Историческая живопись Сидамон-Эристави


Валериан Сидамон-Эристави (1889-1943) принадлежит к числу тех художников, которые обеспечили живую связь грузинской советской живописи с лучшими традициями искусства рубежа XIX-XX веков. Творческая деятельность художника была весьма разнообразна. Он работал над созданием тематических картин и портретов, в театрально-декорационном искусстве и книжной иллюстрации… Особенно велики заслуги Сидамона-Эристави в области исторической живописи. Он явился одним из основоположников этого жанра в грузинском искусстве.

Художник родился в кахетинском селении Кварели. У него рано проявились способности к рисованию. В 1907 году он был принят в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где занимался почти восемь лет. Среди учителей начинающего художника были ведущие русские живописцы А.Архипов, А.Васнецов, Н.Касаткин. В 1915 году Сидамон-Эристави, закончив свое художественное образование, возвращается в Грузию. Примечательно, что в это время в Грузии сложилась целая плеяда молодых художников, стремившихся, используя наиболее интересные открытия искусства начала XX века, создать национальную по содержанию и форме живопись. Поначалу Сидамон-Эристави поселяется в родной Кахетии, зарабатывая на жизнь преподаванием рисования, затем переселяется в Тбилиси, где принимает активное участие в деятельности Общества грузинских художников. Художник сотрудничает в газете «Сакартвело», на страницах которой регулярно печатаются его рисунки (карикатуры, бытовые сцены, аллегорические и исторические композиции); в 1922 году оформляет спектакль «Овечий источник» в театре им. Руставели. Этот спектакль, оригинально поставленный выдающимся режиссером К. Марджанишвили, стал этапным событием в истории грузинского театра.

На рубеже 10-20-х годов Сидамон-Эристави создает ряд интересных портретов. Очень много для понимания творческих устремлений художника дает «Автопортрет»... В «Автопортрете» мастер обошелся без изображения профессиональных атрибутов. Он подчеркивает в лице самое характерное: необычную форму больших глаз, крупный нос с резко очерченными ноздрями, прихотливый рисунок губ, острый изгиб скул, напряженный взгляд, обращенный к зрителю. Поза фигуры несколько нарочита и неустойчива. Художник видит себя натурой романтической, аристократически утонченной и исключительной. В изобразительном решении мастер стремится к значительному обобщению форм. Он использует эффектные приемы, сопоставляя подчеркнуто объемные, как бы вычеканенные формы в изображении головы и плоскостно трактованную одежду. Важную роль в картине играет статуэтка на переднем плане, представляющая двух музицирующих грузинок в национальных одеждах. Эта деталь призвана указать на связь художника с национальной культурой. Кроме того, яркое декоративное пятно статуэтки, контрастирующее со строгим письмом фигуры, создает чисто живописную «интригу», придающую образу остроту.

Изобразительные приемы Сидамона-Эристави часто прямо заимствованы у ведущих русских живописцев начала века. Однако, указав на происхождение приемов, надо отметить, что пользуется ими грузинский художник с незаурядным мастерством, проявляя несомненный живописный талант.

Отметив успехи Сидамона-Эристави в портретном жанре, нельзя не сказать, что главной все же для него была историческая живопись, интерес к которой сложился еще в студенческие годы. Как известно из свидетельств современников, художник по возвращении в Грузию писал иконы с изображениями грузинских исторических деятелей, причисленных к лику святых. Начиная с 1917 года, живописец создает ряд больших картин, посвященных событиям национальной истории. Среди них наиболее значительны работы «Царица Тамара», «Первое сражение Ираклия II с лезгинами», «Крцанисская битва». Художника не интересует ни психология исторических личностей, ни внутренний драматизм исторического события. Он подходит к истории как патриот, стремящийся вдохновить сограждан героическими подвигами предков. Поэтому историческое событие на картине Сидамона-Эристави предстает в виде романтизированной легенды. Характерно, что некоторые свои произведения художник снабжал подробными пояснительными текстами. В создании впечатления театральной условности, возникающего при рассмотрении исторических композиций, большую роль играет красиво придуманный колорит, в котором доминирующий сине-фиолетовый фон сочетается с яркими пятнами красного и желтого.

В середине двадцатых годов в творчестве Сидамона-Эристави происходят существенные изменения. Одним из первых среди грузинских художников он обращается к историко-революционной теме. Он пишет такие работы, как «Восстание гурийских крестьян», «Убийство Кецховел». Изобразительная манера художника становится более натуралистической, историческое событие показывается с большей долей реалистической достоверности. Эти изменения, характерные для советского искусства в целом, позволили Сидамону-Эристави в тридцатые годы попробовать свои силы и в современной теме, в его творчестве появляются сюжеты, посвященные Красной Армии и индустриализации…

Творческая судьба Сидамона-Эристави во многом типична. Она началась в атмосфере поиска и эксперимента, характерного для искусства рубежа веков, получила своеобразное развитие в сложной художественной ситуации двадцатых годов и нашла свое завершение в тридцатые годы, когда художник полностью подчинил свой талант воплощению социальных идеалов эпохи.

А. Лидов

На фотографии представлен автопортрет Сидамона-Эристави