Михаил Гуськов. Правило правой руки


       Если спросить педагогов, от чего зависит успеваемость ученика, то одни ответят, что от усидчивости, другие, что от способностей, третьи от профессионализма педагога. Все эти факторы важны. Но есть главный, определяющий фактор: место в классе по отношению к учителю. Многолетние наблюдения и анализ успеваемости учеников, позволили мне выделить в классе зоны повышенной успеваемости. Попадая в эти зоны, плохие ученики становятся хорошими, а, выпадая из них, хорошие ученики становятся плохими. Какие это зоны?

Есть закономерности, следуя которым, большие массы людей будут овладевать пространством. Например, входя в театр, большинство зрителей поворачивает налево, раздеваясь в левых секциях гардероба. На бесплатных сеансах кино и театральных постановках, зрители предпочитают рассаживаться в левой части зрительного зала. Ниже мы объясним причину этого явления.

А как выстраивает на сцене выходы актеров режиссер? Актеры в массе своей будут выходить из левых кулис, смотреть в центр или в правую часть зрительного зала. Тем не менее, зрители предпочтут, чтобы на них актеры не смотрели, и сядут в левую часть зала. Значит, из левой части зала смотреть театральные постановки приятней. Силовая линия действия сценической постановки всегда будет направлена из левой части сцены в правую часть зрительного зала. Режиссер, выстраивая мизансцены, инстинктивно будет стремиться оказаться по правую руку от участников спектакля.

По крайней мере, уже три тысячелетия в человеческом обществе продолжает существовать школьное обучение, когда один человек обучает многих. При одном и том же учителе обучающиеся имеют разные успехи, одни обучаются хорошо, другие - плохо. Как бы ни был искусен преподаватель, он не в силах сделать всех своих учеников одинаково успевающими. Что же влияет на способность обучаться?  Мы из опыта знаем, что хорошими учениками бывают, как сильные дети, так и слабые, как бедные, так и богатые. Про одного ученика, говорят: «Он - способный, талантливый!» Про другого: «Бездарный, тупой!» Отбросим клиническую неспособность, когда у ученика болезнью или травмой поврежден мозг. От чего же зависит успешное обучение?

Вернемся к проблемам школьной успеваемости. Меня удивляет, что за три тысячи лет опыта преподавания наук никто из тысяч учителей и учеников не обнаружил одну совершенно очевидную особенность, что успешное обучение главным образом зависит от местоположения ученика по отношению к учителю. «А усидчивость, а способности?» - воскликнете вы. В том-то и дело, что, находясь по отношению к учителю в одном месте, приходится затрачивать гораздо большие усилия на восприятие, чем в другом. Одни ученики находятся в привилегированном положении, они как бы плывут по течению, другие - в неблагоприятном, и плывут как бы против течения, одним ученикам ветер дует всегда в спину, другим - в грудь.

Представим себе классную аудиторию. В центре - стол или кафедра учителя, перед ним три ряда школьных парт или амфитеатром разбегающиеся ряды студенческой аудитории. Где же в любой аудитории эти благословенные островки, на которых произрастают таланты, и где гранитные скалы, которые производят бездарностей? Назовем ряд, находящийся по левую руку от учителя левым рядом, по правую руку - правым, и находящийся между ними ряд - центральным. Благоприятные места располагаются справа от учителя: это три-четыре первых парты, и в центральном ряду - одна-две парты в центре ряда. Где располагаются места двоечников? Это весь левый ряд, первые две парты в центральном ряду и все задние места всех рядов.

Почему так получается, что справа от учителя располагаются любимчики, а слева - парии? Учитель всевидящим оком придирчиво наблюдает тех, кто находится у него в левой части класса, не прощая им ни одной шалости или ошибки, и наоборот, к ученикам, находящимся в правой части класса, он излишне терпим и мудро снисходителен.

          Понаблюдайте за тем, куда смотрит оратор, говоря с группой людей. Большинство говорящих смотрит в левую часть аудитории и обращается к ней.

Казалось бы, здесь, в этой части аудитории, он хочет найти отклик своим мыслям. Но это не так. Убеждают именно несогласных. Согласные, по мнению оратора, находятся всегда справа. Благоприятствует ли это пристальное внимание усвоению мыслей оратора? Нет. Говорящий гипнотизирует своим взглядом учеников, находящихся слева от него, мешая им думать. Ученики, остающиеся под его правой рукой, находятся в более выгодном положении, оставленные без всевидящего ока учителя, они как бы на досуге размышляют об услышанном. Их умственные усилия не расходуются на излишнее, парализующее волю, внимание учителя.

Если двоечника пересадить из левого ряда - в правый, на так называемые, «места отличников», то вскоре с ним произойдет чудесное превращение, уже через два-три месяца он начнет приносить домой тройки, а еще через месяц-другой станет перебиваться с четверки на пятерку. Из отщепенца он превратится в любимчика. Учеба, которая раньше вызывала у него отвращение и страх, станет ему нравится, у него появится азарт к добыванию хороших отметок и к заучиванию школьного материала. Особенно очевидно «правило правой руки» действует в первых классах, когда закладываются навыки школьных взаимоотношений. Ученика, привитого к знаниям через «места отличников», в более поздних классах можно пересадить на «места двоечников», и он все равно будет удерживаться на хорошем уровне, учеба будет даваться ему труднее, но вкус к успеху заставит его несмотря ни на что плыть «против течения». Конечно, ученика, несколько лет находившегося на «местах двоечников», даже пересадив его на «места отличников», будет трудно превратить в отличника. Так как в классах всегда происходит довольно много пересадок, то, наблюдая на «местах отличников» двоечника, нужно всегда интересоваться, где он сидел раньше. Это же касается отличника на «двоечных местах».

Так в чем же дело? Чудес не бывает. Есть закономерности. Это всего лишь отражение космического закона, прямое следствие вращение земли вокруг солнца и, как следствие этого, разделения функций между правой и левой рукой и правым и левым полушарием мозга. Между правой и левой рукой установилось примерно такое же разделение функций, как между клещами и молотом. Левая рука служит для удержания предмета, а правая для его обработки. На ранних стадиях развития человека левая рука служила для удержания ветки, а правая для сбора плодов. Поэтому в мозгу человека установилось разделение пространства на две части: левая - безвкусная, служебная, за которую надо покрепче ухватиться и твердо держать, а правая - вкусная, съедобная, которой надо наслаждаться. Учитель непроизвольно делит весь класс на две части, слева для него располагаются ученики-ветки, справа -  ученики-плоды.

Теперь обратимся от сбора плодов к военным действиям. Тысячелетиями человек принимал удар на левую руку и наносил ответный удар правой. Неслучайно, что древний воин на левой руке носил щит, а в правой - меч или копье. Почему учитель так снисходителен к ученикам, находящимся справа? Именно с этой стороны внезапный наскок хищника был бы наиболее опасен, а нанесенный удар копья или меча был бы менее отразим, поэтому человеку так важно, чтобы на этой линии у него находился не враг, а друг. Учитель подспудно старается соблюдать как минимум дружелюбный нейтралитет с тему учениками, которые находятся в его незащищенной зоне.

Совсем неслучайно в наше неспокойное время большинство учителей перенесли свой стол из центрального ряда - в правый, до минимума сократив как количество «мест отличников», так и возможность нанесения по себе предательских ударов взбунтовавшихся любимчиков. Поэтому, если мы хотим повысить общую школьную успеваемость, надо сделать первый шаг, переставить школьный стол учителя туда, где он должен стоять, - в центр класса.

Фото: М.Гуськов