Олег Алмазов. Интервью


Елена Чапленко: Расскажите, пожалуйста, о Вашей работе на радио. Благодаря каким приемам Вам удается установить контакт со служительской аудиторией?

Олег Алмазов: На радио я попал практически случайно, на последнем курсе театрального института. Мне позвонил знакомый и предложил попробовать свои силы на новой радиостанции. Я в то время бредил театром и отправился на прослушивание ради забавы… И прошел его! И работаю там вот уже 22 года!!! Секрет моего радийного успеха чрезвычайно прост: искренность! Есть такой избитый афоризм: «Будь собой, ибо все другие роли уже заняты», так вот, если у меня было не очень хорошее настроение, я никогда не пытался в эфире искусственно бодриться, что свойственно очень многим радийным ди-джеям. И говорил я в эфире всегда то, что думаю, и «шел от себя», за что не раз поначалу получал выговор от руководства, но потом все как-то смирились, что Олег такой, какой он есть и ломать его не надо... А слушатели эту искренность всегда чувствовали и говорили со мной в эфире на той же волне!

Елена Чапленко: Вы работали в театрах принципиально разных направлений. Чем каждый из этих театров обогатил Ваш творческий̆ потенциал?

Олег Алмазов: Мне очень сложно разложить по полочкам, что дал мне тот или иной театр. Мне всегда был ближе «театр переживаний» чем скажем «театр представлений», а со временем я еще больше полюбил камерные залы на 50-100 человек, где ты совсем рядом со зрителем и где видна любая фальшь и надо работать очень тонко и это очень похоже с кино. опять же искренность – вот мой секрет и на радио, и в кино, и в театре.

Елена Чапленко: Вам приходилось воплощать на сцене образы ранее живущих выдающихся личностей? Можно ли говорить, что работа над такими ролями накладывает больший отпечаток ответственности?

Олег Алмазов: Груз ответственности в таких ролях обычно всегда давит на актера и мешает работе над ролью. Выдающиеся люди обрастают множеством сплетен и шелухи, а они в первую очередь были обыкновенными людьми. Великими их сделали в большинстве случаев потомки, а не современники, и ничто человеческое им было не чуждо... Они так же любили, страдали, женились, изменяли и ничем их переживания не отличались от переживаний другого Человека... (Ну вы понимаете, о чем я?)

Елена Чапленко: Очень распространенное мнение, что театр и кино – это особые, «волшебные» миры... В начале творческого пути Вы придерживались этого мнения? Изменилось ли Ваше отношение к театру и кино со временем?

Олег Алмазов: Изменилось кардинально и то, и другое. Это просто работа!! Ничего волшебного и таинственного там как правило нет, что-то потустороннее безусловно возникает иногда в процессе спектакля, да и то не всегда. Миф про «волшебные миры» усердно раздувают люди творческих профессий, ибо им в большинстве своем очень хочется быть особенными, «не такими как все», распространенная актерская «болячка», которая меня всегда очень «улыбает» в моих коллегах!

Елена Чапленко: Как Вы считаете, при всей схожести сюжетов, в чем заключается разница между российскими и знаменитыми бразильскими (мексиканскими) сериалами?

Олег Алмазов: Я не большой специалист по бразильским сериалам, окромя «Санта-Барбары» и не смотрел ничего! Определенная схожесть в том, что и те и другие любят «пострадать», но «бразильское мыло» всегда было словом ругательным в киношной среде, а зритель наш любит страдания – вот и ищи компромисс.

Елена Чапленко: В Вашей фильмографии огромное количество прекрасных, запоминающихся ролей. Какую из них Вы считаете своей «визитной карточкой»?

Олег Алмазов: Долгое время моей «визитной карточкой» был Антон Старосельцев из сериала «Тайны следствия»,  потом  Женя из «Всегда говори всегда», но 

для меня наиболее запоминающаяся роль – это майор Котов из сериала «Обратная сторона луны»... К вниманию зрителей я давно уже привык, но Котова отмечают не только зрители, но даже мои коллеги из актерской братии, которые весьма скупы на похвалы чужого творчества! Там был очень хороший материал, сценарий, и я очень хорошо сделал свою роль... Без дураков и ложной скромности...

