В три строки. Гравюра на дереве


Техника гравирования на дереве возникла в Европе в конце XIV века в связи с необходимостью широкого распространения художественных произведений, которые могли бы заменить дорогостоящие картины или скульптуры. Художники гравёры в то время только начали видеть первые, ещё робкие шаги, осознавать художественные возможности, таящиеся в этой технике. Эти ранние изображения, чаще всего религиозного содержания, схематичные, выполнены одной грубоватой контурной линией. Обычно гравюры такого рода раскрашивались от руки в яркие цвета – красный, синий, жёлтый, зелёный. Они использовались для традиционных религиозных целей или просто как декоративные произведения.

В XV веке гравюру на дереве применяют при печатании книг, вначале вырезая на одной доске и текст и изображения, а с 40-х годов, после изобретения рассыпного шрифта, изображения делались уже на отдельных досках. Блестящим примером раннего книгопечатания является «Мировая хроника» Г. Шеделя, выпущенная в 1493 году, насчитывающая более 650 гравюр на античные и библейские темы; создавали эти гравюры немецкие художники под руководством Михаэля Вольгемута – учителя А. Дюрера. Однако только в творчестве Дюрера гравюра приобрела значение подлинно высокого искусства, получила связь с современной общественной жизнью.

Наиболее совершенного по мысли и мастерству графического цикла Дюрера считаются листы «Апокалипсиса». Современник предгрозовых бурь крестьянской войны в Германии, художник дал в библейских образах широкое философское осмысление исторических и социальных судеб человечества. Напряжённый ритм эпохи наполняет его гравюры страстным пафосом. Понимание противоборствующих социальных сил, страстная вера в справедливость претворяются Дюрером в вечные образы добра и зла, олицетворяемые им в «Архангеле Михаиле, борющемся с драконом». Дюрер обогащает технику деревянной гравюры необычайным богатством штрихов. Трагическому накалу листов «Апокалипсиса» противостоит лирическая просветлённость цикла «Жизнь Марии», в котором звучит тема этической значительности человека из народа.

Среди интересных работ учеников и современников Дюрера должны быть названы «Танцующие пары» Т. Шейфелейна, «Дерущиеся кони» Г. Грина, гравюры Л. Кранаха, Гольбейна, Буркмайера.

Группе немецких резчиков по дереву не уступают по блистательности и виртуозности техники итальянские гравёры XVI века, особенно венецианцы, связанные с кругом Тициана. Однако для них более характерно тяготение к живописности, передаче тоновых отношений. Творцом такой гравюры называют Уго да Карпи, стремившегося добиться в этой технике имитации тонального рисунка кистью. Суть нововведения Уго да Карпи заключалось в том, что на бумагу последовательно с нескольких досок наносились отдельные части композиции, имевшие разные оттенки одного и того же цвета. Эта техника была названа «кьяроскуро», что значит светотень.

Мастера кьяроскуро любовно воспроизводили композиции Рафаэля, но особым предпочтением пользовались произведения Пармиджанино с их декоративностью и изысканностью форм. Классическим образцом кьяроскуро считается «Диоген» - шедевр Уго да Карпи, выполненный по рисунку Пармиджанино. Образ древнегреческого философа создан с явным стремлением к героической трактовке.

Среди итальянских последователей Уго де Карпи надо назвать имена Д. Вечентино, А. Андреани, А.Дзанетти.

Техника кьяроскуро быстро становится известной за пределами Италии. В странах Северной Европы многие художники пробуют свои силы в этой великолепной технике, в частности нидерландский гравёр XVI века Гендрик Гольциус («Аллегория ночи»).

Роль гравюры на дереве чрезвычайно разнообразна. Ей присуща полная художественная самостоятельность   и   в   то  же  время  в  этой  технике 

создаются прекрасные репродукции рисунков и композиций других мастеров. Мы особенно признательны гравёрам в тех случаях, когда оригиналы бесследно исчезли. Широкое распространение репродукционная гравюра получила в гравёрной мастерской Рубенса.

Несмотря на достижения отдельных мастеров, таких, как Н. Ле Сюер, Д. Джексон, Т. Бьюик, в целом XVIII-XIX века в Европе мы считаем эпохой заката деревянной гравюры.

Гравюры на дереве появились в России в середине XVI века одновременно с книгопечатанием. Первая книга, отпечатанная в Москве в 1564 году, «Апостол» на фронтисписе, имеет гравюру с изображением евангелиста Луки, возможно, вырезанную самим Иваном Фёдоровым. Её считают одной из самых первых русских ксилографий. Очень интересны русские народные лубки XVIII века. Темы их чрезвычайно разнообразны – от сатирического высмеивания до нравоучительного наставления, от политической пародии до любовной лирики. Изображения всегда сопровождаются текстом, часто стихотворным. Употребление народного орнамента, яркая раскраска, ясность композиции и остроумие текста делают русский лубок одним из интереснейших художественных явлений.

В XIX веке русские ксилографы посвятили много труда репродуцированию живописных произведений. Великолепны своей технической виртуозностью листы В. Матэ, находящего самые разнообразные приёмы для воспроизведения различных техник.

Однако уже все многочисленные ученики Матэ отказываются от воспроизведения чужих образцов, вновь вернув гравюре её самостоятельное художественное значение, соединив в одном лице художника и исполнителя.

В Японии ксилография переживает период своего высшего расцвета с середины XVII века до середины XIX века. Эта страна подарила миру таких выдающихся гравёров, как Моронобу, Эйси, Сяраку, Утамаро, Хокусий и Харосигэ.

Японская ксилография стала подлинно народным искусством. Мы встречаем японскую гравюру в литературных текстах, на театральных афишах, на суримоно – поздравительных карточках, она заполняет дома горожан. Следуя национальной традиции искусства, японские гравёры стремятся постигнуть вечные законы гармонии и красоты мира и воплотить их в отдельных явлениях жизни. Отсюда сложное и изысканное переплетение жанровых моментов в гравюре, условные стилистические обобщения, составляющие не только своеобразие художественного языка японцев, но и особую его утончённую прелесть. К этому необходимо прибавить удивительное чувство ритма линейного узора с необыкновенно тонкими градациями цвета, способностью отражать душевные состояния еле уловимым намёком. Например, один из лучших портретов Утамаро «Куртизанка Осама из дома Абура», поражает лаконическим изяществом силуэтных линий, сдержанной грацией движения, выразительностью образа. Певучая линия Утамаро вызывает одновременно чувство объёмной формы и декоративной плоскости. Очень интересен китайский народный лубок и современная китайская гравюра.

Возрождению интереса к технике деревянной гравюры европейские художники во многом обязаны французскому гравёру Леперу, широко изучившему опыт японских мастеров. Увлечение японской манерой заметно в творчестве Феликса Валлотона, который заменяет выразительность штриховок действенностью пятна и контура. Англичанин Уильям Никольсон знаменит жанровыми портретами, среди которых следует высоко оценить «Портрет королевы Виктории на прогулке» и блестящий портрет художника Уистлера.

ХХ столетие смело может быть названо временем возрождения ксилографии, и самое почётное место в нём занимает русская школа.

Татьяна Седова 

На фото представлена гравюра А. Дюрера