Ганн-Хиллская дорога в Бронкс (отрывок второй)


На работу в бронкский ночной клуб Сэм Стивен всегда надевал часы. Причём часы являлись его единственным украшением. Сэм не носил ни запонок, ни зажимов для галстука, ни прочей, ни к чему не обязывающей, мужской атрибутики. Зато к выбору часов он подходил со всей строгостью «временного» эстета.

Близилось Рождество, и Сэм, по обыкновению, направился в «Luxury store» выбирать подарки. Вначале он покупал не слишком дорогие безделушки для «тех, кому не подарить нельзя»; затем отправлялся в салон швейцарских часов сделать приятное себе; и под конец, не скупясь, мог приобрести всё что угодно для того, кто будоражил его разум.  

Теперь, в салоне, Сэм придирчиво изучал коллекцию Бернского часового завода – включал и выключал ювелирную подсветку, прислушивался к тиканью, покручивал реле.

- Настоящее произведение искусства! – неожиданно раздалось за его спиной.

Сэм обернулся и увидел Кристофа Кохрэйна. Они были абсолютно разными людьми, но в эту самую минуту Сэм слишком смахивал на Кристофа, что откровенно позабавило последнего.

- Ты разобрал утреннюю корреспонденцию? – расправив плечи и выказывая полное безразличие к часам из Швейцарии, поинтересовался Сэм.

- Разумеется. Ничего важного. Кипа поздравлений с Рождеством от не известных нам с Вами людей. Да, кстати, - чуть тише произнёс Кристоф, - в приёмной с раннего утра Вас дожидается Майкл Ролли.

Сэм застонал.

- Но ты ведь сказал ему, что меня сегодня не будет?

- Конечно, - развёл руками Кристоф, - но он проорал, что никуда не уйдёт, пока не увидится с Вами.

Немного побеседовав на отвлечённые темы – о Майкле никто больше не проронил ни слова – молодые люди разошлись. 

Кристоф отправился на ёлочный базар, который в последние годы стал необычайно моден, а Сэм вернулся к изучению бернской коллекции.

Когда прошли все мыслимые сроки, эстет с уверенностью указал на выбранные им часы. Они были превосходны! С подарками, в хорошем расположении Сэм Стивен заглянул в кофе-бар. Наконец, настало время подумать и о любимце.

Между тем на ёлочном базаре Кристоф Кохрэйн был озадачен не меньше. Огромное количество елей, стеклянных игрушек и гирлянд напрочь выбили его из сил.

- Ель обещал купить Стаффорд, - мысленно вспоминал Кристоф, - значит, мне нужно выбрать хвойный Рождественский венок.

Наверное, как никто другой Кристоф всегда готовился к этому празднику. Двери его дома украшал хвойный венок, тут же стоял ватный снеговик с весёлой метёлкой, на окнах красовались снежинки. Ёлка до потолка украшала комнату с камином, а Рождественский ужин, приготовленный собственноручно, был просто великолепен!

В отличие от Сэма, Кристоф дарил подарки всем, и даже порой случайному прохожему. Его подарки были не дорогими, но очень милыми. Самому сэру Блэйку он как-то презентовал свечу в виде шара и не видел в этом ничего зазорного. Стаффорд Чандлер также не стал исключением, его в нынешнюю Рождественскую ночь ожидал приёмник музыкальных волн.

***

Ближе к полуночи Майкл Ролли медленно поднялся с кресла. Битый час бронкский ночной клуб содрогался от увеселений, проходящих в его залах, но Майкл заметил это только теперь. Он вышел на промозглую улицу, прошагал вдоль всей Аарон-стрит, свернул на Ганн-Хиллскую дорогу и… исчез.  

Елена Чапленко 

Фото - Галины Бусаровой