Под влиянием Авроры (Альфред де Мюссе)


         Литературоведы отмечают, что творческая жизнь Альфреда де Мюссе (1810-1857) продолжалась в течение двух десятилетий. В 1829 году вышла его первая книга «Сказки об Испании и Италии», а в последние десять лет жизни он почти ничего не написал. Природа щедро одарила этого замечательного человека – Альфред де Мюссе написал много талантливых произведений – а в поэзии, и в драматургии. Первый период его творчества «протекал в романтическом русле», однако он предпочёл не принимать участие «в литературной борьбе кружков и группировок». Следует отметить, что герой Мюссе – личность весьма романтическая, но способная к действию, особенно в поэмах «Ролла» (1833), «Майская ночь» и «Декабрьская ночь» (1835), «Августовская ночь» (1836) и «Октябрьская ночь» (1837).

Часто в своих литературных произведениях Мюссе позволяет себе быть как бы «над» романтизмом: неудовлетворённость, патетическая страстность, «мотивы исканий» нередко носят оттенок иронии и скепсиса.

Исследователи творчества Мюссе отмечают своеобразие его драматургии. С одной стороны, она принципиально следует требованиям романтического театра. Мюссе-драматург не придерживается классицистических правил, например, единства времени и места и т.д. С другой стороны, ему совершенно не свойственно увлечение «колоритом времени и места»: даже при ярко выраженной историчности содержания его драмы («Лоренцаччо», «Андреа дель Сарто») не перегружены «археологией и этнографией».  Стремясь к правде психологической, писатель тем самым вполне сознательно «приглушал романтический мелодраматизм». Следует отметить, что театр Мюссе пронизан лиризмом: несмотря на то, что его пьесы написаны прозой, интонация диалога в них часто настолько лирична, что он воспринимается зрителем как стихотворный. К сожалению, драмы Мюссе особого успеха на сцене не имели. Однако произведения всё-таки нашли своего читателя, и драматург продолжает писать новые пьесы, «творить драматургию для чтения». У Мюссе по линии театра были принципиальные разногласия с романтиками. Он полностью разделял их «пренебрежение поздней классицистической трагедией», но при этом высоко ценил великих поэтов XVII века и прежде всего Расина. Эта позиция говорит о своеобразии творческого пути Альфреда де Мюссе.

В своей статье о романтизме известный советский литературовед Лидия Гинзбург пишет:

«Активный деятель бурного романтического движения начала 1830-х годов, Мюссе к середине десятилетия начинает свою борьбу с романтизмом, от которого он хочет и не может оторваться. Позиция Мюссе отчасти напоминает этим позицию его старшего современника Гейне. У Гейне романтическая ирония нередко граничит с политической сатирой. Но там, где ирония Гейне лирична, она подобна иронии Мюссе. Они сближаются в образе поэта, который смеётся, чтобы не плакать, проговаривается о задушевном и тотчас одёргивает себя, круто переходя от элегии к эпиграмме.

Оба они восстали против вскормившего их романтизма. В 1833 году печаталась антиромантическая книга Гейне «Романтическая школа»; в ней Гейне противопоставил немецкому романтизму героику и прекрасную ясность французского классицизма XVII века. Мюссе в 1838 году выступает с апологией драматургии Корнеля и Расина, которую возродила на французской сцене знаменитая актриса Рашель.

Ещё раньше, в 1836-1837 годах, Мюссе написал сатирические «Письма Дюпюи и Котоне». В этом произведении осмеиваются попытки найти определение романтизма. После многих пародийных решений искомое определение найдено: романтизм – это «не что иное, как неумеренное употребление прилагательных».

Особое место в творчестве Мюссе занимает роман «Исповедь сына века» (1836), задуманный как повествование о «воспитании личности», как социально-психологический роман и яркое свидетельство целой эпохи. Герой романа Октав – типичный представитель разочарованного героя во французской литературе того времени. Автор не только сумел достоверно описать в романе «состояние умов» героев, т.е. «болезнь века», но, осознав эту болезнь, дать историческое объяснение. Следует вспомнить о французской исторической школе двадцатых годов XIX века – Тьерри, Барант, Гизо. Мюссе писал в тридцатых годах «в пору всеобщего увлечения историзмом». Исследователи творчества Мюссе отмечают: «Явления, которые Шатобриан трактовал как метафизические, Бенжамен Констан – как психологические, получили у Мюссе историческое обоснования». В связи с этим многие специалисты сравнивают роман «Исповедь сына века» с «Красным и чёрным» Стендаля.

Знаменитое вступление романа «Исповедь сына века» сделало Мюссе одним из «думающих» писателей мирового масштаба своей эпохи. В нём автор рассуждает о реакции, последовавшей после крушения иллюзий и надежд наполеоновского периода.

