Высоким слогом. Всё ни за что отдать – какое счастье!


 

Давид Шайнерт (р. 1916 г.)

Зимняя песенка

Была бы сотня тысяч,

Я б все цветы скупил,

Весь город бы засыпал.

Весь снег бы растопил.

 

Была бы сотня франков,

Я б ворох красок взял

И кистью на заборах

Весну бы написал!

 

Хоть десять франков было б,

Купил бы я лимон,

Чтоб на остывшей печке

Горел, как солнце, он!

 

Ни франка не имея,

Окно я распахну,

Зайти ко мне без денег

Я попрошу весну!

Пер. К. Симонова

 

Тэйка (1162-1241)

***

Сказала: «Уже рассвет!»

Покинув меня, исчезла.

Не отыщешь следа.

Считанные мгновенья

Гостит на заре белый снег.

Пер. В. Марковой

 

Бьёрнстьерне Бьёрнсон (1831-1910)

О, если б ты знала!

Не смею с тобой завести разговор,

Не смеешь ты кинуть мне ласковый взор,

Брожу здесь, и думаю все об одном,

И вижу тебя за высоким окном,

И мысли плывут, словно челн без причала,

А нам ни спросить, ни взглянуть, как бывало,

О, если б ты знала!

 

Когда я стоял тут на страже всегда,

Была ты со мной холодна и горда.

Стал редким я гостем, но видел не раз,

Что ты не отводишь от улицы глаз.

Два глаза людей погубили немало.

Лишь тех, кто не сдался, беда миновала.

О, если б ты знала!

 

Но ты не узнала, и в горькой судьбе

Стихи, как письмо, написал я тебе.

С каким бы восторгом взлетело оно

Туда, где ты, нежная, смотришь в окно!

Уйду — чтоб не видела ты, не слыхала.

Храни тебя небо от лютого шквала!

О, если б ты знала!

Пер. В. Левика

 

Юн Сондо (1642-1687)

Из сюиты «Времена года»

Как душисты травы и цветы!

Отвезу домой я орхидею.

Ты ладью останови, рыбак!

Лепестком ладья твоя плывет;

Чем ты нагрузил ее сегодня?

Ты плещи, весло мое, плещи!

Из дому я в ней увез туман,

А везу в ней лунный свет обратно.

Пер. А. Ахматовой

 

Энда Миллей (1892-1950)

***

Милейший доктор, вы к моим услугам.

Но, право, незачем пускать мне кровь:

Не тщитесь, вы не справитесь с недугом,

Который называется любовь.

А вам, святой отец, сознаюсь прямо:

Я в службе ровным счетом ничего

Не понимаю: стоя в центре храма,

Смотрю на вас, а вижу лишь его.

С одним, я знаю, смертным в этом мире

Душа и тело свой смиряют нрав -

Духовником без четок и псалтири,

врачом без шапочки и разных трав.

Сказать вам имя? Но оно святое.

А звать его - занятие пустое.

Пер. С. Таска

 

Вольтер (1694-1778)

Лаиса Венере,

Посвящая ей своё зеркало

Вот зеркало моё — прими его, Киприда!

Богиня красоты прекрасна будет ввек,

Седого времени не страшна ей обида:

Она — не смертный человек;

Но я, покорствуя судьбине,

Не в силах зреть себя в прозрачности стекла,

Ни той, которой я была,

Ни той, которой ныне.

Пер. А. Пушкина

 

Франческо Петрарка (1304-1374)

***

Благословен ты, вечер, месяц, год,

То время, место, та страна благая,

Тот край земной, тот светлый миг, когда я

Двух милых глаз стал пленник в свой черед.

 

Благословенна ты, боль роковая,

Что бог любви нам беспощадно шлет,

И лук его, и стрел его полет,

Разящих сердце, язвы растравляя.

 

Благословенны речи все, где я

Ее назвал, печали не тая,

Желанья все, все жалобы, все стоны!

 

Благословенны вы, мои канцоны,

Ей спетые, все мысли, что с тоской

Лишь к ней неслись, к ней, только к ней одной.

Пер. В. Брюсова

 

Борис Пастернак (1890-1960)

***

Любить иных — тяжелый крест,

А ты прекрасна без извилин,

И прелести твоей секрет

Разгадке жизни равносилен.

 

Весною слышен шорох снов

И шелест новостей и истин.

Ты из семьи таких основ.

Твой смысл, как воздух, бескорыстен.

 

Легко проснуться и прозреть,

Словесный сор из сердца вытрясть

И жить, не засоряясь впредь,

Все это — не большая хитрость.

1931 г.

 

Десанка Максимович (р. 1895 г.)

Предчувствие (в сокращении)

Я тебя увидала, когда таял снег,

снег таял, и ветер был теплым и нежным,

и сердце жадно тянулось к весне,

к весне, к просторам ее безбрежным.

 

Я смотрела с волненьем на твои следы,

следы на белом снегу,

и знала, что с этой минуты тебя —

тебя забыть не смогу.

 

Я тебя увидала, когда таял лед,

лед таял, весна по дорогам бродила,

и день то светлел, то мрачнел от забот,

и сердцу то грустно, то весело было.

 

Я смотрела с волненьем на твои следы.

следы на белом снегу,

и знала, что с этой минуты тебя —

тебя забыть не смогу.

