Классные истории. Часть 3


        Перед самым Новым годом, а точнее накануне чаепития по случаю окончания второй четверти, наша классная руководительница Инесса Владимировна дала нам с Володькой Сухаревым ответственное задание – стать помощниками Деда Мороза. В наши обязанности входило прийти на праздник раньше всех и разложить гостинцы по нарядным мешочкам, которые потом Дед Мороз подарит всем ребятам нашего класса, ну и нам с Володькой в том числе.

Мы, конечно, согласились. И на следующее утро прибежали в школу раньше всех, даже раньше охраны, которая открывает двери. Так мы и прыгали вокруг школы минут сорок, пока не пришла Инесса Владимировна и ещё пара ребят из нашего класса – тоже помощники Деда Мороза.

Инесса Владимировна проводила нас с Володькой в буфет, где были коробки с конфетами; на одной было напечатано: «Кара-Кум», на другой – «Мишка косолапый», на третьей – «Красная шапочка», были и другие названия. Учительница вручила нам подарочные мешочки для гостинцев, пожелала удачи и ушла, напомнив, что на всё про всё у нас есть два часа.

- Неудобно лезть в коробку за каждой конфетой, - сказал Володька. – Надо их высыпать на стол.

Я согласился.

И мы высыпали все эти конфеты на стол. А они все перепутались. И мы прямо не знали, что делать.

Володька говорит:

- Давай, разложим конфеты не так, чтобы у всех одинаковые наборы были, а просто по количеству – 25 – в каждый мешочек. Какая разница? Так даже интереснее!

Я уже было согласился, но тут мимо буфета пробегал Андрюшка Андреев и как закричит:

- Ну, ничего себе! Эти двое (то есть мы с Володькой) всё тут напутали, а мне из-за них одни барбариски грызть!

И округлил глаза.

- Да! – вдруг подхватил я. – Володька, ты чего? Разве же так можно!

Володька обиделся.

- Я, - говорит, - тоже, может быть, не хочу получить 25 грильяжей в подарок. Я, может быть, мармеладки больше люблю. Только вот времени у нас один час остался, а ничего не сделано!

И Володька ткнул пальцем в краешек «конфетного небоскрёба».

Времени действительно оставалось в обрез, а тут ещё Колька Шумов коробку с имбирными пряниками притащил.

- Вот, - радостно сообщил он, - разбирайте! По два пряника на подарок – девчонкам – в розовой упаковке и в любой другой, а нам – в любой, кроме розовой! Инесса Владимировна так сказала.

Не успел Колька выскочить из буфета, как к нам прибежали ещё двое – Славик и Антошка. Они вдвоём взгромоздили на стол здоровенный пакет – в нём были мандарины.

- Здесь все мандарины с листочками, – ответственно заявил Славик. – Инесса Владимировна лично выбирала. Так вы их когда будете по мешочкам распихивать, следите, чтобы листочки не оторвались!

Тут мы с Володькой переглянулись и, недолго думая, стали отсчитывать по 25 любых конфет на подарок. Я даже немножечко успокоился – теперь точно успеем!

- Ой! – вдруг воскликнул Володька. – Я, кажется, со счёта сбился!

Он высыпал конфеты из мешочка и принялся заново их пересчитывать. Я прямо ужаснулся – ну, можно, «сбиться» на одну-две конфетки, но не на четырнадцать же!

Володька тоже испугался своей арифметики.

- Это я, наверное, подумал, что новый мешочек взял и продолжал класть конфеты в уже наполненный, - виноватым голосом предположил он.

А я тем временем раскладывал мандарины. И, как на зло, один за другим от них отлетали листочки. И я эти листочки следом за мандаринами подпихивал в подарок.

Наконец, дело дошло до пряников.

- А сколько у нас в классе девчонок? – поинтересовался Володька. – Столько же, сколько пряников в розовой упаковке? Или нам эти пряники дали с запасом?

Мы принялись по памяти считать девчонок. У нас ничего не получилось. Тогда мы стали считать мальчишек, чтобы их количество вычесть из общего количества учеников. Окончательно запутались, и, рассудив, что пряник в розовой упаковке понравится хоть кому, начали распихивать их по мешочкам невзирая на цвет.

Терпеливо нас дожидалась ещё одна коробка, доверху наполненная меховыми игрушками – символом года. Это были разноцветные пусики с выразительными глазами и очень смешными ушками.