Читаем: «Осуждённые властителями мира на бездействие,  праздность  и  скуку,  отданные  во  власть

всякого рода тупых педантов, юноши видели, как пенистые волны, для борьбы с которыми они уже напрягли свои мускулы, отступают перед ними. Все эти гладиаторы, приготовившиеся к бою, в глубине души ощущали невыносимую тоску… Подобно азиатской чуме, порождённой испарениями Ганга, ужасная безнадёжность быстро шагала по земле. Уже Шатобриан, принц поэзии, закутав этого ужасного идола в свой плащ пилигрима, поставил его на мраморный алтарь, окутанный фимиамом священных кадильниц. Уже сыны века, полные сил, отныне никому не нужных, опускали праздные руки и пили из неглубокой чаши этот отравленный напиток».

Для французского романтизма присуще противостояние личности обществу, романтическое одиночество, незаслуженная непризнанность. Каковы же основные симптомы болезни века? Это вечное противостояние героя «всему», вечное неразрешимое противоречие между его личностью и окружающим его миром.

Конечно, Альфред де Мюссе отлично понимал, что в основе крушения империи Наполеона лежит крушение идеалов революции. Неслучайно он пишет следующие строки: «Болезнь нашего века происходит от двух причин: народ, прошедший через 1793 и 1814 годы, носит в сердце две раны. Всё то, что было, уже прошло. Всё то, что будет, ещё не наступило. Не ищите же ни в чём ином разгадки наших страданий».

Альфред де Мюссе написал целый ряд интересных повестей и рассказов с весьма различной тематикой: в них описываются дни и дела его современников, как представителей светского общества, так и выходцев из трудового народа. Особое место занимают в произведениях писателя люди, олицетворяющие артистическую среду, хорошо известную самому автору. Новеллистическое творчество Мюссе «уступает и тому, и другому» (имелись в виду произведения Мериме и Виньи). В связи с этим хочется возразить: во-первых, подобные утверждения носят субъективную оценку, во-вторых, насколько известно, до сих пор не существует какого-то научного исследования по сравнительной характеристике творчества трёх вышеупомянутых писателей. А также напомнить достаточно известную в Европе пословицу: «Для каждого что-нибудь милое», т.е. по-русски: «На вкус, на цвет – товарища нет».

Французский издатель и книгопродавец Шарпантье Жерве, издававший Бальзака, Шенье, Готье, выпустил в 1840 году полное собрание сочинений Альфреда де Мюссе, которое было принято читателями «с большим восторгом».

Говоря о творчестве Альфреда де Мюссе, нельзя не упомянуть о его полной иронии аллегорической притче «История белого дрозда» (1842). Главный герой новеллы белый дрозд – это творческая личность среди обыденности общества, это птица избранная и потому обречена на одиночество. Однако гонения вдруг сменяются громким успехом и мировой славой. Автор признаётся: «Героем моего произведения был не кто иной, как я сам…» Новелла начинается словами: «Славный, но тяжкий удел – быть в этом мире дроздом, единственным в своём роде!» Несмотря на то, что произведение «История белого дрозда» буквально пронизано фантазией и вымыслом, в него искусно вплетены некоторые реальные события из жизни автора.

  Читаем строки из новеллы: «Я напишу роль для госпожи Рашели, а если она откажется сыграть её, начну трубить направо и налево, что талантом она уступает любой престарелой провинциальной актрисе».

Рашель (Элиза Рашель Феликс) была одарённой французской трагической актрисой. Она прожила недолгую (1821-1858), но яркую жизнь. Известно, что Мюссе неоднократно хотел написать трагедию для Рашели, но всякий раз по каким-то причинам он это откладывал. В конце концов писателю так и не удалось воплотить свою идею в жизнь.

Судьбоносен эпизод романа белого дрозда с подобной ему белой дроздицей. Нет сомнения, что здесь зашифрована история романа с Жорж Санд, продолжавшаяся чуть более двух лет. Современники отмечали, что именно Жорж Санд оказала огромное влияние на жизнь и творчество Мюссе. Как известно, Жорж Санд – псевдоним Авроры Дюдеван, урождённой Дюпен (1804-1876). Происходя из дворянской семьи, восемнадцати лет Аврора Дюпен вышла замуж за дворянина Казимира Дюдевана. Через восемь лет супруги разошлись. Аврора уехала в Париж, где начала работать в газете и одновременно публиковать свои первые романы, которые принесли ей известность.

Исследователи утверждают, что Мюссе – «самый блестящий представитель того поколения французских романтиков, которое формировалось на романтической иронии». В произведениях Альфреда де Мюссе всегда прослеживается интерес к личности и отмечается особое значение субъективного начала для романтического миропонимания.

Материал подготовил

Александр Стеффан

На фото представлена работа Ш.Ланделя "де Мюссе"