Записки дипломата. Уильям Додд. 1937 год. Апрель


Суббота, 3 апреля.

Утром у меня был чехословацкий посланник, и мы беседовали более получаса. Я хотел прийти к нему домой, но он настоял на том, что придёт сам. Я расспрашивал его об отношениях между балканскими странами – проблема, которую я поднял в информации нашему посланнику в Вене месяц назад. Он сказал, что недавний договор Югославии с Италией представляет собой важнейший шаг в сторону мира; он был задуман Италией как средство получения продуктов питания в случае войны с Англией. Он отметил также, что теперь Югославия сблизилась с Австрией, хотя она и не подумает согласиться на восстановление на троне Отто – наследника габсбургской династии.

Посланник сообщил мне, что между Румынией и Россией только что заключён подобный договор о признании границ и сотрудничестве в вопросе о мире. Я, конечно, слышал об этом договоре, но не знал в деталях его содержания. Он сказал, что оба соглашения – итало-югославское и русско-румынское – были важными шагами в деле сотрудничества и мира между всеми балканскими странами. Сейчас Чехословакия и Германия должны заключить аналогичное соглашение по вопросу о границах и национальных меньшинствах. Тогда положение балканских стран будет относительно безопасным, а Австрия, Болгария и Венгрия, каждая в отдельности, должны буду сотрудничать с так называемой Малой Антантой. Единственное, что его беспокоило, - это договор между Чехословакией и Германией. Германская пропаганда против единственной демократической страны в этой части Европы ведётся изо дня в день. Он проявил некоторое беспокойство и по поводу возможного восстановления династии Габсбургов; этого он не хотел бы допустить, хотя Австрия, по-видимому, настаивает на этом, опираясь на своё право.

***

Среда, 7 апреля.

Чехословацкий посланник, присутствовавший у нас вчера на обеде, сообщил мне, что, по имеющимся у него сведениям, вокруг Людендорфа группируются молодые немцы, ненавидящие Гитлера. С этой молодёжной организацией Людендорфа тайно связаны значительные круги военных; они регулярно получают двухнедельный журнал, издаваемый Людендорфом. Это стало известно главнокомандующему германской армией и военному министру генералу Бломбергу. 9 апреля в Мюнхене ему удалось устроить встречу между Гитлером и Людендорфом. Поводом для встречи послужило 72-летие Людендорфа. Посланника интересовало, что всё это значит. Дня через два мы, возможно, кое-что узнаем. Сегодня стало известно, что журнал Людендорфа конфискован.

Секретарь нашего посольства Ли сообщил мне сегодня, что два года назад немецкий посол Лютер, ныне отозванный из Вашингтона, посылал в германское министерство иностранных дел донесения о своих встречах с Хью Лонгом – претендентом на роль американского диктатора. Герр К., отставной немецкий дипломат, читал эти донесения. Он не раскрыл их содержания, но сказал Ли, что Лютер неоднократно навещал Хью Лонга в Луизиане. Интересно, известно ли нашему правительству в Вашингтоне что-нибудь об этом? Надеюсь узнать, что говорилось в донесениях о Хью Лонге и о его смерти.

На обеде у нас вчера было двадцать или более гостей. Все были расположены к более откровенным беседам, чем это обычно бывает среди дипломатов и немецких официальных лиц. Несколько видных немцев исключительно сурово критиковали гитлеровский режим – это опять становится распространённым обычаем здесь. Что бы это могло значить? Может быть, они думают, что демократу приятно это слышать?

***

Суббота, 10 апреля.

В четверг я в течение получаса беседовал с русским послом. Он рассказал мне о том, что 20 марта был на обеде у племянника генерала Геринга, ответственного работника рейхсбанка. Как мне сообщил принц Луи Фердинанд, на обеде были также французский посол, Шахт и сам принц Луи. Советский посол отрицал, что между Германией и Россией ведутся переговоры о заключении секретного договора. Мне об этом недавно сообщил наш посланник в Норвегии. Русский посол заявил, что он только что вернулся из Москвы и 20 апреля выезжает во Францию, куда он назначен послом.

