Культ одиночества и сознание собственной избранности.

Антон Крайний. Зинаида Гиппиус


Зинаида Николаевна Гиппиус родилась в городе Белев Тульской губернии 8 ноября 1869 года. Отец Гиппиус – юрист, из обрусевшей немецкой семьи, служил товарищем обер-прокурора сената, затем председателем суда в Нежине; мать, урождённая Степанова, - родилась в Сибири в семье уездного полицмейстера. Семья Гиппиусов часто переезжала из-за служебных переводов и слабого здоровья отца. Он умер в 1881 году в возрасте тридцати пяти лет от туберкулёза. После него осталось довольно обширное литературное наследство (он переводил Байрона, Ленау, писал стихи, но ничего не печатал). Зинаида Гиппиус получила бессистемное образование, которое вполне соответствовало складу её характера: она «бурно увлекалась вдруг заинтересовавшей её темой, оставаясь безразличной ко всему остальному». С одиннадцати лет Гиппиус начала писать стихи, увлеклась музыкой, живописью, танцами, верховой ездой, что неудивительно на фоне интереса всех членов её семьи к искусству. Затем последовали увлечения русской классикой, в особенности творчеством Достоевского.

В 1888 году в Боржоме З. Гиппиус знакомится с поэтом Д.С. Мережковским, и вскоре выходит за него замуж. Они переезжают в Петербург.

Много лет спустя, работая над книгой о своём муже, Гиппиус напишет: «Мы прожили с Д.С. Мережковским 52 года, не разлучаясь со дня нашей свадьбы в Тифлисе, ни разу, ни на один день».

Мережковский способствовал первой публикации стихов жены в журнале «Северный вестник», за подписью З.Г., в дальнейшем Гиппиус будет пользоваться псевдонимом Антон Крайний. Первые стихи поэтессы написаны под сильным воздействием поэзии С.Я. Надсона, «они наполнены сетованиями на скучную реальность, исканием нездешней красоты, ощущением разобщённости с людьми, и в то же время стремлением к одиночеству».

В Петербурге З. Гиппиус попадает в литературную среду «старших символистов», группировавшихся вокруг «Северного вестника» (Д. Мережковский, Н. Минский, Ф. Сологуб, А. Волынский) и занимает в ней заметное место, популяризируя идеи Бодлера, Ницше, Метерлинка. Первые творчески самостоятельные её стихи, опубликованные в этом же журнале, приобрели скандальную известность:

Небеса унылы и низки,

Но я знаю – дух мой высок.

Мы с тобою так странно близки,

И каждый из нас одинок.

Беспощадна моя дорога,

Она к смерти меня ведёт.

Но люблю я себя, как Бога, -

Любовь мою душу спасёт.

(«Посвящение», 1894)

В этих стихах отразились основные идейные искания раннего символизма, его этический и эстетический максимализм. Они включают в себя все важнейшие для «старших» символистов мотивы: «поиск спасения от скуки повседневности в мире фантазий и предчувствий, культ одиночества и сознание собственной избранности, эстетизация упадка. Но при этом было и своё: стремление преодолеть декадентство на путях веры, а иногда разочарование в ней, боязнь «пустой пустыни» небес. Отсюда присутствие в поэтическом мире З. Гиппиус резким непримиримых контрастов, «стремление всё испытать и прочувствовать, отказ от конкретных, реальных форм жизненного опыта; мотивы ухода от возможности исполнения мечты, надежды и страха перед «тяжестью счастья».

Сердце исполнено счастьем желанья,

Счастьем возможности и ожиданья, -

Но и трепещет оно, и боится,

Что ожидание может не сбыться…

(«Предел», 1901)

Три основные темы волнуют поэтессу – это человек, любовь и смерть. Гиппиус мечтает о примирении любви и вечности, но единственный путь, ведущий к этому – смерть, только она может спасти любовь «от всего преходящего». В одном из стихотворений, не вошедшем в прижизненные сборники, Гиппиус говорит:

Тройная правда – и тройной порог.

Поэты, этому верному верьте.

Только об этом думает Бог:

О человеке.

Любви.

И смерти.

Постоянной темой поэзии З. Гиппиус стал «душевный разлад человека, изнемогающего от своего безверия», без познания смысла жизни.

Не ведаю, восстать иль покориться,

Нет смелости ни умереть, ни жить…

Мне близок Бог – но не могу молиться,

Хочу любви – и не могу любить.

