Высоким слогом. Сердца не круши мне тоской-кручиной!


Фон Эйхендорф

Лорелей

- Холодный ветер, ночь темна,

А ты, красавица, одна.

Бескрайный, темный лес кругом.

Скачи за мною! Где твой дом?

 

- Хитер и лжив весь род мужской,

Оставь меня с моей тоской.

Ты слышишь? Рыщет рог, трубя.

Оставь меня… Спасай себя!

 

- Твой конь в алмазах весь, как ты.

Сама ты дивной красоты.

О боже! Горний свет пролей!

Не ты ль колдунья Лорелей?

 

- Узнал? Где встал седой гранит,

Мой дом с вершины в Рейн глядит.

И тьма и стужа… Нет пути!

Тебе из леса не уйти.

Пер. В. Левика

 

Серафино Аквилано

Сонет в диалоге о природе любви

- Амур, когда родился ты? – С землею

Зеленою, расцветшей в красках милых.

- Кем создан? – Пылом мощным не для хилых,

Что сладострастьем сжаты, как судьбою.

- Кто на меня поднял тебя войною?

- Надежды жар и холод страха в жилах.

- Где жил? – В сердцах нежнейших, но сразил их,

Поверг на землю под моей пятою.

- И кем ты вскормлен? – Юностью живою

И окружённой верными рабами:

Изяществом, тщеславьем, красотою.

- А чем ты жив? – Прекрасными глазами.

- Сильна ли смерть иль старость над тобою?

- Нет! В миге вновь рождаюсь – дни за днями.

Пер. Ю. Верховского

 

Владислав Броневский

Калине

Нет, я рыдал

не о тебе той ночью!

И ввысь бросал двустрочья,

чтоб стих, как месяц в небе встал воочью.

 

Быть может, - слышишь ли меня калина? –

над ним хоть кто-то погрустит немного!

А я, собрав все беды воедино,

пойду, ногами побреду босыми

куда глаза глядят.... Пойду глухими

путями... Не твоей – другой дорогой.

 

Все отошло. И я об этом плачу.

Но что-то с нами навсегда... Иначе

стихи пишу, ночей не сплю совсем –

Зачем?

Пер. А. Ахматовой

 

Владислав Броневский

Счастье

Со встречи той вечерней

мне кажется все чаще,

что счастье мое, верно, -

зеленое, как чаща.

 

Пусть вьется эта зелень

ночей моих бессонных,

пьянит меня, как зелье

очей твоих зеленых.

 

Пусть я на дне пребуду,

где плавает в молчанье

чешуйчатое чудо

с зелеными очами,

зелеными до дрожи...

Где все на сон похоже.

 

Пред сном, хоть по ошибке,

прочти придумку эту...

Что – счастье?..

Дар улыбки

взамен на дар поэта.

Пер. А. Ахматовой

 

Роберт Фитцджералд

Старая песня

Луна круглится

на водах сонных,

застыло время

на краткий миг,

а ночь безлюдна,

на взморье нет влюбленных,

не нужен юным

прекрасный мир.

 

Я стал за вечер

на вечер старше,

ворчу на юность,

на лунный свет, -

и все ж любовь

ожидает нас, уставших,

зовет влюбленных,

которых нет.

 

Пусть лунный город мой

не стремится за новой песней –

в ней нет чудес,

и нет влюбленных,

и дальней той зарницы,

что исчезает

в ночи небес.

Пер. А. Сергеева

 

Арналдо Франса

Антистихи о спящей красавице

(в сокращении)

Пока ты еще не явилась моим глазам,

я знаю – ты не в зачарованном замке,

вокруг которого бьются драконы.

 

Чтобы соединиться с тобой,

мне не нужна волшебная палочка,

не нужно плутать по лесу,

опасаться хитрых засад.

 

Ты есть в любом уголке мира,

как я – в любом другом уголке.

И жизнь твоя – как жизнь любого из нас –

Ты ходишь по нашим улицам,

под нашим солнцем,

разделяя наши печали, мечты, мятежи.

И мы обязательно встретимся.

 

Я перережу последний узел веревки,

которой я связан,

собью ноги о камни дорог

и, встретив тебя,

во весь голос закричу о победе!

Пер. П. Грушко

 

Есано Тэккан

Осай

Осай, ткачева дочь, понесла.

Об отце ребенка и слуху нет.

Родные чинят допрос – говори!

Соседи ехидно хихикают вслед.

«Да разве дитя – не родное дитя, -

Плачет Осай, - хоть безвестен отец?

Не мучьте! Любить – словно песню петь,

А у каждой песни бывает конец».

Пер. В. Марковой

 

Рафаэль Э. Г. Арматту

Юные мечтания

Как сердца ваши в юности радостям вторили:

О любви и о славе мечталось тогда!

А потом оказалось: в житейской истории

Только блеклых да горестных дней череда.

 

Сколько счастья веселого ждали смолоду,

По садам наслаждений беспечно бродя;

А теперь вы плететесь, понурив голову,

Как измокшие путники после дождя.

Пер. А. Голембы

 

Антонио Феррейра

Сонет

Как день является в очах авроры,

что, словно роза на снегу, нежна,

и тень ночная днем побеждена,

вновь небо сине, зелены просторы,

как, светлым ликом привлекая взоры,

в ночи всплывает бледная луна:

рогами звезд касается она

и усмиряет грозных туч раздоры,

 

так мне явилась светлая звезда

и в душу пролила мне новый свет,

и мир глаза по-новому познали…

О, будь со мною до скончанья лет,

и тучи, что мне небо закрывали,

отступят пред тобою навсегда!

