Высоким слогом. Память встречи с тобой – как любимая книга


Димчо Дебелянов (1887-1916)

Светлое воспоминание

Память встречи с тобой – как любимая книга,

Днём и ночью раскрыта она предо мною …

Я в цветах, я в лучах, я навеки с весной,

Что мне тёмные ночи и снежное иго.

 

В каждой строчке – мечта. Я в потоках лучей,

Трепет солнц золотых, вкруг меня пламенеет,

Надо мною твой облик пленительный веет,

И трепещет душа твоя возле моей.

 

И живём мы в стране, чей покой не смущает

Ни гнетущая грусть, ни молвы суета,

Где любовь, как кристалл немутненый, чиста,

Где венками созвездий нас вечность венчает.

 

Там цветёт, где души окрыленно живой

Не скуёт холодящего страха верига…

Память встречи с тобой, как любимая книга, -

Днём и ночью раскрыта она предо мной.

Пер. В. Соколова

 

Альфред Мюссе (1810-1857)

Песня

Слабому сердцу посмел я сказать:

Будет, ах, будет любви предаваться!

Разве не видишь, что вечно меняться —

Значит в желаньях блаженство терять?

 

Сердце мне, сердце шепнуло в ответ:

Нет, не довольно любви предаваться!

Слаще тому, кто умеет меняться,

Радости прошлые — то, чего нет!

 

Слабому сердцу посмел я сказать:

Будет, ах, будет рыдать и терзаться.

Разве не видишь, что вечно меняться —

Значит напрасно и вечно страдать?

 

Сердце мне, сердце шепнуло в ответ:

Нет, не довольно рыдать и терзаться,

Слаще тому, кто умеет меняться,

Горести прошлые — то, чего нет!

Пер. В. Брюсова

 

Бонавантюр Деперье (1510-1544)

Любовь

Вышел на праздник

Юный проказник,

Без упоенья и слез,

В день изобилья

Новые крылья

Сплел он из лилий и роз.

Сладости любит,

Но лишь пригубит —

Вмиг улетает, пострел,

В этой снующей

Праздничной гуще

Мечет он молнии стрел.

Скольких ни встретит,

В каждого метит,

В сердце стремится попасть.

Лучник умелый

Шлет свои стрелы,

Яд их погибельный — страсть.

Смех твой — награда

Тем, кто от яда

Гибнет, печаль затая.

Мальчик жестокий!

Наши упреки

Мать услыхала твоя.

Взор ее строгий

В смутной тревоге

Ищет тебя на лугу,

В дикорастущих

Чащах и пущах,

В праздничном шумном кругу.

Пер. А. Ревича

 

Симон Ван Бомонт (1574-1654)

Сонет из цикла «Молодость»

Весна грядёт, и гонит зиму прочь,

И время молодит теплом и светом,

Ещё вчера томилась под запретом,

Но вот уж ей зефир спешит помочь.

 

Весенних чар зиме не превозмочь,

И песня соловья перед рассветом

Нисходит к нам божественным приветом,

Цветёт заря и убывает ночь.

 

Летит Эрот, угодник нежной страсти,

Идёт Арей, слуга меча и власти.

Слеза течёт, звенит литавров медь.

 

Бегу героев сабельного звона,

Милее мне сраженья Купидона.

В его войне так сладко умереть.

Пер. В. Вебера

 

Морис Метерлинк (1862-1949)

***

Трижды в рог я протрубил,

Что ж она нейдет?

— С башни вниз она сошла,

У окна не ждет.

Мы в тот вечер, в горький час

Плакали вдвоем.

— Плакала она семь лет

И забылась сном.

С ней ли перстень золотой?

Мой пропал с тех нор.

— Даже взгляда не пошлет

Вам она в укор.

Знаю, грешен я пред ней,

Бог один лишь свят.

— Вас простила бы она,

Но уста молчат.

Словно мальчик, я рыдал

У ее дверей.

— Знайте, вот уже три дня,

Как не больно ей.

Пер. В. Васильева

 

Микеланджело (1475-1564)

***

Для мастера не может быть решенья

Вне мрамора, где кроется оно,

Пока в скульптуру не воплощено

Рукой, послушной воле вдохновенья.

Ты для меня надежды и свершенья —

Все, Госпожа, в тебе заключено,

И тут, уже искусству не дано;

Оборонить меня от пораженья.

Меня убьют не чары красоты,

Не холодность твоя сведет в могилу

И не судьбы превратной торжество,

Но то, что смерть и состраданье ты

Несешь в себе, тогда как мне под силу

Лишь смерть извлечь из сердца твоего.

Пер. Е. Солоновича

 

Джордано Бруно (1548-1600)

**

Любви своей неся высокий стяг,

Я то в ознобе, то горю от страсти,

Воплю, безгласен, от такой напасти,

Дрожу в огне, смеюсь от передряг.

 

Я слёзы лью, но пламень не иссяк.

Я жив, я мертв, я у страстей во власти.

Над морем слез пожары скалят пасти,

Вулкан и Тейя – кто мне худший враг?

 

Но я в самом себе люблю другого:

Кремня он крепче, я – летучий пух.

Он рвётся ввысь, а мой порыв потух.

 

Зову его – в ответ хотя бы слово.

Бегу за ним – его же нет как нет.

Чем я упорней, тем слабее след.

Пер. Г. Русакова

 

Виктор Гюго (1802-1885)

***

Когда б мои стихи, как птицы,

Могли бы крыльями взмахнуть,

Они вспорхнули б со страницы

И отыскали бы к вам путь.

