В лучах славы. Знаменитая Аврора (Жорж Санд)


          Существует необыкновенная легенда о рождении Авроры. Одним прекрасным вечером очень красивый, просто сказочно красивый молодой офицер импровизировал на скрипке, под звуки которой прелестная, сказочно прелестная молодая дама в розовом платье танцевала контрданс. Она вышла в соседнюю комнату то ли поправит воланы на платье, то ли убедиться, что её локоны находятся в полном порядке и неожиданно почувствовала лёгкое недомогание… А ровно через минуту офицера уже поздравляли с рождением дочери… Счастливые родители назвали её Авророй в честь бабушки. Однако позвольте заметить, что у них не было права выбора, так как «это имя давали всем девочкам, рождавшимся в их роду».

Мама и бабушка Авроры (по отцовской линии), мягко говоря, недолюбливали друг друга в силу сословных различий. Мама Авроры была дочерью простого птицелова. Предки же отца и бабушки принадлежали к старинным дворянским родам. Правда, высокомерная бабушка была внебрачной, но единственной (и признанной!) дочерью самого Фридриха-Августа, курфюрста Саксонии, впоследствии короля Польши.

Совсем маленькой Авроре мама рассказывала волшебные сказки, читала стихи и молитвы. «Дама в розовом» постоянно была чем-то занята по домашнему хозяйству: шила, вязала, стирала и вкусно готовила. Они тогда жили вдвоём на чердаке дома по улице Гранж-Бательер в Париже. Отец Авроры служил в армии французской империи и постоянно был в разъездах.

«Офицер представлялся девочке не папой, а чудесным видением в золотых позументах, которое появлялось лишь для того, чтобы обнять её и сразу исчезнуть».

С четырёх лет Аврору отдали в имение бабушки в Ноане, наследницей которого ей суждено было стать много лет спустя.

В средние века в Ноане стоял феодальный замок: к концу XVIII века от него осталась лишь одна башня. Бабушка Авроры приобрела новый замок у графа де Серенн, который стоял на окраине сельского городка. Домашнее воспитание девочка получила вполне приличное: много читала, сочиняла стихи, неплохо рисовала и весьма недурно играла на арфе.

В 14 лет Аврору отвезли в Париж и отдали в женский Августинский монастырь английского религиозного братства. Несмотря на то, что девушка была «отчаянной шалуньей», она твёрдо решила стать монахиней. В связи с этим бабушка приняла решение как можно скорее выдать внучку замуж. Восемнадцати лет Аврора Дюпен вышла замуж за дворянина Казимира Дюдевана, но брак это был крайне неудачным, и через восемь лет супруги разошлись.

В начале 1831 года в мансарде одного из домов на парижской набережной Сен-Мишель поселилась Аврора Дюдеван, только что приехавшая из провинции Берри. Она только что приобрела долгожданную независимость, порвав с мужем, бароном Казимиром Дюдеваном, «весьма ограниченным человеком, который с нескрываемым презрением относился к её литературной деятельности. Аврора Дюдеван устроилась в редакцию маленькой газеты «Фигаро». В том же 1831 году в соавторстве с начинающим писателем Жюлем Сандо она пишет роман «Роз и Бланш» в духе модного в те годы романтизма. Однако книга не обратила на себя внимания публики.

Парижские газеты того времени «жили отзвуками июльской революции 1830», уничтожившей власть Бурбонов, режим Реставрации. К власти пришёл Луи Филипп Орлеанский, торжественно провозгласив, что его правление будет «лучшей из республик». Однако в 1831 году прокатилась волна рабочих восстаний.

Представители передовой демократической мысли вели наступление против реакции на страницах газет, журналов, книг. Особенно едко, из номера в номер высмеивала Луи Филиппа и его министров газета «Карикатура».

В 1832 году большой общественный резонанс получил роман «Индиана», подписанный неизвестным именем – Жорж Санд. О нём много спорили. Современники вспоминают: «Одни восхищались взволнованным рассказом о тяжёлой личной драме героини, не желавшей быть вещью, игрушкой мужа, превозносили смелость писателя, выступившего в защиту прав женщины; другие, и их было немало, находили книгу безнравственной и вредной, а в её авторе видели «опасного разрушителя семейных устоев, человека, покусившегося на незыблемые общественные основы».

