История пуговицы


         В очень дорогом и престижном ателье, очень спешили. С минуты на минуту, ожидая очень уважаемого клиента. И вдруг обнаружили, что на пальто отсутствует верхняя пуговица.

О, ужас! Пуговиц, которые делали на заказ, не осталось.

- Наше спасение в ней, - сказал мастер, держа в руке такую же, но старую пуговицу, хотя вполне в приличном состоянии.

Пройдя по ней полировочным валиком, ее спешно пришили.

Пришел менеджер и потребовал коллекционный экземпляр. Ему также в спешке объяснили происходящее, решив что-нибудь придумать и подменить ее из следующей партии.

Но он возразил:

– Это невозможно, в ней есть вмятина от пули!

Ну, это не имело уже никакого значения. Пальто отправили наверх, в залу с зеркалами, кофейными столиками и диванами.

Единственной современной деталью интерьера были стеклянные двери. Они тихо открывались и закрывались. Будучи так переполнены своей неслышной значимостью, что совсем не замечали людей и сами по себе блуждали между стен. Некто торопился, неся новую одежду своего господина. Стеклянные двери, как бы невзначай пожали плечами, одновременно подпрыгивая и случайно зажав полы нового роскошного пальто. Хьють, и оторвалась самая верхняя пуговица. Тысяча страданий!

- Не может быть, - пронеслось между свистом захлопнувшихся дверей и звуком внезапного падения.

- Где я, что со мной? - путаясь под ногами прохожих, бедняжка очутилась на старой площади.

Шумная ватага мальчишек пронеслась мимо, распугивая воркующих голубей. И вдруг один из них нагнувшись завязать шнурок, подобрал ее. Внимательно изучив находку, он небрежно запустил ею...

- Вот так, а теперь лети! - не понятно кому крикнул он.

- Безобразие! Что вы хотите этим сказать? Это было напрасно. Так я все равно никогда не научусь летать.

И ударившись о красный глаз светофора, отлетела на самую середину проезжей части. Возле нее неистово ревел грозный, тяжелый мотоцикл, и гремящая музыка вырывала сердца у мирно затормозивших машин.

- Я попала в Ад, - испуганно произнесла пуговица. - Это чистилище.

И судорожно восстановила в памяти годы жизни, проведенные в книжной типографии. Талисманом висела она над печатным станком. В то время много листов печаталось ежедневно, но самое ужасающе-незабываемое впечатление оставили оттиски работ Иеронима Босха. Поэтому все картины Ада ей были знакомы. Но теперь она понимала, что все намного ужасней. Помимо чертей, котлов, костров и прочих кошмаров, ее окружали металлические монстры, скрежетание их бешеных звуков, вырвавшихся из кислого, проржавленного дна гниющего порока. Потом монстр сунул ее в какую-то темную щель, и они помчались с космической скоростью. Потеряв сознание, пуговица не заметила, как и почему очутилась на лесной поляне. По ней ползал любопытный муравей, и собрав целый отряд работников, принялся руководить процессом, который назывался - «внесем это в свой дом». Наконец поняв, что предмет не съедобен, в мгновение ока трудяги разбежались. Все что летало вокруг, мило щебетало или жужжало. Процветало спокойствие и радость, пахло цветами, травами, медом. И пуговица в недоумении решила, что она удостоилась Рая. Пригревшись под лучами вечернего солнца, она задремала.

Постепенно приближались сумерки. Внезапно прозвучал выстрел, и возле пуговицы резко упала пуля.

- Как можно спать, когда кругом стреляют. Такое зрелище только глупцы пропускают!

- Что вы, в Раю не стреляют, вы, наверно, в Ад спешили и заблудились, - проснувшись, с трудом понимая, что происходит, произнесла пуговица.

В ответ пуля засмеялась:

- ХА, ХА, ХА! Ну, ты даешь, красотка, этак спятить можно! Ты что принимаешь?

- В каком смысле? - не поняла пуговица.

- Да ладно, забудь, шутка! А вообще, ты кто такая и как тебя в лес занесло?

- Я пуговица.

