Поиски новых форм и направлений в живописи Х. М. Курбанова 1980-х гг.


В восьмидесятые годы в социально-политической жизни советской России, в частности и в Дагестане, происходили процессы, предшествовавшие кардинальным переменам в системе эстетических взглядов нашего общества. «Постоянное желание советского руководства нацеливать художественную интеллигенцию на создание социально значимых произведений уходит в прошлое, в дагестанском искусстве обозначились ценности современного авангардизма, вступают в силу такие понятия, как «международный престиж» и выход на международный рынок. Многие дагестанские художники восьмидесятых годов стали приобретать опыт зарубежных контактов».

Все эти процессы, происходившие в культуре Дагестана 1980-х гг., оказали влияние на последователей реалистических традиций, в частности на творчество Х.Курбанова. Хайруллах Курбанов – известный дагестанский живописец (1936 г.р.), удостоенный многими почетными званиями и наградами: Народный художник республики Дагестан, Заслуженный художник России. Награжден орденом «Дружбы народов», медалями «За доблестный труд» и др.

С восьмидесятыми годами прошлого столетия связано беспрецедентное обращение художника к различным пластам авангардного искусства, заметно расширивших диапазон его видовых, жанровых и стилистических предпочтений в произведениях живописи. Строгость декоративных и монументальных приемов, характерных для его живописи 1960–1970-х гг., начинает сменяться более утонченными формальными разработками в полотнах исследуемого времени.

Интересно понаблюдать аналогичные параллели в творчестве современников Х. Курбанова, выходцев из соседних республик. Наглядным тому примером служит творчество азербайджанского художника Тогрула Нариманбекова (1930-2013). «В своей живописи он не утратил интереса к образам смелых и сильных людей, но отошел от лаконизма, сдержанности и некоторого аскетизма «сурового стиля». В его последующих работах подчеркнуто чувственное, сенсуалистическое восприятие мира. Цветовые сочетания становятся яркими и насыщенными, линия – более раскованной. Мастер широко использует традиции народного азербайджанского искусства с его юмором, наивностью, предельной декоративностью всего изобразительного строя».

В творчестве Х. Курбанова восьмидесятых годов также начинают происходить подобного рода метаморфозы. Усиливаются тенденции к более прихотливым изгибающимся линиям в рисунке. Активируется интерес к усложненным цветовым эффектам, к экспрессивной манере письма. Несмотря на растущий эклектизм его работ исследуемого времени, преобладающим направлением все же остается реалистическая живопись, вобравшая в себя влияние различных стилистических приемов. В качестве изучения произведений искусства восьмидесятых годов берутся те живописные работы художника, которые наиболее ярко отражают новые веяния и эволюцию художественного почерка Х. М. Курбанова.

Особое место в живописи художника исследуемого времени начинает занимать тема женского портрета. Этот жанр разрабатывается им в различных образно-художественных и стилевых манерах: канонически-идеализированном, экспрессивно-декоративном, строго реалистическом. Образ матери-горянки раскрывается преимущественно в двух типах: канонический, обретающий идеализированно-типологический облик и натурный портрет, углубляющийся в раскрытии индивидуально-психологических качеств героев картин.

К одной из первых портретных композиций канонического типа, исполненного в начале 1980-х гг., относится «Материнство» - окутанная святостью извечная тема всех времен и народов. Идиллический сюжет, приобретший самобытную форму воплощения, олицетворяет идею семьи как высшую ценность, предстает символом вечности, любви и домашнего уюта. Такая композиция позволяет художнику выявить неисчерпаемую красоту душевных переживаний, которыми охватывается образ женщины, обращенной к своему младенцу. Художник экспериментирует с формой, продолжая находить особый канонический тип в облике дагестанской матери. В образе исследуемого портрета завораживают большие, широко открытые глаза, тонкий прямой нос, утончающийся к подбородку овал лица. Подобные черты стилизации заставляют нас вспомнить типы фаюмского портрета, или же иконографию образов Богоматери в Византийской и средневековой русской иконописи. В этом симбиозе общего и локального складывается идеализированный образ женской красоты. Она драпирована в длинный оранжевый платок, фон композиции заполняет обильный растительный узор с яркими переливами желтых, красных, розовый и других тонов. Пластика в трактовке объемов сделалась более подробной со смягченными контурами и гибкими линиями, что отличает от стилистики резких и крупных плоскостей «сурового» стиля, которая доминировала в его живописи 1970-х гг. Обретение новых выразительных качеств, проявляющихся в изощренности декоративных элементов изображения, неизбежно ведет и к утрате прежнего лаконизма и  монументальности форм.

Еще большая степень декоративного изыска в применении сложных цветовых градаций обнаруживается в женском портрете «Горянка», под другим названием «Композиция» (1980). В этой работе явно проступают экспериментаторские тенденции в живописи художника, особенно в экспрессивности колористических средств выражения. Автор уделяет большое внимание эмоциональному звучанию различных оттенков цвета, возникающих с помощью особых сочетаний. Порой раздробленные в сложный мозаичный покров они вспыхивают отдельными сгустками, словно подсвеченные «изнутри». В этой композиции становится более заметным, как усложняется цветовая палитра, богаче делаются фактурные наполнения, создающие впечатление вибрирующей поверхности холста. Четкость рисунка и силуэтность контуров изображений начинает уступать место приемам экспрессивного наложения мазка: например, убыстренным темпом накладываются краски, условно выявляющие формы узоров на фоне позирующей модели. Вспышки красных, желтых и розовых цветов в контрасте с глубокими холодными цветами рождают у зрителя всплеск эмоций от воспринимаемого. 