Мало кто знал, что Жорж Санд – псевдоним Авроры Дюдеван. С момента выхода в свет произведения «Индиана» Аврора Дюдеван становится очень известной писательницей Жорж Санд. Книги её затрагивали самые острые проблемы современности. Она утверждала, что «поэт поёт лишь для того, чтобы волновать чувство и пробуждать мысль».

За 40 лет литературной деятельности Жорж Санд создала более 90 произведений. Уже первый роман «Индиана» поставил автора в ряды прогрессивных романтиков. Последовавшие за ним романы «Валентина» (1832) и «Лелия» (1833) были пронизаны «духом бунтарства и протеста».

В конце 30-х годов XIX века творчество Жорж Санд создаёт произведения, содержание которых выходит за пределы романтического бунта одиноких героинь. Они тесно связаны с важнейшими вопросами общественно-политической жизни страны.

В конце 1836 года писательница входит в круг левых республиканцев (Ледрю-Роллен, Барбес). Позднее, в 1852 году А.И.Герцен писал, что Жорж Санд «резюмировала в своём лице всю революционную идею Франции».

В 1837 году в журнале «Ревю де дё монд» (в апреле-июне) был впервые напечатан роман «Мопра». События романа происходят в последние десятилетия XVIII века. На страницах произведения показаны правдивые картины из жизни предреволюционной Франции. «Мрачный замок Рош-Мопра возвышается над всей округой как зловещий символ феодального произвола и насилия».

В центре романа история жизни главного героя Бернара Мопра. Надо отметить, что роман «Мопра» очень характерен для творческой манеры Жорж Санд. Её романтический метод ярко проявляется в построении сюжета романа. Писательница прибегает к неожиданным поворотам действия, к роковым совпадениям, к изображению «романтических злодеев». Большую роль в романе играют случайности в «романтическом стиле». Например, по воле автора герои легко находят друг друга на обоих полушариях и встречаются именно тогда, когда нужно. Автор на страницах книги охотно излагает свои мысли и мечтания. Поэтому в её произведениях (включая «Мопра») читатели находят «обилие рассуждений, деклараций и поучений». Жорж Санд – признанный мастер описаний, лирического пейзажа, «тонкий живописец природы».

«Она умеет рисовать даже благоухание, даже мельчайшие звуки», - восторгался И.С.Тургенев.

         Ей присуще также большое искусство изображения «внутренней жизни героев, показ их чувств, богатства ума и сердца, глубокий интерес к судьбе народа, демократизм автора делают «Мопра» одним из лучших произведений не только Жорж Санд, но и всей французской литературы».

Интересно вступление к роману – в нём автором была допущена ошибка – в дате выхода книги – на целых 9 лет, что вводило и продолжает вводить в заблуждение некоторых литературоведов.

«От автора.

Незадолго до того, как помнится, в 1846 году в Ноане я написала роман «Мопра», закончилось мое дело о разводе. Именно тогда и предстал передо мною во всем нравственном величии своих принципов брак, с уродствами которого я до той поры боролась, давая, быть может, повод полагать – поскольку мне не удалось достаточно полно развить свою мысль, будто я отрицаю его по существу,

Нет худа без добра для того, кто умеет размышлять: чем яснее я видела, как мучительно и тягостно рвать супружеские узы, тем сильнее ощущала, насколько недостает браку того, что составляет основу счастья и равенства – в понимании самом высоком и еще недоступном современному обществу. Более того – общество всеми силами старается принизить священный институт брака, уподобляя его коммерческой сделке. Оно всячески подрывает устои этого священного института, чему способствуют и нравы самого общества, и его предрассудки, и его лицемерная подозрительность.

Когда, желая чем-нибудь себя занять и рассеять, я начала писать роман, мне пришла в голову мысль изобразить любовь исключительную, вечную – до брака, в браке и после того, как оборвется жизнь одного из супругов.

Идеалом любви является, безусловно, верность до гроба. Законы нравственности и религии сделали этот идеал священным; имущественные соображения его искажают, а гражданские законы зачастую препятствуют его осуществлению либо превращают в одну только видимость».