- И что с тобой делают?

- Пришивают.

- Это в каком таком смысле?

- К одежде иголкой и ниткой.

- Ладно, это совсем дебри какие-то.

- Вы, милейшая, совсем не знакомы с историей. Вы хотя бы о своих прародителях хоть что-то знаете?

- Сейчас уже мне это ни к чему. Я отстрелялся и на покой, а на покое я пустой. Ведь моя история слишком простая. И предназначение убийственное или «рануоставляющее».

- Какое глупое бессердечие. А ведь нас с вами, можно сказать, в одной колыбели пестовали.

- Это с чего такая вам честь?

- Не задавайтесь! Оружейные мастера в 14 веке проявили к нам внимание и использовали, подгоняя друг к другу части доспехов. Вот так появились мы пуговицы-петли.

- Слушай, а ты мне даже стала нравиться, боевая подруга.

- Не валяйте дурака!

- Да я серьезно, хочу предложить руку и сердце. Только сразу не отказывай, подумай, а пока расскажи еще историю про вас.

-     Хорошо.

-     Хорошо - это подумаешь и не откажешь?

- Хорошо - это расскажу что-то еще просветительское.

- Валяй!

- Представьте Древний Египет: музыка, пуговица, одетая царицей, лежит в саркофаге. Должно выглядеть весело. А теперь Индию: музыка, пуговица танцует индийский танец любви.

Они вместе смотрят все, как на экране.  

- Вы видите совсем не то. Переходим в Грецию, а затем в Рим: музыка, пуговица на корабельном парусе раскачиваясь, поет. Потом в белых одеждах среди жриц храма богини Дианы. Все выглядит смешно. Мои предки украшали дорогие одежды и на протяжении многих тысячелетий играли важную роль в цивилизации.

- И популяции, ведь вас по сей день, как я успел догадаться, расстегивают на платьях прекрасных дам. Ну будьте же моей, моя пуговка!

Пуля пытается ее обнять.

Отодвинувшись, пуговица с возмущением продолжала:

- Вы не умеете слушать! Так вот, мои прапрабабушки превышали стоимость шуб и кафтанов. Так как в России в 15-16 веках их нашивали на одежду, украшая наряды.

В этот момент на экране Веселый человечек в кафтане со множеством смешных пуговиц.

- А еще мы защищали от злых сил. Некоторые ученые предполагают, что корень слова пуговица от слов «пугать и отпугивать».

- Слушай, дорогая, так я вдвойне на тебе женюсь. Ты станешь и женой, и амулетом в придачу.

Пуговица, не обращая внимания, прогуливается, продевая в дырочки травинки и украшая себя маленькими цветами.

- А ты из чего сделана? Не унималась пуля.

- Я, собственно, из серебра и инкрустирована перламутром.

- Ого! Ты мне подходишь, серебряная моя. Я ведь тоже не просто из чего попало.  Меня на заказ из серебра делали, для особ, особо питающих страсть к чужим драгоценностям и обремененных искусством власти.

- Что вы за страсть такую к убийству питаете!?

- А чтобы неповадно было приступать закон.

- Ну а самосуд разве не преступление!?

- Конечно, я осознаю: это плохо, пикантно, но некорректно.

Пуговица меняет тему, испытывая желание дорассказать историю.

- Представьте себе, в Англии 19 века королева предписала вдовам носить траурные платья с черными пуговицами из агата. А вот пластмассовые родились во Франции в 30-е годы прошлого века.

- Как скучно быть из пластмассы, - фыркнула пуля.

- Я согласна, - сонно пробормотала пуговица.

В этот момент разразилась приближающаяся гроза. Небо стало быстро темнеть и начался ливень. Пуговицу и пулю заливало, они, прижавшись, пытались выбраться  из внезапно образовавшейся огромной лужи.

Ветер завывал и разматывал деревья то в одну, то в другую сторону. По размокшей земле хлюпали ноги в тяжелых сапогах. Рука в белой резиновой перчатке извлекла горемык из воды. Посвистывая и освещая фонарем непогоду, человек крикнул:

- Закругляйтесь, других улик нет!