Пер. И. Чежеговой 

 

Эдуард Мерике

Перегрина

Позорный столб терпеть любовь повинна.

Потом, босая, в рубище до пят,

Она бредет куда глаза глядят,

И к ранам ног стекает слез лавина.

 

Такою мне предстала Перегрина!

Все было в ней прекрасно – дикий взгляд,

Пыланье щек, венок, который смят,

И смех в ответ на вой ветров звериный.

 

Тоска по красоте все неотвязней,

Все яростнее жажда прежних нег.

«Вернись в мои объятья без боязни!»

 

Но скорбен взор из-под усталых век,

Тих поцелуй любви и неприязни.

Отвергнутую не вернуть вовек.

Пер. А. Парина

 

Сафо (2-ая половина VII века до н.э.)

Гимн Афродите

Радужно-престольная Афродита,

Зевса дочь бессмертная, кознодейка!

Сердца не круши мне тоской-кручиной!

Сжалься, богиня!

 

Ринься с высей горних, - как прежде было:

Голос мой ты слышала издалече;

Я звала – ко мне ты сошла, покинув

Отчее небо!

 

Стала на червонную колесницу;

Словно вихрь, несла ее быстрым летом,

Крепкокрылая, над землею темной

Стая голубок.

 

Так примчалась ты, предстояла взорам,

Улыбалась мне несказанным ликом…

«Сапфо! – слышу. – Вот я! О чем ты молишь?

Чем ты болеешь?

 

Что тебя печалит и что безумит?

Все скажи! Любовью ль томится сердце?

Кто ж он, твой обидчик? Кого склоню я

Милой под иго?

 

Неотлучен станет беглец недавний;

Кто не принял дара, придет с дарами;

Кто не любит ныне, полюбит вскоре –

И безответно…»

 

О, явись опять – по молитве тайной

Вызволить из новой напасти сердце!

Стань, вооружась, в ратоборстве нежном

Мне на подмогу!

Пер. Вяч. Иванова

 

Генрих Гейне

***

Хотел бы в единое слово

Я слить мою грусть и печаль.

И бросить то слово на ветер,

Чтоб ветер унес его вдаль.

 

И пусть бы то слово печали

По ветру к тебе донеслось,

И пусть бы всегда и повсюду

Оно тебе в сердце лилось!

 

И если б усталые очи

Сомкнулись под грезой ночной,

О, пусть бы то слово печали

Звучало во сне над тобой.

Пер. Л. Мея

 

Генрих Гейне

Я не сержусь

Я все простил: простить достало сил,

Ты больше не моя! Но я простил,

Он для других, алмазный этот свет,

В твоей душе ни точки светлой нет.

 

Не возражай! Я был с тобой во сне;

Там ночь росла в сердечной глубине,

И жадный змей все к сердцу припадал…

Ты мучишься… я знаю… я видал…

Пер. И. Анненского

 

Гораций (65-8 годы до н.э.)

***

- Мил доколе я был тебе,

И не смел ни один юноша белую

Шею нежно рукой обвить,

Я счастливее жил, нежели персов царь.

 

- Ты доколе не стал пылать

Страстью к Хлое сильней, нежели к Лидии,

Имя Лидии славилось,

И знатней я была римлянки Илии.

 

- Покорен я фракиянкой, -

Хлоя сладко поет, лире обучена.

За нее умереть готов,

Только жизни бы срок девушке Рок продлил.

 

- Мы взаимно огнем горим,

Я и Калаид, сын эллина Орнита.

Дважды ради него умру,

Только жизни бы срок юноше Рок продлил.

 

- Что, коль вновь возвратится страсть

И железным ярмом свяжет расставшихся?

Что, коль рыжую Хлою – прочь,

И отворится дверь брошенной Лидии?

 

- Хоть звезды он прекраснее,

Ты же легче щепы, непостояннее

Адриатики бешеной, -

Жить с тобою хочу и умереть любя!

Пер. С. Шервинского

 

Роберт Фрост

***

Звезда (ты светишь с высоты),

Не возражаем мы, чтоб ты

За облаком свой свет затмила,

Но по ночам средь темноты

Твои лучи светлы, чисты.

Всегда таинственно светило,

Но все ж нельзя, чтоб никогда

Ты звездной тайны не открыла.

Скажи нам что-нибудь, звезда,

Чтоб повторять наедине.

Ответ: «Пылаю я всегда».

Но сколько градусов в огне

По Цельсию иль Фаренгейту,

Какие элементы там

Твой свет несут к другим мирам?

Понятным языком сумей ты

Хоть что-нибудь поведать нам.

И как пустынник Китса, строго

Звезда далеких светлых сфер

Дает нам твердости пример

И требует не так уж много –

 

Хулят иль славят благосклонно,

Не верьте низкому суду,

Избравши что-то как звезду,

Держите путь свой неуклонно.

Пер. М. Зенкевича

 

Катулл (87-57 годы до н.э.)

***

Лесбия вечно ругает меня. Не молчит ни мгновенья,

Я поручиться готов – Лесбия любит меня!

Ведь и со мной не иначе. Ее и кляну и браню я,

А поручиться готов – Лесбию очень люблю!

Пер. Анд. Пиотровского

 

Леопольд Стафф

Нике Самофракийская

Реет музыка в складках одежды легчайшей.

Недоступен для птицы полет твой великий,

О богиня триумфа, - сквозь время все дальше

Ты уносишься, Самофракийская Нике!

 

Хлещешь крыльями воздух и в вихре полета

Лавры славы несешь. Не хочу их нимало.

Лишь тому я завидую, ради кого ты

Напрочь голову в дальних веках потеряла.

Пер. М. Петровых 

Фото - Галины Бусаровой