В пятницу вечером Вальтер Дюранти – с 1921 года московский корреспондент «Нью-Йорк таймс» - сообщил мне, что Германия и Россия ведут секретные переговоры. Это уже не первый сигнал. По-видимому, что-то действительно происходит. Но, мне кажется, это всего лишь торговое соглашение. Как может Гитлер заключить политический договор с коммунистами?

Сегодня в полдень пришёл попрощаться сэр Эрик Фиппс. 16 апреля он выезжает в Париж, где несколько лет будет послом. Когда я ознакомил его с тремя сообщениями о русско-германских переговорах, он проявил большое беспокойство. Я сказал, что у меня нет уверенности, но, по-видимому, что-то происходит. Я почувствовал, что он хочет немедленно по телеграфу передать мою информацию на Даунинг-стрит.

***

Воскресенье, 11 апреля.

В секретном донесении из Франкфурта раскрываются некоторые стороны немецкой действительности, о которых ничего не говорится в печати. Между 31 марта и 4 апреля происходили многочисленные сходки прихожан в их церквах. В Дармштадте большие отряды нацистских чернорубашечников и СА стали чинить препятствия религиозной деятельности повсюду, кроме церквей, поддерживаемых партией (речь идёт о полу-варварском религиозном культе Розенберга). Они окружили главную церковь и арестовали пять пасторов за их проповеди. В районе Франкфурта тридцать семь человек было заключено в тюрьму за публичное чтение библии; из них тридцать до сих пор содержатся в тюрьмах. Им не предъявлено никаких обвинений, и перед судом они не предстали. Это было сделано по приказу нацистских лидеров. Жертвы этих преследований – простые верующие протестанты, которые, по-видимому, повинны лишь в том, что не намерены изменять своих религиозных убеждений.

В католической Саарской области на пасху было приказано снять распятие со стены одной религиозной школы и на его место повесить портрет Гитлера. Родители детей, учащихся в этой школе, громко возмущались, и некоторые из них не пустили детей в школу, за что были оштрафованы, а некоторые уволены с работы. Был проведён опрос местных жителей, согласны ли они на закрытие всех религиозных школ; 97 процентов опрошенных ответили положительно. Однако в Германии все знают, что голосовать надо определённым образом. Тот, кто голосует, руководствуясь только своими убеждениями, рискует попасть в тюрьму.

В Штутгарте, городе с либеральными традициями, 30 марта был арестован американский турист за то, что он фотографировал достопримечательности в древней деревушке, расположенной поблизости. Никому не дозволено фотографировать без разрешения правительства. Он был освобождён, после того как местные власти установили, что имеют дело с американским туристом, расходующим деньги в Германии и ничего не знающим об этом суровом законе.

В пятницу из Панамы было получено сообщение о том, что через канал проследовало 500 немцев-христиан, которым колумбийское правительство выделило участки земли. Кто они: эмигранты, бегущие из своей страны в поисках свободы вероисповедания? Здесь говорят, что, будь это возможно, отсюда бежало бы десять миллионов человек.

Вчера, 10 апреля, выдался такой замечательный солнечный день, что я отправился в двухчасовую поездку по знаменитому району Шпреевальд, южнее Берлина. На полпути увидел огромный военный полигон с хорошо оборудованными казармами, тянущимися на целую милю по левую сторону шоссе. В лесах видел много вырубок, сделанных в соответствии с четырёхлетним планом, о котором Геринг так любил говорить. Посевы пшеницы и ячменя в значительно лучшем состоянии, чем можно было предполагать после такой плохой погоды. Начиная с 1 октября не переставая лили дожди. Старинный городок Шпреевальд перенёс нас в позднее средневековье, но жители выглядят здоровее и лучше, чем многие жители больших районов Чикаго, которых мне довелось видеть, хотя заработная плата там всегда была в два раза выше, чем здесь.

***

Вторник, 13 апреля.