 

Когда б они крылаты были,

Как феи, что хранят ваш дом,

Они бы распростерли крылья

Над вашим мирным очагом.

Они над вами бы парили,

К вам возвращаясь вновь и вновь,

Когда б они имели крылья,

Имели крылья, как любовь.

Пер. М. Кудинова

 

Хайнц Калау (1931-)

Для тебя

Для тебя

мир не станет проще,

для тебя

не станет ниже гора.

Для тебя

в пустыне не вырастут рощи,

в жаркий день

не повеют ветра.

 

Ради тебя

Облака не станут скитаться.

Но ради тебя,

пока я тобой любим,

с каждым днем

я вечно буду меняться,

чтоб для тебя

оставаться всегда одним.

Пер. В. Куприянова

 

Пьер-Жан Беранже (1780-1857)

Розетта

Не дорожа своей весною,

Вы мне дарите свой расцвет;

Дитя мое, ведь надо мною

Лежат, как туча, сорок лет.

В былые дни от поцелуя

Простой швеи я счастлив был.

Зачем любить вас не могу я,

Как Лизу некогда любил?

 

В карете пара вороная

Вас мчит в наряде дорогом,

А Лиза, юностью пленяя,

Ходила, бедная, пешком.

К ее глазам весь свет ревнуя,

За ними зорко я следил...

Зачем любить вас не могу я,

Как Лизу некогда любил?

 

Здесь в позлащенные карнизы

Громады высятся зеркал;

Дрянное зеркальце у Лизы

Я граций зеркалом считал;

Без занавес постель простую

Луч солнца утром золотил...

Зачем любить вас не могу я,

Как Лизу некогда любил?

 

Поэтам лучшие созданья

Вы взглядом можете внушать;

А Лиза - знаков препинанья,

Бедняжка, не могла понять;

Но бог любви, ей грудь волнуя,

Любить без слов ее учил...

Зачем любить вас не могу я,

Как Лизу некогда любил?

 

Вы лучше Лизы, вы умнее,

В вас даже больше доброты;

Она теряется, бледнея

В сиянье вашей красоты;

Но к ней влекли меня, чаруя,

Мой юный жар, избыток сил, -

И уж любить вас не могу я,

Как Лизу некогда любил.

Пер. В. Курочкина

 

Сервантес (1547-1616)

***

Ладьею легкой управляя,

Блуждал я по морю любви.

То страх, то смелость ощущая,

Нигде не открывал земли!

 

Одно прелестное светило

Сияло на пути моем;

Оно моей надеждой было,

Я видел путь, и плыл по нем.

 

Но ах! с тех пор, как туча скрыла

Его сиянье от меня,

С тех пор на небе нет светила,

С тех пор лишен надежды я!

 

Взойди опять, звезда златая,

И путь мой снова озаряй,

Меня от бури сохраняя.

Вовек, вовек не покидай!

Пер. В. Жуковского

 

Поль Верлен (1844-1896)

Сплин

Алеют слишком эти розы,

И эти хмели так черны.

 

О дорогая, мне угрозы

В твоих движениях видны.

 

Прозрачность волн, и воздух сладкий,

И слишком нежная лазурь.

 

Мне страшно ждать за лаской краткой

Разлуки и жестоких бурь.

 

И остролист, как лоск эмали,

И букса слишком яркий куст,

 

И нивы беспредельной дали -

Всё скучно, кроме ваших уст.

Пер. Ф. Сологуба

 

Поль Верлен (1844-1896)

***

От лампы светлый круг, софа перед огнем,

И у виска ладонь, и счастье быть вдвоем,

Когда легко мечтать, любимый взор встречая,

И книгу ты закрыл, и вьется пар от чая,

И сладко чувствовать, что день умчался прочь,

И суету забыть, и встретить вместе ночь,

Союзницу любви, хранительницу тайны.

Как тянется душа в тот мир необычайный,

Считая каждый миг и каждый час кляня.

Из тины тусклых дней, опутавших меня.

Пер. В. Левика

 

Джон Драйден (1631-1700)

Прекрасная незнакомка

Я вольным был, обрел покой,

Покончил счеты с Красотой;

Но сердца влюбчивого жар

Искал все новых Властных Чар.

Едва спустилась ты в наш Дол,

Я вновь Владычицу обрел.

В душе царишь ты без помех,

И цепь прочнее прежних всех.

Улыбка нежная сильней,

Чем Армия Страны твоей;

Войска легко мы отразим,

Коль не хотим сдаваться им.

Но глаз дурманящая тьма!

Увидеть их - сойти с ума.

Приходишь ты - мы пленены.

Уходишь - жизни лишены.

Пер. Е. Аксельрод

 

Максимилиан Робеспьер (1758-1794)

***

Когда-то Розу мир

Знал бледной под Денницей,

К ней не спешил эфир,

Не звал ее царицей.

Но Бахус, бог забав,

К Венере раз припав,

С собой берет дочь Флоры,

И, пурпуром вина

Залитая, она –

Алей лучей Авроры!

Две капли по щекам

Киприды проскользили, -

Две розы вскрылись там

Меж белых нежных лилий.

Так ярок тот убор,

Что Роза с этих пор –

Царица над цветами,

Киприда ж в небесах,

С тех пор, с огнем в очах, -

Царица над богами!

Пер. В. Брюсова

Фото - Галины Бусаровой