Три стилистических этапа в творчестве Антанаса Гудайтиса


     Антанас Гудайтис, выдающийся литовский художник, родился 16 (29) июля 1904 года в Шяуляе, в семье фабричного рабочего. В 18 лет он поступил в Шяуляйскую учительскую семинарию и успешно закончил её в 1926 году. В этом же году Гудайтис поступает в Каунасскую художественную школу, в класс Ю.Веножискиса. Сразу же после окончания школы молодой человек отправляется на учёбу в Париж. В 1929-1932 гг. Гудайтис учился в Париже в академии Жюлиана и у А.Лота, изучал технику фрески в Национальной консерватории искусств и ремёсел у А.М.Маня; одновременно брал уроки театрально-декорационной живописи у А.А.Экстера и рисунка в академии Колоросси.

В 1930 году, во время пребывания художника во Франции, его фреска «Женщина с ребёнком» была послана Национальной консерваторией искусств в Льеж (Бельгия), где экспонировалась на Международной выставке техники и искусства.

В 1931 году Гудайтис принял участие в выставке «Салона независимых» в Париже. В 1932 году талантливый литовский художник стал одним из организаторов художественной группировки «Ars» и участвовал в её выставке в Каунасе.

С 1933 года Гудайтис жил в Каунасе, в 1935 году он выступил в качестве одного из инициаторов создания Литовского союза художников.

В 1937 году выполнил прекрасную фреску «Сбор яблок» для литовского раздела Всемирной выставки в Париже, за которую был удостоен золотой медали, присуждавшейся жюри выставки.

В 1939 году Гудайтис совершил творческие поездки в Швейцарию и по нескольким городам Италии (Венеция, Флоренция, Рим, Неаполь).

В годы Великой Отечественной войны Гудайтис работал в «Агитпроме» в области политического плаката и наглядной агитации, а также преподавал в Вильнюсской академии художеств. В 1947 году художник становится профессором Вильнюсского художественного института (бывшей Вильнюсской академии художеств), за успехи в творчестве награждён орденом «Знак Почёта». В середине 50-х годов художник совершает поездки по Финляндии и Норвегии. В 1961 году Антанас Гудайтис удостоен звания «Заслуженный деятель искусств Литовской ССР», в 1964 году – становится «Народным художником Литовской ССР»; в Вильнюсе состоялась большая персональная выставка художника, приуроченная к его 60-летию.

В 60-е годы Гудайтис посещает Румынию, Турцию, Египет, Польшу, Югославию. В 1969 году в составе делегации деятелей литовской культуры он совершил поездку в США; в Москве состоялась персональная выставка этого выдающегося художника.

В 1974 году Антанас Гудайтис был награждён орденом Трудового Красного Знамени; в Вильнюсе и Каунасе состоялись его персональные выставки, приуроченные к 70-летию.

***

Один из старейших живописцев Литвы Антанас Гудайтис принадлежит к той плеяде художников, которые еще в 1930-е годы закладывали основы современного литовского искусства. Гудайтис уже в ту пору заявил о себе как художник, искусство которого выделяется открытой экспрессивностью чувства и напористым, динамично-активным мировосприятием. Именно Гудайтис утвердил в литовском искусстве принцип интенсивной эмоциональности образа, особенно полно развившийся в 60-е годы. В результате последовательного выражения этого принципа в его собственном творчестве устоялись такие особенности его современной манеры, как высокая степень динамики композиции, ограниченность, даже сжатость пространства, напряженная звучность цвета, энергия рисунка, широта и подвижность мазка. Гудайтис – это художник, стремящийся постигнуть духовный мир современника в его реальной сложности, размышляющий над природой и характером гуманистических ценностей, чуткий к нравственным и эстетическим началам нашего сегодняшнего бытия.

Вот что говорит о своём творчестве сам художник: «В годы юности я пережил Первую мировую войну, в годы зрелости – Вторую, и человеческая драма оставила глубочайший след в моём сознании. Мною были выстраданы художественные и моральные проблемы Европы того времени. На этой почве развивалась и моя дальнейшая работа художника».