Вчера у меня была миссис Петерс, автор книги «Рузвельт и кайзер». Она рассказала мне об одном человеке из штата Айова, проживающем теперь здесь, который выдаёт себя за молодого учёного, совершенствующегося в своей специальности. На самом деле это агент одной американской нацистской организации со штабом в Детройте, возглавляемый неким Фрицем Куном; Кун собирает деньги и помогает своему агенту войти в контакт с министерством пропаганды и Гитлером. Петерс сказала, что этот агент часто ругает меня за то, что я не сотрудничаю с нацистами. Я просил её вновь повидать этого человека и узнать, чем конкретно он занимается.

***

Четверг, 15 апреля.

В американских церквах теперь демонстрируются фильмы, показывающие как в Германии преследуют католиков и протестантов, отстаивающих свои религиозные права. Немецкие газеты вновь публикуют злобные статьи, критикующие свободу вероисповедания в Соединённых Штатах, но теперь они не так едки, как в начале марта, когда Лагардия выступал с речами против Гитлера. Они делают вид, что не понимают такую свободу и удивляются, как может народ, на стороне которого в американской революции сражался фон Штейбен, так осуждать его родину. Они, по-видимому, не знают, что фон Штейбена в Америку послала революционная Франция.

 

В этой же связи газеты упоминают имя Карла Шурца, игнорируя, однако, то обстоятельство, что Карл Шурц был арестован в Германии за его любовь к свободе; он бежал через Францию в Соединённые Штаты, где остаток своей жизни посвятил борьбе за демократию, так поносимую в современной Германии. Теперь гонения столь же жестоки, как и в шестнадцатом веке; только прямых убийств, может быть, меньше. Сотни проповедников заключены в тюрьму за пропаганду христианства.

***

Суббота, 17 апреля.

Сегодня моё внимание привлекла немецкая «Официаль газетт» от 14 апреля. В ней перечислены имена девяносто одного немца, лишённого германского подданства.

Самая видная фигура в этом списке – Людвиг Ренн, автор нашумевшей книги против войны. Среди остальных много детей противников нацистской партии. Одному из них всего два года от роду. В то же время стало известно, что произведены аресты среди старой немецкой аристократии; арестованных обвиняют в том, что они монархисты и пытаются восстановить монархию. Заметно строже стали надзор за евреями и меры наказания по отношению к ним. Запрещены все виды собраний евреев, кроме религиозных. Они не имеют права играть в теннис, футбол, заниматься водным спортом, греблей, плаваньем. Этот древний оплот свободы вероисповедания превращается в ужасную тиранию. По-видимому, около трети населения приветствует эту систему, отказывающую людям в личной свободе.

***

Вторник, 20 апреля.

Вчера днём Джордж Лансбери, английский профсоюзный лидер и поборник мира, беседовал с Гитлером в течение двух часов. Мне кажется, эту встречу подстроил Риббентроп, чтобы усилить пронацистские и пацифистские настроения в Англии и тем самым ослабить усилия по увеличению вооружений и, может быть, осложнить франко-английские отношения.

Мы устроили проводы русскому послу, уезжающему вскоре в Париж, и в посольство я пришёл поздно. Перед самым моим отъездом в Потсдам, где я хотел посетить дворец старика Фридриха II, ко мне пришёл Уильям Ширер, талантливый представитель агентства Интернэшнл Ньюс Сервис и передал мне слова Лансбери о том, что Гитлер якобы с большой похвалой отозвался о президенте Рузвельте и утверждал, что если Рузвельт созовёт международную конференцию по вопросу о мире, то он, Гитлер, пойдёт ему навстречу. Я воспринял это скептически, поскольку Шахт и Нейрат сказали мне 4 марта, что, пока между великими мировыми державами не будут заключены экономические соглашения, ни о какой конференции не может быть и речи. Я распорядился, чтобы посольство послало телеграмму в Вашингтон. Несколько дней назад я послал Хэллу тщательно продуманное письмо, в котором дал анализ сложившейся здесь обстановки и особо подчеркнул наличие тревоги по поводу угрозы войны. Поражение Франко в Испании на время умерили воинственный пыл Гитлера.

