую, господин Шарль, в левую! Так значительно удобнее…

Четно пытаясь прихватить апельсины ножами, журналист руками переложил апельсины из блюдца в левую тарелку.

- Я вижу все справились, - барышня хлопнула в ладоши. – И мы переходим к следующему этапу – помещаем зёрнышки апельсина в ступку и стараемся их размельчить… Добавьте мощности, господин Шарль!

После непродолжительной паузы:

- Вуаля! И мы имеем восхитительную муку! О… - изумилась барышня в кринолине, - Да у господина Шарля получилась лучшая мука! Поаплодируем господину Шарлю!

И вправду, у журналиста получилась мельчайшая мука, - он любил заняться спортом, когда был ужасно зол.

- …Берём апельсиновые корочки и нарезаем их треугольниками.

Журналист уже изрядно устал, и слова барышни стали до него доноситься откуда-то издалека, не очень отчётливо.

- …Полученный апельсиновый сок смешиваем с одной четвёртой ложечки муки… Далее берём… Далее кладём…

- А где же сахар? – внезапно прервав барышню, полюбопытствовал журналист. – Ванильный, тростниковый или кандис?

Предательски покинувшие его репортёрские силы понемногу стали возвращаться назад.

- Никакого сахара! – воскликнула барышня. – Наши апельсины уже содержат природный сахар! Надеюсь, господин Шарль, Вы купили сладкие апельсины, а не ачидо-гранд?

Вот уж не знаю, - подумал сам про себя журналист, - какими сортами снабдил меня отдел сопроводительного инвентаря.

И снова звонкий голос барышни:

- Пересыпаем… Укладываем… Переворачиваем… Смешиваем,.. Выравниваем…

Наконец, был объявлен пятиминутный перерыв. Все отошли от стола и, уставшие, присели на стулья. Кто-то утолял жажду водой, другие – поглощали протеиновые снеки. Передохнув, каждый вернулся на исходную позицию.

- Перекладываем… Отмеряем… Сбрызгиваем… Добавляем… Вынимаем… Отлично! – подытожила барышня. – А теперь самое главное! Придать пирожному прекрасную форму! Ну, предлагайте ваши варианты! Сердечки? – переспросила она. – Да, сердечки – это очень красиво, но вовсе не оригинально… Пальмы берегов Сардинии? Ну, Вы и придумали… А я предлагаю придать нашему чудесному апельсиновому пирожному «Ла аранча» форму… апельсина! А? Как Вам? Не правда ли, прекрасная идея?

Восхищённые идеей, дамы и два юных господина усердно принялись за лепку апельсина, точнее апельсинового пирожного «Ла аранча». За ними поспевал журналист…

Не прошло и получаса, как у каждого на тарелке красовался – ужасно похожий на настоящий – оранжевый апельсин! Было четыре апельсина – стал один, - пронеслось в голове у журналиста.

- Пробуйте, скорее, своё творение! – прощебетала барышня. – Что вы чувствуете?

- Воздушность! Нежность! Фантастика! – доносилось со всех сторон.

- А что же Вы молчите, господин Шарль? – удивлённо взглянула на него барышня. – Что чувствуете Вы?

Журналист попробовал кусочек, прикрыл глаза, задумался… Открыл глаза, вздохнул…

- Это восхитительное пирожное! – наконец, резюмировал он. – Нежное… Воздушное… С лёгкими нотками апельсина! Не так ли? 

Елена Чапленко

Фото - Галины Бусаровой