Расценивая творчество как одно из средств установления социально значимых духовно-ценностных ориентаций, Гудайтис особенно чуток к проявлениям человеческой сущности человека. Симптоматична излюбленная художником конкретная тематика: труд, материнство, творчество, контракт людей с природой.

На первых порах Гудайтис интерпретирует тему труда в духе социально-критической традиции европейского искусства, идущей от Менье. Так, картина «Труд» (1929) изображает двух рабочих могучего сложения, которые ценой невероятных усилий тянут невидимый зрителю груз. Восхищение человеком труда переплетается здесь с протестом против его нещадной эксплуатации. Богатырям тесно в формате холста: один из них упирается головой в верхний срез картины, другой не имеет пространства для движения. Резкие диагональные наклоны фигур, широкий шаг, налитая силой мускулатура – всё красноречиво выражает их мощь. Однако мера физического напряжения людей чересчур велика. И в геометрических изломах их тел, пронизанных титаническим усилием, и в мимике рабочего, находящегося дальше от зрителя, есть нечто от гримасы страдания. По мысли художника, труд оказывается и формой раскрытия богатейших возможностей человеческой природы, и средством хищнического использования этих возможностей в условиях капитализма.

Социально-критический элемент, ощутимый в картине «Труд», в основном является данью традиции. В принципе же социальная критика не органична для Гудайтиса и не получает развития в его последующем творчестве. Гудайтис – прежде всего художник утверждающий, хотя само утверждение часто носит у него принципиальный, заострённый, полемический характер.

В картине «Женщина с плодами» (1933) погружённая в полудрёму молодая крестьянка утомлена работой. Но всё же в её покое есть нечто классически-благородное. Усталость не деформирует её облика, не причиняет страдания. Художник прежде всего подчёркивает в своей героини силу взаимосвязи с землёй, с природой. Фигура не просто стеснена форматом холста, она красиво в него вписана. Благодаря этому сохраняется впечатление её мощи, силы, но снимается присущий композиции «Труд» оттенок драматического конфликта.

Утверждающий пафос картины проявляется и в дисциплине построения объёмов, в красоте рельефа, созданного живописными средствами, наконец, в её колорите. Художник не только остро воспринимает эффект полноты жизненных сил, вызываемый видом спящей здоровой женщины. С помощью активного цветового решения он закрепляет, материализует свою эмоцию и делает зрителя взволнованным соучастником своего переживания. Цвет усиливает и подчёркивает одушевлённость, внутреннюю динамику физического бытия модели. Художник любуется вспышками нежно-красного цвета губ и щёк на полузатенённом смуглом лице, контрастом освящённых розовых и погружённых в тень зелёных частей блузы, приглушённым горением тёмно-красной юбки в сочетании с холодной зеленью фона, соседством тёплых и холодных цветов в натюрморте переднего плана. В цветовое созвучие гармонично вписывается и чёрный контур, который очерчивает предметы и фигуры, связывая объём с плоскостью. Словом, в мотиве послетрудового отдыха женщины художник видит и всеми средствами подчёркивает красоту человечески-сущностного начала.

В картине «Дорогами войны» (1965-1967), изображающей беженцев, Гудайтис размышляет о войне прежде всего как о суровом испытании душевных и физических сил человека, его характера. Трагична цветомузыка фона, который соткан из сочетаний рваных пятен красного, синего, серого, зелёного и символизирует мир, объятый пожаром войны. Однако сильнее этой стихии разрушения оказываются человеческая стойкость, упорство, способность сопротивляться, мобилизовав все свои ресурсы. Главный герой картины, мужчина, волочащий тележку со скарбом, напряжён до изнеможения, но в его целенаправленной поступи есть неумолимая твёрдость. Он резко наклонился вперёд, и вертикальные фигуры женщин, находящихся рядом, оттеняют ещё сильнее экспрессию его шага. Движение для него – не только физическое действие. Он участвует в нём всем существом своим, его побуждают двигаться вера и надежда. Его лицо с обострившимся профилем устремлено вперёд, как бы к той цели, которую он уже видит своим мысленным взором. Фигура вылеплена диагональными широкими мазками, благодаря которым её динамика приобретает ещё больший напор.

