Высоким слогом. Какого спутника весёлого привёл мне нынешний февраль!


Марина Цветаева

***

Ты запрокидываешь голову

Затем, что ты гордец и враль.

Какого спутника веселого

Привел мне нынешний февраль!

 

Позвякивая карбованцами

И медленно пуская дым,

Торжественными чужестранцами

Проходим городом родным.

 

Чьи руки бережные трогали

Твои ресницы, красота,

Когда, и как, и кем, и много ли

Целованы твои уста.

 

Не спрашиваю. Дух мой алчущий

Переборол сию мечту.

В тебе божественного мальчика –

Десятилетнего – я чту.

 

Помедлим у реки, полощущей

Цветные бусы фонарей.

Я доведу тебя до площади –

Видавшей отроков-царей…

 

Мальчишескую боль высвистывай

И сердце зажимай в горсти…

– Мой хладнокровный, мой неистовый

Вольноотпущенник – прости!

18 февраля 1916.

 

Марина Цветаев

***

Сини подмосковные холмы,

В воздухе чуть теплом – пыль и деготь.

Сплю весь день, весь день смеюсь, – должно быть,

Выздоравливаю от зимы.

 

Я иду домой возможно тише.

Ненаписанных стихов – не жаль!

Стук колес и жареный миндаль

Мне дороже всех четверостиший.

 

Голова до прелести пуста,

Оттого, что сердце – слишком полно!

Дни мои как маленькие волны,

На которые гляжу с моста.

 

Чьи-то взгляды слишком уж нежны

В нежном воздухе, едва нагретом…

– Я уже заболеваю летом,

Еле выздоровев от зимы.

1915.

 

Марина Цветаева

Из цикла «Стихи к Блоку»

Ты проходишь на запад солнца,

Ты увидишь вечерний свет,

Ты проходишь на запад солнца,

И метель заметает след.

 

Мимо окон моих – бесстрастный –

Ты пройдешь в снеговой тиши,

Божий праведник мой прекрасный,

Свете тихий моей души.

 

Я на душу твою – не зарюсь!

Нерушима твоя стезя.

В руку, бледную от лобзаний,

Не вобью своего гвоздя.

 

И по имени не окликну,

И руками не потянусь.

Восковому, святому лику

Только издали поклонюсь.

 

И, под медленным снегом стоя,

Опущусь на колени в снег,

И во имя твое святое,

Поцелую вечерний снег –

 

Там, где поступью величавой

Ты прошел в гробовой тиши,

Свете тихий, святые славы,

Вседержитель моей души.

1916.

 

Вэнс Палмер

Странник своей любимой

Я с дороги дарю дорогие шелка,

Перья птиц и крылья стрекоз.

Мое верное сердце бери на века,

Только слов я тебе не привез.

 

Из криков борьбы я песни сковал,

И хватило бы в них огня…

Но глаза твои и лица овал

Превратили в немого меня.

 

Надеюсь, когда я стану стар

И конец мне в пути придет,

Драгоценной речи великий дар

Любовь моя обретет.

Пер. О. Берг

 

Роберт Фрост

Семейство розовых

Роза есть роза

И всегда была розой,

Но над розой угроза –

Поэзия с прозой

Объявили без спроса,

Что и яблоко – роза,

И лимон, и мимоза,

Что за метаморфоза!

Вот бы знать для курьеза,

Что еще будет розой!

Ты, любовь моя, роза,

Только это не поза,

Ты действительно роза.

Пер. А. Сергеева

 

Деруэнт Хоуп

Плод победы

Тот, кто ждет любви горячей

Или славы наперед,

Не поймет, что в миг удачи

Сердце дрогнет и замрет.

 

Не постичь ему, что страшно

Услыхать от милой «да»,

Ведь воздвигнутая башня

Ниже замысла всегда…

 

Как возникли муки духа,

Сколько сотен лет назад?..

Я не знаю. Шепчут глухо:

Был, мол, римлянин – солдат.

 

Стерто многими веками

Все, что в бой его вело.

На груди тяжелый камень,

Горький лавр одел чело.

 

Удержать сумел он словом

В прах разбитый легион,

Смог наполнить пылом новым

Тех, кто духом побежден,

 

Захватил он славу с бою,

Но о той ли славе речь?..

И, обманутый судьбою,

Воин бросился на меч.

Пер. А. Сендыка

 

Бираго Диоп

Над чем властвует любовь?

Над сутью всех вещей, над смыслом слов,

над зыбкостью неповторимых снов,

над тишиной, тяжелой, как смола,

и над вопросами, которым нет числа;

 

над плачем, заглушенным тишиной,

над тяжкой тишиной души больной,

над болью, приходящей вдруг,

когда вдвоем молчат, не разнимая рук;

 

над местом встреч – началом всех начал,

над словом, столько значащим для двух,

над словом, не произнесенным вслух,

 

над нервами, чей яростен накал,

и над ленивой негой вечеров,

когда смолкают голоса ветров.

Пер. Н. Горской

 

Иозеф Кариуки

Слепец

Когда ты ушла, не оставив

мне ни единого слова,

сердце мое рыдало –

не столько из-за потери

ласк твоих

и любви,

сколько вдруг осознав

собственную

слепоту:

как долго,

как страшно долго

я боготворил

саму неблагодарность!

Пер. В. Вебера

 

Байрам Ат-Туниси

Жду тебя

С нетерпеньем жду тебя: приди!

Занялся костер в моей груди,

Руку приложил к щеке: гляди –

Запылала узкая рука!

 

Счет мгновеньям я привык вести,

Нет, не захотела ты прийти.

Милая, страдальца навести!

Ах, когда б умел я не любить!

 

Может, зря в глазах моих огонь,

Нежностью чужое сердце тронь,

Знаю: холодна твоя ладонь,

Человек другой в душе твоей!