(«Бессилие», 1893)

Подобные настроения отразились и в двух первых книгах рассказов Гиппиус «Новые люди» (1896) и «Зеркала» (1898). Основная идея в которых – утверждение истинности только интуитивного начала жизни. Автор считает, что современный человек совершил само – и богоотступничество, отказавшись от постоянного самосовершенствования, подвига личного самоспасения, предельного самораскрытия своих внутренних возможностей, уйдя в языческий фатализм.

Высказывая мысль о губительности чувства жалости, недопустимости оберегания ближнего от страданий, Гиппиус даже настаивает на возможности причинить страдание другому, если это будет способствовать росту его души. Наиболее полно эти идеи отразились в драме-мистерии «Святая кровь» и рассказе «Святая плоть», вошедших в «Третью книгу рассказов» (1902), которая вызвала наиболее острую и многочисленную критику, обвинения в «мистическом тумане».

Брак с Мережковским был для Гиппиус не только источником литературных связей, но во многом определил её идейное самоопределение. В 1890-е годы Мережковский активно «формировал систему взглядов», и Гиппиус активно принимала участие в этом.

Некоторые мемуаристы даже писали о том, что большинство своих идей Мережковский заимствовал у Гиппиус.

К концу девяностых годов на первое место вышли проблемы нового религиозного сознания. В конце 1901 года Мережковские совместно с присоединившимся к ним незадолго до этого Д.В. Философовым создают свою собственную церковь и начинают в ней богослужения. Вскоре начинают действовать Религиозно-Философские собрания (первое заседание 29 ноября 1901 года, последнее – 5 апреля 1903 года), смысл которых состоял в призыве к «религиозному возрождению» и проповеди неохристианства. Их организацию Гиппиус считала наиболее «ярким событием» своей внешней жизни».

Гиппиус различала в своей религиозной концепции истории человечества и его будущего три фазы. Первая – это царство Бога-Отца, царство Ветхого Завета, которое открыло человечеству власть и мощь Бога как правду. Вторая – это царство Бога-Сына, Иисуса Христа, царство Нового Завета, это нынешняя фаза в религиозной эволюции человечества, открывшая правду как любовь. Третья – это царство Духа Святого, царство Третьего Завета, который будет дан человечеству в будущем, и, открыв любовь как свободу, разрешит все существующие антитезы противоречия – пол и аскетизм, рабство и свобода, ненависть и любовь, атеизм и религиозность.

Своё место в этой тройственности должен был занять и человек в трёх своих ипостасях. Первая – это человек-индивидуалист, человек как личность, лишённый всех внешних связей и обречённый на безнадёжное существование в этом мире.

Следующей непременной стадией бытия для Гиппиус стало объединение двух личностей в любви, из которой практически устранено физическое влечение и стремление к воспроизведению рода, зато особый смысл приобретает духовное единение двух человеческих индивидуальностей, «нераздельных и неслиянных». И, наконец, последним шагом станет незримое, но явственное присутствие в этом союзе третьего – Бога. Образовавшийся мистический треугольник придаст особую крепость и нерушимость всему происходящему.

На этих основаниях базировалось всё миросозерцание Гиппиус, что неминуемо сказалось на её творческом развитии как поэта, прозаика, критика. Увлечение Гиппиус богоискательскими идеями приводило к снижению художественного уровня её произведений, попытки религиозной проповеди зачастую заканчивались неудачей.

В 1904 году выходит сборник стихов З. Гиппиус за период с 1889 по 1903 год. В них она «ведёт всё время речь от имени мужчины». «Она прячет своё лицо за маской отстранённого повествователя, её стихи всегда абстрагированы от конкретного времени и места действия и развивают какую-то идею в чистой форме. В её стихах не найти открытого выражения эмоций, непосредственных переживаний, спонтанности чувства. Её поэзия холодна и сдержанна, наполнена постоянными поисками внутренней цельности».

В 1906 году выходит сборник рассказов Гиппиус «Алый меч», окрашенный проповедью неохристианства.

Салон Мережковских в доме Мурузи на Литейном проспекте становится одним из центров литературной жизни Петербурга, привлекая к себе приверженцев «неохристианства», молодых мистически настроенных писателей. «Литературный образ» «декадентской мадонны», дерзкой «сатанессы», окружённой слухами и легендами, которые Гиппиус сознательно приумножает, с вызывающей дерзостью читая на литературных вечерах «кощунственные» стихи, бесцеремонно пользуясь своей знаменитой лорнеткой, становится неотъемлемой частью литературного быта начала века. Она привлекает людей своей необыкновенной красотой (длинные золотистые волосы, изумрудные глаза русалки, высокая, стройная), культурной утончённостью, полемическим задором, тонким критическим чутьём. Одновременно она высокомерна, зло и презрительно насмешлива, острый интерес к новым людям быстро сменяется у неё нескрываемым безразличием и холодным экспериментированием над ними. Сама она равнодушно относится как к многочисленным славословиям в её адрес, так и к оскорблениям, на которые не скупятся фельетонисты. В её поведении есть некоторая искусственность, позирование, манерность, в чём она откровенно признаётся в стихах:

Не слушайте меня, не стоит: бедные

Слова я говорю; я – лгу.