        Сила сопротивления, исходящая от мужской фигуры, подчёркнута и её цветовой характеристикой – жарким горением красного в затенённых частях лица, которое помещено на сером участке фона, напряжённым свечением белого цвета рубахи рядом с пятнами серого и коричневого.

Гуманистический оптимизм художника проявился и в том, что созданный им образ – воспоминание о войне включает в себя ярко выраженное эстетическое начало, причём красота в данном случае есть принадлежность не только сферы духовно-нравственной, но и визуально-предметной. Не случайно даже второстепенные, с точки зрения её основного смысла, части картины превращены Гудайтисом в волнующее живописное зрелище: красиво, изысканно, на тонких сочетаниях белого, сиреневого, фиолетового, розоватого написаны бычок, гружёная тележка; богатую игру рефлексов принимает на себя белая рубаха и т.д. Художник как бы утверждает мысль о том, что война не в силах победить красоту.

Картина «Дорогами войны» принадлежит к числу тех произведений, в которых присущие манере Гудайтиса ритмическая и цветовая экспрессия, публицистичность художественной лексики достигают высочайшего накала. Движимый потребностью в диалоге с аудиторией, художник темпераментно обнажает свои эмоции, приглашает зрителя к сопереживанию и совместного размышлению.

К числу картин-сказок, картин-мифов принадлежит композиция «Женщина и рыбы возвращаются домой» (1971). Крестьянка идёт домой после трудового дня, и, как разумный существа, её сопровождают плывущие рыбы. В трактовке Гудайтиса мир превратился в некую цельную цветовую структуру, в которой царит красно-оранжевый цвет солнечного заката; внутри же этой структуры даже стёрлись грани между стихиями – землёй, воздухом. Изображённые рыбы, пожалуй, скорее планируют в воздухе, чем плывут в воде. Вытянутая в направлении их скольжения непомерно длинная рука женщины создаёт эффект синхронности движения человека и рыб – эффект, благодаря которому возникает впечатление неразделимости человека и окружающей его одухотворённой, разумной природы, впечатление их контакта и внутреннего согласия. В размышлениях Гудайтиса о человеческой сущности важное место принадлежит одному из высших её проявлений – способности творить. Мастер особенно ценит возникающее в ходе творческого процесса духовное самораскрытие человека, который находится в напряжённом соприкосновении с миром.

В картине «Художник» (1964), изображающей живописца в ателье, Гудайтис показывает зрителю мир таким, каким видит его герой картины. Холст, стоящий на мольберте, натюрмортная постановка на переднем плане, пол, залитый красками, стена с висящими на ней полотнами – всё слилось в мощное цветовое созвучие. Последнее, однако, существует лишь постольку, поскольку есть артист, пытливо воспринимающий импульсы реальности и темпераментно творящий новую реальность, в которой обретает вещную форму не только то, что он увидел вовне, но и его мысль, его страсть. Между изображением на холсте, стоящем на мольберте, и предметами, образующими интерьер мастерской, нет заметного визуального различия. Этим приёмом Гудайтис как бы подчёркивает, что в данном случае его интересует не результат работы художника, а сама его способность творчески трансформировать реальные впечатления. Среда, окружающая героя картины, уже преображена творческим усилием его сознания, и именно в таком, преображённом виде она открывается зрителю.

Характеризуя внутренний мир героя, Гудайтис отказался от традиционных способов показа его через мимику лица, через специфику позы и жеста. Средством характеристики человека становится его предметное окружение, пропущенное через призму его восприятия. Цветовая интенсивность, напряжённая динамика, которую обрели предметы интерьера, войдя в сферу сознания художника, косвенно, но определённо свидетельствуют о нём как о натуре остро восприимчивой, пылкой, жаждущей действовать.

В серии «Женщина с распущенными волосами» (1973) художник стремится к выражению разнородных психологических состояний модели, усиливая изменения мимики изменением цвето-ритмических и композиционных характеристик. В этюде, изображающем модель у зеркала, её состояние можно было бы определить словами «сомнение», «настороженность», «тревожный вопрос». Сумрачная, напряжённая замкнутость модели главенствует в этюде, где женщина сидит, опустив руки. Исполнен бурной взволнованности этюд, в котором женщина, отодвигая волосы от лица, разводит их в стороны.