Разве мы расстались навсегда?

Разве обожгла меня беда?

Иль обидел я тебя когда?

В чем-то виноват перед тобой?

 

Угли подо мной раскалены,

Помыслы тревогою полны,

Легкие шаги твои слышны

В тихом дуновенье ветерка!

 

Целый день брожу я сам не свой,

Целый день я слышу голос твой,

Все друзья качают головой,

Думают, что я схожу с ума!

 

Дни мне обещаешь и года,

Клятвы нарушаешь без стыда,

В миг свиданья – холодна, горда

Или не являешься совсем!

 

Отговорку ты всегда найдешь,

На устах твоих благая ложь,

Мне тоскою сердце не тревожь!

Ах, когда б умел я не любить!

Пер. А. Голембы

 

Генрих Гейне

***

Своим письмом напрасно

Ты хочешь напугать;

Ты пишешь страшно длинно,

 Что нам пора порвать.

 

Страниц двенадцать, – странно!

 И почерк так красив!

 Не пишут так пространно,

 Отставку дать решив.

Пер. Т. Сильман

 

Генрих Гейне

***

Не тревожься: наше чувство

я пред миром утаю,

Хоть мой стих неудержимо

Славит милую мою.

 

Там, в тиши, в цветочной чаще,

Глубоко я схоронил

Эту жгучую загадку,

Этот тайный жар и пыл.

 

Ну, а если вспыхнут искры,

Пламя в розах полыхнет?

Это пламя мир отвергнет

И поэзией сочтет.

Пер. Т. Сильман

 

Генрих Гейне

***

Пусть себе метель кружится,

Град стучит и буря злится,

Снегом пусть окно заносит –

Сердце ничего не просит;

В нем теперь заключены

Милой лик и блеск весны.

Пер. В. Гиппиуса

 

Генрих Гейне

***

Хотел я, чтоб вместе мы были,

Душа бы покой обрела,

К несчастью, тебя торопили,

Тебя ожидали дела.

 

Сказал я, что я тебя встретил,

Чтоб вечно мы был вдвоем,

Но ты лишь в ответ рассмеялась

И сделала книксен при сем.

 

Любви растравляя страданья,

Меня ты терзала опять

И даже на прощанье

Не позволила поцеловать.

 

Но ты не права, полагая,

Что я застрелюсь в горький час.

Ведь это со мной, дорогая,

Не в первый случается раз.

Пер. П. Карпа

 

Кристофер Окигбо

Любовь в разлуке

Луна встала меж нами,

меж двумя сиротливыми соснами,

которые жмутся друг к другу.

Любовь и луна взошли

по нашим одиноким стволам.

И мы теперь только тени,

которые льнут друг к другу,

но целуют один лишь воздух.

Пер. А. Сергеева

 

Лэнгстон Хьюз

Прощальный блюз

Подари на прощанье мне билет

На поезд куда-нибудь.

Подари на прощанье мне билет

На поезд куда-нибудь.

Мне все равно, куда он пойдет,

Лишь бы отправиться в путь.

Пусть будет недолгая наша любовь

И сладостна и светла.

Пусть будет недолгой эта любовь

Что наши сердца зажгла.

Пусть будет недолгой наша любовь,

Чтоб я уехать могла.

Навсегда уехать могла.

Пер. М. Зенкевича

 

Рафаэль Э. Г. Арматту

Юные мечтания

Как сердца ваши в юности радостям вторили:

О любви и о славе мечталось тогда!

А потом оказалось: в житейской истории

Только блеклых да горестных дней череда.

 

Сколько счастья веселого ждали смолоду,

По садам наслаждений беспечно бродя

А теперь вы плететесь, понурив голову,

Как измокшие путники после дождя.

Пер. А. Голембы

 

Эуженио Таварес

Морна прощания

(песня-танец)

Час расставанья

камнем в груди.

Час расставанья,

не приходи.

Вспомню, что ты

ждешь впереди, –

на сердце мгла,

жизнь не мила.

 

Грозное море

ждет меня вновь.

Дай мне, любовь,

выплакать горе.

Плоть, как раба,

в путы возьмут.

Душу – ее

не увезут.

 

Сладко с тобой,

горек отъезд.

Горе изъест,

жить надоест.

Если умру

в дали безвестной,

волею бога

дома воскресну.

Я не уйму

слез расставанья.

Нет моему

горю названья.

Сможешь ли боль

сердца живого

выразить ты,

жалкое слово!

 

Я не уйму

слез расставанья.

Нет моему

горю названья.

Здесь, близ тебя,

мучусь ревнуя.

Как же разлуку

перенесу я?

Пер. М. Самаева

 

Карл Сэндберг

Расставание

Отчего он написал ей:

«Мне с тобой не жизнь»?

И отчего она написала ему:

«Мне без тебя не жизнь»?

Ведь он поехал на запад, она – на восток,

И оба остались живы.

Пер. А. Сергеева

 

Джордж Герберт

Любовь

Меня звала Любовь; но я не шел.

Жгли душу грех и стыд.

Тогда, Амур, поняв, как был тяжел

Мне первый мой визит,

Приблизился и ласково спросил,

О чем я загрустил.

«Я недостоин!» Но Амур в ответ:

«Входи и гостем будь», –

«Я? Злой? Неблагодарный? Духу нет

В глаза твои взглянуть!»

Амур с улыбкой отвечал: «Мой взор

Ты помнишь до сих пор».

«Но мною суть его извращена;

Вели мне прочь идти».

В ответ Амур: «Ты знаешь, чья вина?»

«Я отслужу – прости!»

«Сядь, - он сказал, - отведай яств моих!»

И я отведал их.

Пер. Г. Кружкова 

Фото - Галины Бусаровой