В три строки. Царская Россия – вассал «союзников»


        Финансовые отношения России с союзниками – очень важная деталь нашей финансовой политики. Царизм и до войны получал большие кредиты, главным образом от Парижской биржи – это имело свой смысл и свои причины. Во время войны надо было платить долги, проценты и делать новые заказы. За «свой» счёт, т.е. на средства, которые можно получить внутри страны, царизм более одного года вести войны не мог. Это хорошо понимали и союзники, открывшие довольно значительные кредиты. Следовательно, царское правительство воевало в значительной мере за счёт союзников. Франция и особенно Англия открыли большие кредиты. Французские кредиты не играли особенно большой, существенной роли с точки зрения войны, так как они шли больше всего для покрытия процентов по старым долгам.

Зато Франция ничего и не требовала взамен, кроме пушечного мяса. Попытка с поставкой пшеницы и прочие разговоры о сырьевой гарантии не имели большого практического значения. Англия же старалась вытянуть всё, что можно – и в первую очередь золотые запасы, как гарантию по кредитам. Всего за время войны до Февральской революции нами отправлено в Англию 649,2 млн. рублей золотом. На почве высылки золота в сентябре 1916 года произошёл скандал между русским и английским правительствами. Последнее соглашалось впредь отпускать кредиты по 25 млн. фунтов стерлингов в месяц, т.е. около 250 млн. рублей, если Россия вышлет ещё порцию золота в 600 млн. рублей. Совет министров заупрямился: высылка такой суммы золота означала полнейшую зависимость от Англии. Подвалы Госбанка совсем остались бы пустыми. В течение почти 3 месяцев тянулись переговоры, договор не подписывался. Под нажимом военного министра пришлось пойти на компромисс: Совет министров согласился выслать 200 млн. рублей, и Россия продолжала получать паёк.

«Союзники» давали кредит России на ужаснейших условиях: английское и французское правительства не только устанавливали объём кредита, но и порядок его расходования. Ч царским правительством обращались как с вассалом. Министры царя хорошо понимали своё положение, но некуда было податься. Летом 1916 года, когда начались переговоры о новом кредите, закончившиеся только осенью, Барк – царский министр финансов – сделал попытку опереться на Америку, чтобы несколько освободиться от финансовой зависимости от своих союзников. По этому поводу он писал в комитет финансов:

«Кредит России у одних только союзных держав становится всё более затруднительным, и полнейшая наша финансовая зависимость от союзников является чрезвычайно тяжёлой». Далее Барк предлагает «хотя бы ценой известных жертв» получить деньги в Америке у одного из могущественнейших синдикатов.

       В общем этот маневр кое-что дал, но он не освободил царское правительство от финансового господства Англии. Англия открыла кредит до Февральской революции в размере 4,5 млрд. рублей. За полмесяца до Февральской революции перерасход по английским кредитам выражался в 582 млн. рублей. По французским кредитам было получено 1350 млн. рублей (вперёд до 1 февраля 1918 г.), из них оставалось не израсходовано только 133 млн. рублей. Если учесть ряд других ссуд и кредитов, полученных правительством, то общая сумма англо-французских кредитов достигнет 7 млрд. золотых рублей.

Американцы совсем неохотно субсидировали русское правительство. Несколько сделок, устроенных с Морганом, дали всего лишь около 250 млн. рублей, а величина заказов в Америке к 1 апреля 1917 года (нов. ст.) выражалась в солидной цифре 1967,3 млн. рублей.

С японскими банками финансовые отношения завязались ещё в 1915 году и на выгодных для России условиях. Но объём сделок не был велик. Чем ближе к Февральской революции, тем более отношение японских кругов делается недоверчивым. В 1916 году японское правительство потребовало золотой гарантии займа или «поручительства со стороны Англии или Франции». Поэтому пришлось «откупаться» повышенным процентом по займу, а последний заем, в 100 млн. иен, о котором переговоры велись ещё до революции, японцы отказались подписать «впредь до выяснения политического положения в России». Даже «союзники» начинали отказывать Николаю II в кредите. Всего кредитов получено было в Японии около 200 млн. иен.

Общий итог заграничных расходов и кредитов такой: 1200 млн. золотом, это те средства, которые были за границей на текущем счету до войны, и экспортированное во время войны в Англию золото; 7300 млн. рублей новых долгов, взамен которых царизм получил пушки, снаряды, винтовки, станки и сырые материалы. Этот материально-технический костяк позволил продержаться царскому правительству против немцев ещё почти 2 года, а рабочие и крестьяне России заплатили за эти долги несколькими миллионами человеческих жизней. Общая величина государственного долга за 2,5 года войны (к 1 января 1917 г.) увеличилась в 4 раза:

- к 1 января 1914 года – 8824,5 млн. рублей;

- к 1 января 1917 года – 33580,0 млн. рублей.

Одни проценты по займам должны были поглощать не менее половины довоенного бюджета. Октябрьская революция освободила трудящихся Советского Союза от этого дополнительного гнёта империалистической войны.

Фото - Галины Бусаровой