Аналитический интерес Гудайтиса к внутреннему миру человека, к сложности, напряжённости, а порой и противоречивость его духовного бытия с особой силой проявился в портретных рисунках 1970-х годов, ставших новой страницей в искусстве художника. Когда рассматриваешь портреты искусствоведа С.Будриса и писателя А.Мишкиниса, режиссёра Ю. Мильтиниса и актёра В.Бледиса или портретные головы старых рыбаков, то вслед за художником невольно погружаешься в поток сознания изображённых людей – поток, в котором слились воедино отзвуки пережитого и размышления над конкретными задачами сегодняшнего дня. Гудайтис предпочитает в рисунке мягкие техники – фломастер, сангину, соус. Они больше соответствуют живописности его видения, позволяют сохранить цветность в монохромном изображении, использовать экспрессию сочных тональных контрастов. Кроме того, в силу своей податливости мягкие материалы меньше технически сковывают художника; его рука работает синхронно с его мыслью, переживанием, наблюдением. Динамика рисовальной манеры как бы отражает динамику внутренней жизни модели и динамику художественного восприятия. Среди многочисленных работ Гудайтиса портретные рисунки 1970-х годов выделяются полнотой непосредственного контакта с натурой, в них сказалась увлечённость художника моделью как таковой.

Кроме того, в творчестве Гудайтиса ярко выражен предметно-созидательный момент эстетической деятельности. Компонуя фигуры на плоскости, уравновешивая цветовые пятна, решая проблему трансформации пространства, художник всегда следует логике формирования полотна или графического листа в их вещной целостности. Благодаря этому работы Гудайтиса всегда обладают достоинством декоративности, способностью завладевать вниманием зрителя. Их предметно-структурная организованность, решённость позволяет им вписываться в функционирующий интерьер; иными словами, они могут бытовать не только в пределах выставочной или музейной экспозиции. А это значит, что, создавая картины и рисунки, Антанас Гудайтис не только отражает и интерпретирует вне его существующую реальность, но и формирует предметы, обладающие имманентной эстетической ценностью.

Разговор об общих особенностях искусства Гудайтиса таит в себе некоторую долю условности. На протяжении полувека творческой работы мастера довольно значительное изменение претерпели его миропонимание, художественное восприятие, живописный почерк, стал другим и круг излюбленных мотивов. В то же время в развитии Гудайтиса можно уловить и определённую внутреннюю логику, определённую преемственность в постановке и решении проблем, волнующих художника.

В эволюции индивидуального стиля Гудайтиса, его манеры прослеживаются три основных этапа: период монументализованных композиций, напоминающих рельефы (конец 1920-х – первая половина 1930-х годов), период пространственной живописи, более адекватно воспроизводящей видимый мир (вторая половина 1930-х – 1950-е годы), и период экспрессивной цветописи с усилением декоративно-плоскостного характера композиции(1960-е – 1970-е годы). Пожалуй, эти периоды можно было бы назвать скульптурно-графическим, живописным и синтетическим (разумеется, эти названия условны, поскольку во всех трёх случаях речь идёт о живописи Гудайтиса). В средний период искусство Гудайтиса более импульсивно, в первый и третий периоды чётче проступает тенденция к рациональной организации формы. Симптоматично, что первый и третий периоды явились временем активной работы Гудайтиса – рисовальщика; в средний же период художник в области рисунка почти не работал.

Итак, три стилистических этапа в творческом развитии Гудайтиса в известном смысле представляют собой три фазы, в раскрытии единого мироощущенческого комплекса. Искусству художника присущи и широта гуманистических устремлений, и активность мироотношения, и стремление к объективизации духа личности творца. Невзирая на методические и стилистические различия отдельных этапов в творчестве Антанаса Гудайтиса, облик художника целостен, а его принципиальные интересы постоянны.

В. Лебедев

На фото представлена работа А. Гудайтиса