Так друзья по несчастью оказались в пакете, который аккуратно положили в короб.

- Мы спасены! - радостно вопила пуля. - Мы были в таком отчаянном положении, вот так остаться в лесу, без заботы и ласки, - тарахтела она.

- Вы такая звучная и все время как будто пуляетесь, а сами толком ничего не знаете. И вообще дамы дамам не предлагают замужество.

- Я не дама и вот моя история. При Петре Первом, из польского слова «kula», что означает «шар», а «шар», как вы догадываетесь, мужского рода, образовалось слово пуля. Буква «п» заменила «к» под влиянием слов палить и пулять.

- Простите! - сказала пуговица с восторгом. - Я и не знала, что вы мужчина!

- Великое бывает незаметно, - скромно, но с достоинством ответила пуля.

Крепкая рука несла короб сильно раскачивая. Их достали из пакета, выложив на стол под свет яркой лампы. Поковыряв пинцетом, пуговицу отбросили в сторону. А пулю положили обратно в пакет и понесли к самолету. Она оказалась единственной уликой.

Пуговица заплакала:

- Я так и не сказала ему, что согласна стать женой. И быть с ним и в горе, и в радости.

И опять цепкая рука взяла ее, а огромный глаз, нацелившись через увеличительное стекло, пристально изучал.

- Хо, хо, хо… Ты уникальная штучка и редкая.

И с этими словами бросил ее в портфель, пропахший дорогими сигарами. Отчего она начала сильно чихать, и этим вывела из себя зачитанный журнал, название которого было оторвано.

- Прошу вас, перестаньте! - настойчиво басил он. - Вы скоро ко всему привыкните.

- Простите, я так несчастна, меня разлучили именно в тот момент, когда я поняла, что люблю.

И тут она посмотрела на страницу и прочла:

- «Если у человека горе, не следует ему звать ангела Габриэля, но пусть обращается непосредственно ко мне. Я выслушаю его.»

- О, прошу вас, выслушайте меня, как и написано.

- Да что вы такое говорите. Во-первых, не ко мне, а к Всевышнему. Вы что писание не читали!?

- Не довелось, - обиженно сказала пуговица.

- А вы что же, просто журнал, а не то, что в вас написано?

- Да, но журналы бывают разные: политические, экономические… а я, гм-гм, «духовнический».

- Мне просто повезло; я хочу исповедаться и выйти замуж, - искренне сказала пуговица.

- Исповедовать я не могу, женить тоже. Но рассказать одну притчу - просто моя обязанность… Благочестивый мужчина был женат на благочестивой женщине, детей у них не было. Они говорили: «Мы не угодны Богу.» - и развелись. Муж ушел и женился на падшей женщине, и она сделала его таким же. А женщина ушла и вышла замуж за развратного мужчину и наставила его на путь истинный. Таким образом, все зависит от женщины.

- По-моему мы приземляемся, благодарю за интересную беседу, я думаю, мы с вами подружимся.

Портфель раскачивался вверх-вниз.

Вдруг она услышала голос пули.

- Шар! - закричала она.     

Он услышал. Сначала притих и отозвался:

- Да, это я!

Звонили телефоны: что-то, кто-то непрерывно объяснял, возмущался, кричал, а потом важно изрек: «По политическим причинам мы больше не нуждаемся в уликах.» С этими словами улику достали из пакета и выбросили. Пуля пролетела мимо трапа и оказалась в мусорной машине. Она ехала и думала, что все-таки там, в лесу, была счастлива. Ее размышление прервало резкое торможение, от чего она оказалась на тротуаре рядом с пластмассовой яркой толстой бутылкой. Пуля хотела спросить, где она находится. Но та была увлечена собой и пренебрежительно измерив ее взглядом, продолжала напевать: «Париж, Париж, ты без забот, всегда стоишь и ночь нас ждет. А ты не спишь, и день придет. Ла-ла-ла-ла-ла-ла.» Так как пулю была серебряной, это означало, что она обладала знанием многих языков, потому что серебро ценили во всем мире. Она поняла, что во Франции и вспомнила о предке, служившим пару веков назад подсвечником в доме у графа. Улица ей показалась знакомой, и дом все тот же, только другая дверь и возле нет экипажей. Пуля подняла глаза и прочла: «Мастерская ювелирных изделий». Ее подняли, так она очутилась в ювелирной мастерской.