Знаменитый роман «Мопра» начинается так:

«На границе Марша и Берри, в местности, которая называется Варенной и представляет собой обширную пустошь, пересеченную дубовыми и каштановыми лесами, в самой глухой чащобе этого края, можно встретить развалины притаившегося в лощине небольшого замка. Зубчатые башенки его открываются взору примерно лишь в сотне шагов от опускной решетки главного входа. Вековые деревья, окружающие замок, и скалистые вершины, встающие над ним, окутывают его вечным мраком, и, пожалуй, лишь при полуденном свете можно пробраться по заброшенной тропинке, ведущей ко входу, не споткнувшись об узловатые корни и старые пни, на каждом шагу преграждающие путь. Эта угрюмая лощина, эти унылые развалины и есть Рош-Мопра.

Не так давно последний из Мопра, которому эти мрачные владения достались в наследство, приказал снести кровлю замка и распродать все до единого стропила и балки; потом, словно желая надругаться над памятью предков, он велел повалить ворота, проломить северную башню, разобрать сверху донизу крепостную стену и удалился вместе с рабочими, отряхнув прах от ног своих и предоставив поместье лисам, орланам и змеям. С той поры какой-нибудь дровосек или угольщик, живущий в одной из хижин, что разбросаны окрест, проходя днем по краю лощины Рош-Мопра, дерзко насвистывает или посылает этим развалинам крепкое проклятие; но на склоне дня, едва с высоты бойниц донесется крик козодоя, дровосек или угольщик молча спешит мимо и время от времени осеняет себя крестным знамением, как бы заклиная нечистую силу, гнездящуюся в разрушенном замке.

Признаюсь, если случалось проезжать ночью этой лощиной, мне и самому делалось как-то не по себе; не стану клятвенно заверять, что в иную грозовую ночь и я не пришпоривал коня, спеша избавиться от тягостного чувства, навеянного соседством старого замка. Ибо еще в детстве имя Мопра звучало для меня так же, как имена Картуша и Синей Бороды, а в страшных сновидениях тех лет прадедовские сказки о людоедах и оборотнях зачастую переплетались с подлинными и совсем недавними событиями, создавшими семейству Мопра недобрую славу по всей округе».

Действие романов Жорж Санд, написанных после «Мопра», разворачивается, как правило, на широком социальном фоне. Её книги действительно открывали людям новый мир, открывали нового героя, мечтающего не только о личном счастье, но и о счастье других.

Вера в творческие возможности простого человека, пафос национально-освободительной борьбы, мечта о настоящем искусстве – всем этим буквально пронизан роман «Консуэло» (1842). Главная героиня приходит к «высокому идеалу подлинно народного искусства», с честью преодолев «многочисленные препятствия и соблазны».

В романах 40-х годов Жорж Санд уделяет большое внимание идеям утопического социализма. Она стала одним из активных участников февральской революции 1848 года, будучи сторонницей взглядов левореспубликанской группы Барбеса. Писательница в дни революции фактически возглавила официальный орган временного правительства «Бюллетень Республики», став его основным автором. Июньские бои 1848 года привели к «крушению её утопических иллюзий о возможности достижения всеобщего счастья путём мирной проповеди». И Жорж Санд отходит от революционной борьбы. В её романах уже не ставятся социальные проблемы. Она создаёт ряд романов, в которых присутствует идеализация провинциальной жизни и навязчивая «лакировка действительности». Писательница возвращается к «маленькому миру личных чувств и переживаний». Например, романы «Последняя любовь», «Маркиза де Вильмер», «Жан де ла Рош» и др. намного слабее произведений 30-40-х годов прежде всего тем, что в них нет достойной идеи – порыва героев к идеалу и желанию разрешить социальные проблемы общества.

Большое признание творчество Жорж Санд нашло в России. Ею восхищались, в частности, в кружке Грановского, её любили Некрасов, Белинский, Салтыков-Щедрин, Достоевский и многие другие.

Н.Г.Чернышевский охотно переводил для «Современника» главы из её мемуаров, с восторгом отзывался о её творчестве в статьях и письмах. Показателен следующий факт: «В небольшом перечне самых необходимых вещей, которые Чернышевский просил разрешения взять с собой в ссылку, было несколько книг Жорж Санд».

Её писательская слава обрела мировое признание. Жорж Санд умерла в 1876 году. Прощаясь с ней, В.Гюго сказал: «Она останется гордостью нашего века и нашей страны».

Материал подготовил

Александр Стеффан

На фото представлена работа О.Шарпантьё "Жорж Санд"