Несмотря на то, что данная композиция выполнена в этюдной форме, в ней ясно отражается стремление художника к поискам новых средств и приемов живописной выразительности, приведшей эволюцию его

«декоративного» стиля к более свободной и экспрессивной  манере в период восьмидесятых годов. В прежних  этюдах или крупных произведениях 1960-1970-х гг. мы не найдем такого свободного отношения в моделировании формы и цветовой организации пространства.

В восьмидесятых годах продолжает развиваться живопись Курбанова, основанная на строго реалистических принципах. Наиболее ярко эта линия проявилась в традиционном для художника жанре портрета. Характерной особенностью в эволюции данного жанра, начиная с 1960-х гг. до позднесоветского времени, является растущий интерес к субъективно-психологическим сторонам портретируемых. Такая тенденция складывается в противоположность суровым и несколько аскетичным чертам характера в портретах Х. М. Курбанова предыдущих десятилетий, навеянных большей частью пафосом гражданственности, идей патриотизма и общественных настроений.

 Подтверждением сказанного является «Портрет Файи» (1982). В образе портретируемой усиливается эмоционально-психологический акцент, отдающий чертами интимного и глубоко личностного начала. В ее легкой и непринужденной позе, в плавных изгибах рук проглядывается больше свободы, больше манерности и изящества. В пластической трактовке начинают усиливаться более динамичные способы накладывания мазка, не ограничивающиеся четкостью выявления силуэтов, о чем свидетельствуют расплывчатые контуры костюма. Пастозные мазки на одеяниях женщины контрастируют со сглаженной за счет лессировок формой лица, что придает произведению больше экспрессии и фактурности.

В портретной композиции «Кубра» (1982) богаче передается колорит, усложняются градации цветовых переходов. Живописный мазок свободно лепит формы, становясь более «открытым» и свободным от условностей академических правил. Холодная гамма, составленная из сложных оттенков ультрамариновых, голубых и серебристых, с гармоничным сочетанием теплых (желтые, светло-охристые и пурпурные) цветов, придает образу портретируемой яркий торжественный характер. В описанных последних двух портретах наблюдается стремление художника акцентировать внимание на внешних эффектах моделей: подчеркнуть их индивидуальность и красоту, выявить богатство и разнообразие живописных решений.

В конце 1980-х гг. Курбанов выполняет в технике диптиха серию женских портретных композиций «Горянки» (1989). В них, наряду с идейно-содержательными новациями, в своеобразной форме синтезируются особенности стилистических исканий художника. Активное цветовое пятно «декоративного» стиля стала дробной. Более того, в структуру реалистического искусства стали внедряться элементы фантастики и приемы экспрессивного наложения мазка на плоскости холста. В жанре типизированного женского портрета продолжается поиск канона в изображении черт лица. Написанные в технике масляной живописи примеры своеобразного поэтического осмысления женских образов представляют  не только различные типажи национальностей Дагестана («Кулинка», «Андийка», «Балхарка» и др.), но также являют собой совершенно новый подход в интерпретации традиционного жанра, восходящего своими истоками к творчеству Е.Е.Лансере и М.А.Джемала. Образы горянок отображались этими художниками при непосредственной работе с натуры, от них веяло большой жизнеутверждающей силой. Топографическая точность одеяний сочеталась в них с художественной выразительностью этюдного исполнения. Абсолютно иное решение дано художником Х. Курбановым. Он изображает горянок не прямо с натуры, на основе непосредственных визуальных наблюдений, а на условном фоне выдуманного, фантастического пейзажа. Их лица не портретны, но в то же время не являются схематичными, шаблонно повторяющими друг друга. Четко угадывается разрабатываемый им прежде канонический тип лица: сужающийся к подбородку овал лица, прямой нос, строго «поставленные» дуги бровей и миндалевидной формы глаза. На лицах женщин скользит безмятежная созерцательность. Интроспектные, как бы обращенные внутрь себя, портреты горянок предстают перед зрителем как вечные, вневременные образы-символы. В этом смысле художник стремится зафиксировать и сохранить для будущего каноничный образ дагестанской женщины, безоглядно отдаляющийся от современности.

Лаконизм и монументальность широкого цветового пятна, присущих работам художника 1960-1970-х гг., перестают быть определяющими компонентами стилеобразования указанных работ: углубился интерес автора в пластической проработке деталей и эксцентричности форм. Акцентируется внимание на тонкостях светотеневой моделировки, изощреннее становится рисунок. Наглядными тому примерами служат ниспадающие с плеч бархатные складки, которые выделяются затейливостью контуров, остротой форм, приобретающих порой «измельченный» в живописной проработке характер. Богаче и сложнее делаются фактуры одежд и предметов окружающей среды. Природа, являющаяся фоном для портретируемых, дается условными изображениями фантастических аулов с отвесными, вздымающимися к небу скалами, словно парящими в невесомости.

В портретной серии «Горянки» (1989) слились в одно целое различные, порой неожиданные средства художественной выразительности, образующие сложный сплав эстетических качеств: фантастика и реальность, канон и самобытность, гипербола и символика, декоративность и скульптурная осязаемость форм.

Подытоживая раздел, посвященный восьмидесятым годам в творчестве Курбанова, необходимо дать некоторые выводы. Период 1980-х гг. в художественной культуре России знаменуется временем ослабления догматов социалистической идеологии и активизации различных форм авангардного искусства. Эти процессы в свою очередь оказали большое влияние на эволюцию реалистической живописи Х. Курбанова. Образование сложных стилистических переплетений и достигаемая в них цельность разнородных изобразительных приемов знаменует качественно новые стороны развития живописи Х. Курбанова восьмидесятых годов. Как видим, произведения реалистической направленности становятся более раскованными, усложненными в стилеобразовании. 

Тимур Гамидов,

Научный сотрудник Института языка,

литературы и искусства им. Г. Цадасы ДФИЦ РАН