В это самое время пуговица изо всех сил пыталась услышать и понять, где же пуля. Она кричала: «Шар! Шар!», но в ответ была тишина, а портфель раскачивался и удалялся в непонятном направлении.

- Бонсуа, папа! - услышала она.

- Что нового? - спросил другой женский голос.

- Все как всегда: суета сует, - ответил мужчина, попросив прислугу почистить портфель и разобрать вещи.

Журнал положили на журнальный стол, а все остальное вытряхнули в ведро. Уже потом пуговица оказалась на свалке. И вот, в один из осенних дней, ворона перебирая лапами мусор, схватила ее в клюв и полетела далеко-далеко, на кладбище… Сев на дорожку, посыпанную гравием, она увидела зеленую бусинку, переливающуюся на солнце и, забыв о пуговице, каркнула и улетела прочь. Пуговица, осмотревшись и убедившись, что опасность миновала, обомлела. На нее смотрел ее любимый хозяин. Для которого она почти 30 лет была когда-то очень дорога. Еще, будучи ребенком, он получил ее от своей матери, как память и оберег. Потом он стал знаменитым композитором и много разъезжал по разным странам. И как-то на одном банкете, куда его пригласили после концерта важные персоны, началась перестрелка. В панике и ужасе люди пытались увернуться от пуль, а композитор сел за рояль и начал играть. Ему хотелось остановить безумцев. Слова были бесполезны, и он выражал боль и мольбу через музыку. Шальная пуля, пролетев через ресторан, ударилась о пуговицу.

- Спасибо, - сказал он ей, - ты спасла мне жизнь.

Тогда она и была потеряна. Не найдя ее, он долго печалился и даже посвятил ей пьесу. Спасительница стала знаменитой, так как никто никогда не посвящал музыку пуговицам. Вспомнив об этом, она вздохнула, а он как будто с благодарностью посмотрел на своего верного друга. К его могиле подходили люди, и экскурсовод рассказывал им о творчестве, о последних годах жизни, и удивительную историю о пуговице. В этот момент мальчик нагнулся и подобрал, сам не зная, какой пласт истории.

- Я знаю, - сказал он, - ты та самая! Я тебя буду оберегать всю жизнью.

Он посмотрел на знакомый образ композитора. Солнце было в зените, прозрачный воздух дрожал, все пространство наполнялось музыкой. Жизнь продолжалась, начинаясь заново.

Пуговица перенесла столько потрясений, что, свернувшись калачиком, уснула в нежной ладошке ребенка. Проснулась она от слишком долгого сна в теплой и уютной комнате. Солнце светило сквозь желтые листья каштанов. Она посмотрела в окно, потом на тех, кто рядом.

- Здравствуйте, как я рада, что снова с вами.

Коллекция пуговиц заулыбалась, кивая в ответ. Она слегка повернулась на права и… увидела серебряный шар, который лежал в белой красивой раковине.

- Шар, - закричала она.

- Пуговка, неужели, это ты!?

- Шар, как я счастлива! Я все время хотела тебе сказать, что согласна стать твоей женой!

- И я согласен взять тебя в жены, любимая! Ведь ты - та единственная, которая пустую серебряную пулю превратила в наполненный смыслом и жизнью серебряный шар.

Вошел мальчик, внимательно посмотрел на свою любимицу, и положил ее в белую раковину рядом с маленьким серебреным шаром.

За окном шаловливый ветер поднял старый журнальный лист и положил на подоконник.

Мальчик прочел:

- «Одним для обретения вечности понадобится целая жизнь, другим - краткий час.»

Вид мальчика и все, что есть в комнате, удаляется через окно, остается лишь образ нашей планеты сверху.

Зоя Кону

Фото - Галины Бусаровой