Елена Чапленко: Насколько сложно «вливаться» в устоявшийся коллектив актеров уже ставшего популярным проекта, как например, сериал «Всегда говори всегда»?

Олег Алмазов: Сейчас я честно могу сказать, что это было чудовищно тяжело... Никто меня там не принял с распростертыми объятиями! Приехал какой то «питерский мальчик» (это был московский проект)… Приходилось постоянно доказывать свое право находиться в кадре со «звездами» и «не ложиться» под московских коллег. На тот момент я был совсем не так уверен в себе и не так популярен как сегодня. К примеру, не так давно я снялся в проекте «Мосгаз», где тоже уже давно свой сложившийся и звездный коллективно – там все было настолько легко и свободно, что по сравнению с «Мосгазом», «Всегда говори всегда» был просто а!! Но я очень благодарен тому проекту, ибо он дал мне очень много зрителей и профессионально закалил меня, как актера и как человека...

Елена Чапленко: Нередко в кинематографе Вы воплощаете образы военных и правоохранителей̆. Специально для таких ролей Вы изучали азы рукопашного боя или стрелковой подготовки?

Олег Алмазов: Я принципиальный противник, когда актер выполняет каскадерские трюки, ибо каждый должен заниматься своим делом и профессия каскадера» придумана не просто так, тем более, что для меня трюковые сцены часто оканчивались весьма плачевно... Можно сто раз все отрепетировать, но как только прозвучала команда «Камера, мотор», все как правило идет как оно идет... Там партнер в зажиме съездил кулаком по лицу, или я на крови бутафорской поскользнулся, потому что на репетиции крови не было, или «посадка» не в ту сторону полетит – это когда пуля на костюме как бы взрывается при попадании в тело. В общем, сплошные накладки! Мне приходилось специально для сьемок осваивать верховую езду и тоже не обошлось без сюрпризов: как только моя лошадка оказалась «в кадре», - а мы снимали революцию, разгон демонстрантов - и вокруг стали стрелять», она, что называется, «понесла» от испуга так, что ничего сделать было невозможно! Чуть не убился тогда…

Елена Чапленко: Какие эмоции сложнее воспроизвести в кадре? С чем это связано?

Олег Алмазов: Не так сложно воспроизвести какие-то эмоции, сложно повторять это из дубля в дубль, ибо, как говорит один мой знакомый режиссер: «После третьего дубля умирает все живое» - и он прав!! А дублей бывало и по десять, и по тринадцать и больше.

Елена Чапленко: Как правило, как складываются Ваши творческие взаимоотношения с режиссером? Вы склонны к спорам?

Олег Алмазов: У нас в театралке был актерско-режиссерский курс, и нас так учили, что режиссер это «Царь и Бог», которого надо слушаться. Со временем я понял, что так бывает далеко не всегда. У меня как правило всегда есть свое видение роли, но если я режиссеру доверяю, то сделаю так, как хочет режиссер. Скорее всего мы просто найдем с ним компромисс или сделаем два варианта. Однако в современных сериалах весьма распространена история «отойди в сторону и не мешай»! Современных киношных режиссеров почти не учат работать с актерами, они мыслят картинкой, а объяснить почему персонаж поступает так или иначе они просто не могут, не знают определение слов «мотивация, задача, действие» - сие печально…  

Елена Чапленко: Над чем Вы работаете в настоящий̆ момент? Какая основная задача стоит перед Вами на сегодняшний день?

Олег Алмазов: В настоящее время я в творческом отпуске: то, что было уже сняли, а нового ничего еще не началось. Основная задача для меня – выбирать проекты, где я хочу сниматься. Актерская профессия весьма зависима – снимаешься не там, где хочешь, а там, куда позовут. Вот этот алгоритм лично мне и необходимо сломать!

Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Олега Алмазова

за интересный рассказ

Фотография - из личного архива Олега Алмазова