       И их тоже надо было разложить по мешочкам. Пусики оказались очень сговорчивыми и с радостью прыгали в подарочные наборы. Я бы, наверное, справился за пять минут, но тут вдруг заметил, что двое пусиков сидят в обнимку. Сначала мы с Володькой подумали, что две игрушки просто переплелись, и аккуратно попытались их разъединить, но потом выяснилось, что ничего подобного, что ещё на фабрике они были «созданы друг для друга».

- Чего делать? – задумчиво спросил Володька.

Я посмотрел на меховую парочку, они, как мне показалось, тоже с любопытством посмотрели на меня: мол, действительно, чего же делать?

- Ладно, - сказал я в сердцах, - так и быть…

И наугад схватив мешочек, запихнул в него двух пусиков сразу.

- Правильно! – поддержал меня Володька и снова повторил свою фразу: - Так даже интереснее!

Куда уж там, - подумал я.

Таким образом, один подарок остался без символа года, и я вместо этого символа положил в него календарь с предсказаниями на каждый день. Мама таких два купила – один – мне, а второй, сказала, кому-нибудь подарить. Вот я и подарил! А про то, что в нашем классе «про запас» сидело ещё штук пять этих самых символов я узнал значительно позже.

Каждый подарок мы завязали малиновой лентой и сверху наклеили печать от Деда Мороза. Получилось очень красиво! Лучше чем из Лапландии!

И когда Инесса Владимировна спросила ребят, справились ли мы с Володькой с ответственным поручением Деда Мороза, все ребята громко закричали: «Да!»

К конфетному ассорти претензий не было ни у кого. (Кстати, барбарисок у нас вообще не было, - зря Андрюшка переживал.) К имбирным пряникам тоже. Счастливым обладателем двух пусиков сразу стал один наш хорошист Макс, любитель задачек на логику и сообразительность. Представляю, как забегали его мысли в поисках логики – почему у всех один символ года, а у него сразу два!

И всё было бы просто замечательно – песни, шарады, хоровод – но откуда-то из глубины класса стал раздаваться озабоченный голос другого нашего хорошиста, Антошки.

- А нельзя ли будет годовые контрольные перенести с конца мая на начало июня?

- А во вторую среду февраля – не бегать на лыжах, а провести физкультуру в спортзале?

- Ребята! Если кто-то будет проводить лето на речке, 25-ого июля не купайтесь! Простудитесь!

Родители с тревогой поглядели на Антошку, а я сразу догадался, в чём тут дело. Антошке достался подарок без пусика! А с моим календарём предсказаний на целый год.

Я поспешил исправить ситуацию и сунул ему в руки игрушку, которая была «про запас». Но Антошка не унимался! Он уже дочитал календарь до следующей зимы (прямо скорочтец какой-то) и объявил, что Новый год, который наступит через двенадцать с половиной месяцев, надо встречать в оранжевом. И будет тогда счастье! Антошка так вдохновенно говорил, что мне уже прямо сейчас захотелось оказаться на тринадцать месяцев впереди – в оранжевой футболке и бесконечно счастливым.

И тут я увидел, что у Антошки на столе уже сидят две игрушки! То есть моя – третья! Оказывается, одну игрушку ему подарила Инесса Владимировна, когда обнаружила, что его подарок неполный, а вторую – кто-то из родителей, по той же причине.

У Макса загорелись глаза! Его задачка усложнилась! Теперь надо сообразить не только почему у всех один символ года, а у него их два, но и почему у Антошки этих символов – целых три! И он так глубоко задумался, что постоянно «тормозил» наш хоровод.

В общем, праздник удался! И под Антошкино напутствие на двадцать третье ноября – там первая половина дня особо удачная – я побежал домой.

Ближе к вечеру я открыл свой новогодний подарок – в школе было как-то не до того. Вначале я достал пусика и принялся с ним играть – уж очень он забавный! Особенно ушки! Потом достал два имбирных пряника, причём, оба в розовой упаковке. Затем мандариновую веточку. Далее я высыпал на стол конфеты – из 25 – 6 оказались «Кара-Кумами». И на самом дне мешочка разглядел мандарин с какой-то наклейкой на кожуре. Я его достал, а на наклейке написано, таким красивым, аккуратным почерком: «Алёша! Поздравляю тебя с Новым годом!». Дальше были всякие добрые пожелания и приписка: «Помощник ты, Алёша, троечный, ну, ничего, не переживай, к следующему Новому году исправишься! С уважением, Дед Мороз.» И печать такая стоит – не то, что мы сегодня с Володькой ставили, – а самая что ни на есть Дедморозовская! Вот это да! – подумал я.

Елена Чапленко

Фото: Галины Бусаровой