Алексей Верещагин. Большой театр России. Интервью с дирижёром 


Елена Чапленко: В настоящее время в каком режиме Вы можете позволить себе работать с оркестром? Возможно ли проведение высокопрофессиональных репетиций в режиме «онлайн»?

Алексей Верещагин: Сейчас я выхожу с «удаленной работы». В таких условиях дирижер может самостоятельно изучить партитуру, подготовиться к репетиции с коллективом. Как раз скоро начнутся репетиции к моей премьере. Конечно, если говорить о полноценных репетициях с оркестром, то никакой режим «online» не заменит «живой репетиции» с музыкантами. Да и технически репетировать с оркестром «по интернету» нереально. Наверное сама специфика дирижерской профессии уже в своей основе не предназначена для таких форм работы.

Елена Чапленко: Расскажите, пожалуйста, о ходе подготовки предстоящей премьеры «Искатели жемчуга» Жоржа Бизе. На сегодняшний день насколько Вы удовлетворены проделанной работой?

Алексей Верещагин: На данном этапе проходят режиссерские репетиции с артистами в зале. Конечно, эпидемия вносит свои коррективы в работу над премьерой. К полноценной работе мы все сможем приступить на днях. Выходят с удаленной работы хор и оркестр. Сроки премьеры сдвинуты на неделю.

Елена Чапленко: Исполнить произведение на сцене, на публике лучше, чем на репетиции – это возможно? Вы сталкивались с подобным?

Алексей Верещагин: Да, конечно, возможно. Но тут понятие «лучше» не подойдёт. Технически лучше? Вряд ли. Тут скорее вопрос о вдохновении, некой художественной интерпретации. Музыканты так устроены, что они ненавидят много репетировать. Да и в условиях всеобщего цейтнота такой возможности дирижер практически лишён. Зачастую большое количество репетиций наносит в итоге вред конечному исполнению. Поэтому тут я стараюсь соблюдать баланс. Я не люблю репетировать ради репетиции.

Елена Чапленко: Вам важно знать музыкальный текст исполняемого произведения наизусть? Могут ли некоторые детали в партитуре остаться Вами непонятыми?

Алексей Верещагин: Мне важно знать музыкальный текст «близко к наизусть». Я не могу сказать, что выучивание произведения «наизусть» является для меня непременным условием. Но, конечно, это даёт очень большую свободу в исполнении. Так или иначе, когда я дирижирую операми, концертами и т.д., я всегда музыкально нахожусь на 2-3 такта впереди звучащего в данную секунду музыкального фрагмента. Только тогда я ощущаю себя уверенно и понимаю, что «я веду весь процесс». Про непонятые детали в партитуре – моя задача как дирижера как раз состоит в раскрытии всех деталей замысла композитора. Поэтому я стараюсь, чтобы «непонятых» деталей у меня никогда не было. А если композитор современник, то всегда найду возможность личной консультации.

Елена Чапленко: Вы пробовали себя в роли композитора? Как современному композитору при создании музыки избежать «нечаянного плагиата»?

Алексей Верещагин: Как композитор пробовал себя – но это не касалось классической музыки. Мне кажется, что кто бы что ни написал сегодня, всё равно это будет плагиат в той или иной степени. Как ни крути, в музыке 7 нот, и никуда от этого не деться. Музыкальные стили эволюционировали, менялись, но «колодец»-то не бездонный.

Елена Чапленко: Чем Вы руководствуетесь при выборе темпа игры? Какой темп Вам ближе?

Алексей Верещагин: Когда мы говорим с вами о темпах исполнения, то здесь для меня важно, при каком темпе та или иная музыка будет звучать убедительно. Насколько «прослушаны» будут оставаться детали. Ведь не секрет, что даже у одного и того же дирижера от исполнения к исполнению могут меняться трактовка сочинения (считай темп, динамика, форма). Ведь никто не робот. Это живой процесс. Да и про темперамент, который тоже может меняться, никто не забывает. 

Елена Чапленко: Понятие «вдохновение», на Ваш взгляд, это в большей степени легенда, или оно действительно должно присутствовать в жизни каждого творческого человека? Как проявляется «вдохновение» у Вас?

Алексей Верещагин: Нет, вдохновение, конечно, не легенда. Это величайшее счастье, когда ты ощущаешь это чувство. Наверное, у каждого человека своё понятие вдохновения. А у творческого человека бывает по-разному. Ведь даже у Чайковского часто были моменты отсутствия вдохновения. Для меня вдохновение – это ощущение дополнительного драйва, азарта. Это невероятно мощная энергетическая подпитка. Но, наверное, тем оно и ценно, что приходит к тебе тогда, когда ты этого не ждёшь. Вдохновение не бывает «по заказу», его нельзя «воспитать». Есть много факторов, при которых вдохновение может как появиться, так и наоборот – исчезнуть. Вдохновением можно «заразить» музыкантов. Но опять-таки это все сугубо индивидуально.

Елена Чапленко: Кто из дирижёров современности вызывает у Вас наибольший интерес? Что бы Вы хотели почерпнуть из их творческого арсенала?

Алексей Верещагин: Из дирижеров современности мне доставляет большое удовольствие наблюдать за творчеством представителей мусинской школы. Одним из ярчайших представителей которой является главный дирижёр Большого театра Туган Сохиев. Наблюдая за его работой, я стараюсь почерпнуть для себя новое особенное отношение к музыкальному материалу, для меня важно, что у дирижера в руке ощущается звук. Таким образом, работая с маэстро («Евгений Онегин», «Севильский цирюльник»), и сам обнаруживаешь новые грани своего мастерства.

Елена Чапленко: Чем Вы увлечены в настоящий момент?

Алексей Верещагин: Сейчас все мои мысли о Бизе. Хочется сделать по-настоящему хороший музыкальный спектакль. Также, как всегда, много дальнейших планов. Хочется, чтобы никакие внешние факторы не повлияли негативно на их осуществление. Поэтому пожелаю всем здоровья!

Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Алексея Верещагина

за интересный рассказ

Фотографии - из личного архива Алексея Верещагина