Ганн-Хиллская дорога в Бронкс (отрывок первый)


Что только ни приходило в бедную голову Майкла, пока он мчался не разбирая дороги по Аарон-стрит! Добежав до конца улицы, Майкл остановился и осмотрелся вокруг. Неожиданно ему стала очевидной одна вещь – он непременно должен отомстить «ковбою».

- И для начала я встречусь с Райаном Скотте.

Сэр Ролли – как его называли крайне редко – казалось, в считанные минуты набросал план отмщения. Он расправил плечи, с глаз сошла туманная поволока, весь вид его выдавал уверенного в себе человека. Неторопливо Майкл зашагал в сувенирную лавку за центовой безделушкой. Американцы любят делать незначительные подарки, когда приходят в гости просто так. Его внимание привлёк кулон в виде мешка с мукомольни на длинном шейном шнурке. Кулон был выполнен из глины. Расплатившись и сунув сувенир в карман, Майкл вышел на Ганн-Хиллскую дорогу и стал голосовать.

Не прошло и получаса, как он очутился возле таверны. «Crazy Jack», как справедливо в разговоре с «ковбоем» заметил Майкл, не сильно отличался от придорожной закусочной. Единственное, что было здесь интересного, так это бревенчатая терраса, где находился телефон. Именно сюда от заказчиков поступали звонки.

Майкл захотел сразу отправиться к Райану, но пристальные взгляды разносчиков пиццы заставили его повременить. Невольно он стал оценивать этих людей:

- Вот этот никуда не годится, а тот, с зелёными глазами, настолько хорош, что мог бы работать в бронкском ночном клубе. Парень с термокоробом на плече – ничуть не хуже Райана. А, в целом, серость, невежественность и скукота!

Внезапно Майкл почувствовал, что на него «что-то» налетело, обняло, охватило. Он обернулся и увидел Райана. Тот стоял на роликовых коньках, в куртке и бейсболке от «Crazy Jack»; термокороб был брошен им на асфальт. Более счастливого человека, чем Райан в эту минуту, представить бы не удалось!

- Пойдём, пойдем, скорее! Я покажу тебе свою квартиру, - с этими словами Райан потянул гостя в сторону невысокого кирпичного здания.  

Майклу всё больше и больше не хотелось снова связываться с Райаном, но чувство отмщения, похоже, взяло верх, и он уныло побрёл вслед за Скотте, научившимся отменно кататься на роликовых коньках.

- Посмотри, правда, занятная терраса? – весело спросил Райан.

Разумеется, в обычной бревенчатой террасе трудно найти что-либо занятного, но эта, что примыкала к таверне «Crazy Jack» ещё никого не оставила равнодушным. 

Возможно, потому что там стоял громадный как нигде телефон, а, возможно, и потому что по нему отвечал настоящий сицилиец. Его необузданный темперамент превращал каждый разговор с клиентом в перекличку рыбаков, чья лодка угодила в шторм.

- У меня закончилась смена, - не умолкал Райан, - я должен сдать выручку. А ты поднимайся, вот ключ от моей квартиры. И отдав Майклу ключ, стремглав кинулся в таверну.

Майкл отворил дверь, и до него немедленно донёсся стойкий аромат «Лако Дюруа». Эта мужская туалетная вода доставлялась из Парижа и стоила несколько сот американских долларов, но главное, что именно ею пользовался «ковбой» Сэм.

Майкл застыл в оцепенении: «Неужели здесь был Сэм? Сегодня? Сразу после скверной беседы в прожектор-студии? Но Райан сказал, что до теперешнего момента он, Райан, был на смене! Сэм мог зайти без него? Или Райан врёт?!   

- А почему, собственно, я решил, что след «Лако Дюруа» оставил после себя именно Сэм? – теперь уже вслух спросил Майкл.

- Наверное потому, что ты чересчур прозорлив, - раздалось из глубины комнаты.

Невольно Майкл сделал шаг назад и тут же увидел выходящего ему навстречу Сэма.

- Явился исправить свою ошибку? – небрежно бросил «ковбой».

Уже готовый обрушить на Сэма всю ту неприязнь, которая зародилась в его душе, Майкл вовремя остановился и, вспомнив, что он не так давно «прекратил с ним всякие отношения», выскочил из квартиры.

Сэм снова запер дверь изнутри; тем самым ключом, что взял «напрокат» у хозяина таверны и принялся ходить по комнате. Временами он останавливался, смотрел на часы и с явным беспокойством выглядывал в окно. Наконец, решив, что Майкл уговорил Райана погулять, умышленно не сообщив ему о нежданном госте, Сэм снял пиджак и с удовольствием растянулся на кровати.

- Сумасшедший день! – воскликнул «ковбой».

Сэм проспал чуть более пяти часов, а когда проснулся – на улице стояла глубокая ночь. В окне виднелась россыпь звёзд на чёрном небе, и не было слышно ни звука! Такую оглушительную тишину Сэм слышал лишь однажды – в ту ночь, когда он оказался с Майклом Ролли у подножия бронкской горы. 

Елена Чапленко

Фото - Галины Бусаровой