И если в сердце знанья есть победные, -

Я от людей их берегу.

(«Шутка», 1905)

Влияние З. Гиппиус на литературный процесс признаётся всеми литераторами символистской ориентации. Для начинающих писателей этого направления становится почти обязательной нелёгкая процедура личного знакомства с Гиппиус. Среди постоянных участников литературно-философских вечеров у Мережковских – В. Розанов, Ф. Сологуб, Н. Бердяев, М. Шагинян и др. В организованном Мережковскими журнале «Новый путь» состоялся поэтический дебют А. Блока, здесь же появились первые статьи А. Белого.

В годы революции 1905 года на первый план вышли вопросы общественные. Враждебно относясь к марксизму, Мережковские сближаются с эсерами. Решение общественных проблем Гиппиус видит в сфере интересов отдельной личности.

Истинная революция в России возможна лишь как следствие революции религиозной. Вне «революции в духе» социальное преображение – это миф, игра воображения, считает Гиппиус. Период с весны 1906 года по лето 1908 года, проведённый Мережковскими в Париже, станет временем окончательного оформления религиозных идей, связанных с церковью Третьего Завета.

В это время Гиппиус является ведущим литературным критиком журнала «Весы». А в 1908 году вышел её сборник литературно-критических статей «Литературный дневник», вобравший в себя работы предыдущего десятилетия. В форме доверительного разговора с читателем, размышлений о жизни и литературе, Гиппиус неутомимо пропагандирует свои взгляды, обосновывает символизм как художественное мировоззрение нового времени. Основную причину всеобщей неудовлетворённости жизнью она видит в отмирании, в силу их исторической исчерпанности, традиционных религиозных идеалов. Обновление жизни Гиппиус видит в «охристианивании мира», освящении светской культуры, она постоянно акцентирует реальную преобразующую силу человеческого сознания, требует активного самосовершенствования. Задача искусства, по мнению Гиппиус, в обновлении, очищении, освобождении жизни от устаревших форм (семейных, общественных, бытовых и пр.), которые обрекают современных людей на совместную «смерть в жизни».

Принципиальной для З. Гиппиус станет борьба с писателями – «знаньевцами», Горьким, который воспринимался как идеолог деклассированных элементов.

После 1908 года творчество Зинаиды Гиппиус становится особенно разнообразным. Помимо сборника литературно-критических статей, выходят первая и последняя части романной трилогии «Чёртова кукла» (1911) и «Роман-царевич» (1912) (вторая часть трилогии осталась незавершённой), в которых отразились взгляды автора на религиозную революцию. Пьеса «Маков цвет» (1908) – злободневный отклик на события революции 1905-1907; более удачная в художественном отношении драма «Зелёное кольцо» (1916), призывающая к обновлению жизни. Появляются новые сборники рассказов «Чёрное по белому» (1908) и «Лунные муравьи» (1912). Выходит второй её сборник стихов «Собрание стихов. Кн. 2. 1903-1909» (1910).

По признанию Гиппиус, для неё ничего в мире не доставляло «такого наслаждения, как писание стихов», но писала она «редко и мало – только тогда, когда не могла не писать».

Февральскую революцию Гиппиус встретила восторженно. Она увидела в ней возможность

За границей творческая активность З. Гиппиус явно уменьшается. Постоянной работы в периодических изданиях у неё не было. Она являлась организатором литературных «воскресений» общества «Зелёная лампа», собиравших представителей разных поколений литературной эмиграции.

У Гиппиус выходят два поэтических сборника «Стихи. Дневник. 1911-1921» (1922) и «Сияние» (1939), а также два тома мемуаров «Живые лица» (1925) с воспоминаниями о Брюсове, Блоке, Розанове, Сологубе и других, книга крайне субъективная, отразившая её тогдашние общественные и политические взгляды.

После смерти Мережковского (1941) Гиппиус работает над книгой о нём. Зинаида Гиппиус умерла 9 сентября 1945 года – книга была не окончена. Однако в 1951 году эта книга всё-таки была опубликована в незавершённом виде – «Дмитрий Мережковский, 1951, не окончена». 

Лекция «Серебряный век», МГИК, 2001 год,

по материалам писателя

Александра Исаевича Мандельштама

Фотография: Зинаида Гиппиус