Сегодня, выполняя малоприятную обязанность, я в стужу сидел под открытым небом на Берлинерштрассе, напротив знаменитого технологического института, и вместе с остальными дипломатами наблюдал большой военный парад в честь 48-летия Гитлера. Вопреки вчерашним мирным заверениям и всем урокам кровопролитной войны в Испании Гитлер стоял на трибуне в течение двух часов, наблюдая, как мимо него проходили 15 тысяч солдат и различная военная техника, стоящая много миллионов долларов. Никогда в жизни не приводилось мне видеть такую внушительную демонстрацию военной мощи.

По всей Германии был объявлен нерабочий день, и в Берлине тысячные толпы шагали по улицам, приветствуя Гитлера. Повсюду было множество детей. Хотя, по-видимому, многие известные в Германии люди очень недовольны нацистским режимом, сегодня мы видели повсюду только проявление восторга.

Некоторые дипломаты выражали неодобрение. Посол Франции, страны, которая больше всего способствовала тому, чтобы Германия пошла по пути вооружения, имел жалкий вид, несмотря на то что часть своего состояния он приобрёл путём огромных поставок оружия в первые годы гитлеровского режима. На турецкого посла огромная демонстрация Гитлером военной мощи произвела тягостное впечатление, хотя в его собственной стране существует диктаторский режим. Представители некоторых латиноамериканских стран были возмущены. То, что я видел в течение двухчасового парада, было болезненным напоминанием о том, что все европейские державы предали забвению настойчивые рекомендации Вильсона 1918-1919 годов. Лига наций, на которую возлагалось столько надежд, потерпела крах. Когда я посмотрел на Нейрата, сидевшего рядом со мной, мне показалось, что его лицо выражает огорчение; Шахт, когда я при прощании пожал ему руку, выглядел очень несчастным. На него это действовало так же, как и на меня. С меня хватит. Больше я на празднества в честь дня рождения Гитлера не явлюсь, даже если мне и суждено пробыть ещё год в Берлине.

***

Четверг, 22 апреля.

Во вторник вечером Геринг, о болезни которого сообщалось в печати, срочно отбыл в Рим. По пути в Южную Италию, куда он направляется под предлогом лечения, он встретится с Муссолини. Гитлер на самолёте отправился в Мюнхен, где 20 апреля в честь него был устроен ещё один военный парад. Гесс произнёс там хвалебную речь, в которой заявил, что фюрер – это современный Иисус Христос.

Чехословацкий посланник, ссылаясь на свою беседу с Герингом, сказал мне, что в этом году было раскрыто несколько покушений на жизнь Гитлера. Утром я получил телеграмму из Вашингтона, в которой сообщается, что молодой еврей Хельмут Хирш, приговорённый к смертной казни за покушение на жизнь известного злодея Штрейхера из Нюрнберга, - американский гражданин. Это вынуждает меня посетить министерство иностранных дел и потребовать, чтобы обвиняемый мог воспользоваться своими юридическими правами и чтобы были предъявлены необходимые свидетельства совершённого им преступления, а приговор соответствовал бы закону.

***

Воскресенье, 25 апреля.

Газеты под большим заголовком печатают сообщения о встрече Муссолини с австрийским канцлером Шушнигом, состоявшейся в пятницу, 23 апреля, в Венеции. Союз, известный как Малая Антанта, может быть расширен на Балканах только под контролем Муссолини и Гитлера. Это возрождает сложную проблему, разрешение которой австрийские и чехословацкие посланники ещё совсем недавно считали возможной. Муссолини не позволит Чехословакии и Австрии заключить оборонительный союз. Он не допустит восстановления Габсбургов, хотя в течение трёх лет грозился вторгнуться в Южную Германию, в случае если Гитлер попытается оккупировать Австрию в целях ликвидации движения за восстановление Габсбургов. Теперь Германия и Италия представляют сплочённый фронт против Востока и Запада. Вопрос о притязаниях Габсбургов – самый удобный повод для Муссолини; среди балканских стран существуют резкие разногласия по этому вопросу.