Пер. М. Ваксмахера

 

Камилло Сбарбаро (1888-1967)

***

Я жду тебя на каждом перекрестке,

Погибель, я ищу тебя упорно

во взгляде незнакомок…

 

Хожу по ярмарочным балаганам,

на женщину-змею гляжу с восторгом,

на девушку в полете…

 

Всё ни за что отдать — какое счастье!

Какое счастье жизнь ни в грош не ставить,

единственное наше благо в мире!

 

Умеющую весело смеяться,

ту, что привычный мир молниеносно

перевернет во мне движеньем бедер,

молю, чтобы она мне повстречалась.

 

Точь-в-точь как нищий, что в сердцах швыряет

весь капитал свой — мелкую монетку,

я жизнь к ее ногам мечтаю бросить.

Пер. Е. Солоновича

 

Робер Деснос (1900-1945)

***

Я так много мечтал о тебе,

Я так много ходил, говорил,

Я так сильно любил твою тень,

Что теперь у меня ничего от тебя не осталось.

Одно мне осталось: быть тенью в мире теней,

Быть в сто раз больше тенью, чем тень,

Чтобы в солнечной жизни твоей

Приходить к тебе снова и снова.

Пер. М. Кудинова

 

Джон Китс (1795-1821)

***

Мчись сюда любовь, —

На лужайку мчись —

Мчись сюда, любовь!

Здесь со мной резвись!

 

Мчись быстрей, быстрей —

На постель из трав —

Мчись быстрей, быстрей,

Вольной птицей став!

 

Здесь, подружка, здесь

Вымыт луг росой;

Здесь, подружка, здесь

Обручись с весной!

 

Пусть блаженства миг

Ускользнет вот-вот,

Пусть любви родник

Через миг умрет,

 

Но пока он наш —

Удержи его!

Ведь умчаться дашь —

Обвинишь кого?

 

Сорван нужный плод

На хмельном пиру…

Пусть хоть смерть придет —

Не скорбя, умру!

Пер. С. Таска

 

Пабло Неруда (1904-1973)

Из цикла «Сто сонетов о любви»

Утро

Имя растенья, вина или камня — Матильда.

Имя того, что рождается и существует.

Слово, в чьем росте внезапно рассвет наступает,

слово, в чьем лете взрывается пламя лимонов.

 

В имени этом бегут деревянные шхуны

в синем сигнальном огне беспредельного моря,

буквы его — это светлые струи речные,

те, что впадают в мое обызвествленное сердце.

 

Имя, которое я под вьюнками нашарил,

словно бы двери подземного тайного хода,

хода, ведущего к благоуханию мира!

 

О, затопи меня, ртом обжигающим рухни,

высмотри душу своими ночными глазами,

но разреши в твоем имени плавать и сном забываться.

Пер. М. Алигер

 

Сюлли-Прюдом (1839-1907)

Разбитая ваза

Ту вазу, где цветок ты сберегала нежный,

Ударом веера толкнула ты небрежно,

И трещина, едва заметная, на ней

Осталась… Но с тех пор прошло не много дней,

Небрежность детская твоя давно забыта,

А вазе уж грозит нежданная беда!

Увял её цветок; ушла её вода…

Не тронь её: она разбита.

 

Так сердца моего коснулась ты рукой —

Рукою нежной и любимой, —

И с той поры на нём, как от обиды злой,

Остался след неизгладимый.

Оно как прежде бьётся и живёт,

От всех его страданье скрыто,

Но рана глубока и каждый день растёт…

Не тронь его: оно разбито.

Пер. А. Апухтина

 

Шарль Бодлер (1821-1867)

Привидение

Я, как ангел со взором суровым,

Под твоим буду снова альковом.

Я смутить не хочу тишину,

С тенью ночи к тебе я скользну.

 

И к тебе прикоснусь я лобзаньем,

Словно лунным холодным сияньем;

Ты почувствуешь ласки мои,

Как скользящей в могиле змеи.

 

Утро бледное снова ты встретишь,

Но пустым мое место заметишь,

И остынет оно при лучах.

 

Пусть другие подходят с мольбою:

Чтоб владеть твоей юной красою,

Я избрал средство лучшее - страх.

Пер. В. Брюсова

 

Вильям Блейк (1757-1827)

Песня

В полях порхая и кружась,

Как был я счастлив в блеске дня,

Пока любви прекрасный князь

Не кинул взора на меня.

 

Мне в кудри лилии он вплел,

Украсил розами чело,

В свои сады меня повел,

Где столько тайных нег цвело.

 

Восторг мой Феб воспламенил

И, упоенный, стал я петь...

А он меж тем меня пленил,

Раскинув шелковую сеть.

 

Мой князь со мной играет зло.

Когда пою я перед ним,

Он расправляет мне крыло

И рабством тешится моим.

Пер. С. Маршака

 

Владислав Броневский (1897-1962)

Счастье

Со встречи той вечерней

мне кажется все чаще,

что счастье моё, верно, -

зеленое, как чаща.

 

Пусть вьётся эта зелень

ночей моих бессонных,

пьянит меня, как зелень

очей твоих зелёных.

 

Пусть я на дне пребуду,

где плавает в молчанье

чешуйчатое чудо

с зелёными очами,

зелёными до дрожи...

Где всё на сон похоже.

 

Пред сном, хоть по ошибке,

прочти придумку эту...

Что - счастье?

Дар улыбки

взамен на дар поэта.

Пер. А. Ахматовой

Фото: Галины Бусаровой