Завтра Геринг, отправившийся 20 апреля в Италию для лечения, встретится с Муссолини, с тем, как мне кажется, чтобы аннулировать то влияние, какое мог на него возыметь Шушниг. 3 мая в Рим выезжает Нейрат. Совершается сделка за счёт Испании. Италия хочет аннексировать Испанию или по крайней мере установить контроль над ней, но в последний месяц там сложилась неблагоприятная обстановка. Что скажет Нейрат от имени Гитлера? Моё мнение: отступитесь в нашу пользу от Австрии, и мы будем содействовать вашему влиянию в Испании, если Англия будет по-прежнему вести свою двойственную политику. Идея Италии и Германии состоит в том, чтобы расширить свою власть, спекулируя на страхе перед войной. Они спешат осуществить свой замысел ещё до того, как Англия полностью подготовится, а Польша, где тревога достигла небывалой степени, заключит союз с Румынией и Малой Антантой. Польский министр иностранных дел находится сейчас в Белграде, как говорят, для переговоров с румынами. Если Гитлер и Муссолини развяжут войну, народы их стран восстанут. Если балканские страны создадут союз для собственной и взаимной обороны, Гитлеру и Муссолини придётся отложить поход. Победа республиканцев в Испании может приостановить процесс установления диктаторских режимов в Европе и привести к падению Гитлера и Муссолини.

***

Вторник, 27 апреля.

Сегодня представитель германского министерства иностранных дел за завтраком у нас сказал, что заменить смертную казнь Хельмуту Хиршу, американскому еврею, намеревавшемуся убить Гитлера, пожизненным заключением – невозможно. Он должен умереть, хотя в действительности не предпринял попытки совершить преступление.

Нам не предъявили никаких доказательств. Ни слова по этому делу не было напечатано в прессе. Американская печать до сего времени была очень сдержанна в своих сообщениях. В Германии, по-видимому, не осознают, что казнь этого двадцатилетнего юноши при отсутствии доказательств его вины может вызвать в Соединённых Штатах сильное возмущение. По-видимому, его пыталась использовать в целях мести группа пражских немцев, родные и друзья которых были казнены Гитлером 30 июня 1934 года, но если нельзя найти и предать гласности доказательства его вины, то и казнить его нельзя. Я не раз говорил это сотрудникам министерства иностранных дел. Они дали мне следующий ответ: «Американец Симпсон, помилованный нами в декабре, теперь поносит в Соединённых Штатах нацистский режим и вдохновляет коммунистов, чью пропагандистскую литературу он пытался здесь распространять. Поэтому, - говорят они, - мы должны казнить Хирша». Я сказал, что это вызовет ожесточённую кампанию в печати, поскольку ни нам и никому другому не предъявили доказательств преступления.

 ***

Пятница, 30 апреля.

Будучи уверен, что 1 мая Гитлер организует большое пропагандистское мероприятие, подобное тому, которое он провёл 20 апреля в день своего рождения, я решил в эти дни отдохнуть от работы. Неделю назад я получил официальное приглашение от министерства пропаганды. Я присутствовал на праздновании дня рождения Гитлера и считаю его скорее унижением для Гитлера, чем чествованием. Это чрезмерно даже для дипломата. Итак, я написал, что в этот день меня не будет в Берлине, но сообщил, что вместо меня будут присутствовать советник и сотрудники посольства.

Сегодня утром в 11 часов сели в машину. Это был самый замечательный день с сентября прошлого года. Поехали по большой автостраде в Ганновер, оттуда в древний Марбург через Гёттинген – прекрасный край, где на полях усердно работали крестьяне – мужчины и женщины. Ночь провели в городе, где Папен – сомнительная личность – произнёс единственную вольную речь, которую немцам довелось слушать за всё время нашего пребывания здесь.

Перевод В. Мачавариани и В. Хинкиса 

Фото - Галины Бусаровой