Высоким слогом. Звон дождя по садам пролетает…


Сергей Городецкий

(1884-1967)

Письма с фронта

О тебе, о тебе, о тебе

Я тоскую, мое ликованье.

Самой страшной отдамся судьбе,

Только б ты позабыла страданье.

 

Плачет небо слезами тоски,

Звон дождя по садам пролетает.

С яблонь снегом текут лепестки.

Скорбь моя, как огонь, вырастает.

 

Вот она охватила сады

И зарю у озер погасила,

Оборвала лучи у звезды,

У вечерней звезды белокрылой.

 

Ало-черным огнем озарен,

Страшен свод. Но, смеясь и сияя,

В высоте, как спасительный сон,

Ты стоишь надо мной, дорогая.

 

Я к тебе из томленья, из тьмы

Простираю безумные руки.

О, когда же увидимся мы

И сольемся, как в пении звуки?

6 мая 1916.

 

Михаил Светлов

(1903-1964)

Разлука

Вытерла заплаканное личико,

Ситцевое платьице взяла,

Вышла — и, как птичка-невеличка,

В басенку, как в башенку, пошла.

 

И теперь мне постоянно снится,

Будто ты из басенки ушла,

Будто я женат был на синице,

Что когда-то море подожгла.

1929.

 

Ярослав Смеляков

(1913-1972)

***

Вдоль маленьких домиков белых

акация душно цветет.

Хорошая девочка Лида

на улице Южной живет.

 

Ее золотые косицы

затянуты, будто жгуты.

По платью, по синему ситцу,

как в поле, мелькают цветы.

 

И вовсе, представьте, неплохо,

что рыжий пройдоха апрель

бесшумной пыльцою веснушек

засыпал ей утром постель.

 

Не зря с одобреньем веселым

соседи глядят из окна,

когда на занятия в школу

с портфелем проходит она.

 

В оконном стекле отражаясь,

по миру идет не спеша

хорошая девочка Лида.

Да чем же она хороша?

 

Спросите об этом мальчишку,

что в доме напротив живет.

Он с именем этим ложится

и с именем этим встает.

 

Недаром на каменных плитах,

где милый ботинок ступал,

«Хорошая девочка Лида», -

в отчаянье он написал.

 

Не может людей не растрогать

мальчишки упрямого пыл.

Так Пушкин влюблялся, должно быть,

так Гейне, наверно, любил.

 

Он вырастет, станет известным,

покинет пенаты свои.

Окажется улица тесной

для этой огромной любви.

 

Преграды влюбленному нету:

смущенье и робость - вранье!

На всех перекрестках планеты

напишет он имя ее.

 

На полюсе Южном - огнями,

пшеницей - в кубанских степях,

на русских полянах - цветами

и пеной морской - на морях.

 

Он в небо залезет ночное,

все пальцы себе обожжет,

но вскоре над тихой Землею

созвездие Лиды взойдет.

 

Пусть будут ночами светиться

над снами твоими, Москва,

на синих небесных страницах

красивые эти слова.

1940.

 

Алексей Фатьянов

(1919-1959)

***

Не грусти...и, пожалуйста, вытри глаза,

А не то скоро сам я заплачу.

Может быть, я уже не вернуся назад,

А ты думай - поехал на дачу.

 

А ты думай, что хочешь, - но только поверь,

Как сейчас в это сам я поверил.

Если встретится смерть, - то я встречу смерть,

Но скажу, - вы ошиблись дверью.

 

А как кончится срок - я явлюсь на порог,

Постучу в голубое окно.

Ты мне с яблоками испечешь пирог,

И мы выпьем за жизнь вино.

Загорится луны голубая свеча,

И до звезд свою песню заброшу я.

Будет летняя ночь нас с тобою венчать,

Дорогая моя… Хорошая.

 

Дни, как птицы, как быстрые птицы летят,

Ты лови их, они улетают…

Ну прощай, а то в доме давно уже спят,

До свиданья, родная… Светает…

1939.

 

Алексей Фатьянов

(1919-1959)

Соловьи

Пришла и к нам на фронт весна,

Солдатам стало не до сна —

Не потому, что пушки бьют,

А потому, что вновь поют,

Забыв, что здесь идут бои,

Поют шальные соловьи.

 

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

 

Но что война для соловья –

У соловья ведь жизнь своя.

Не спит солдат, припомнив дом

И сад зелёный над прудом,

Где соловьи всю ночь поют,

А в доме том солдата ждут.

 

Ведь завтра снова будет бой,

Уж так назначено судьбой,

Чтоб нам уйти, не долюбив,

От наших жён, от наших нив;

Но с каждым шагом в том бою

Нам ближе дом в родном краю.

 

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят,

Немного пусть поспят…

1942.

 

Александр Твардовский

(1910-1971)

Невесте

Мы с тобой играли вместе,

Пыль топтали у завалин,

И тебя моей невестой

Все, бывало, называли.

 

Мы росли с тобой, а кто-то

Рос совсем в другом краю

И в полгода заработал

Сразу всю любовь твою.

 

Он летает, он далече,

Я сижу с тобою здесь.

И о нём, о скорой встрече

Говоришь ты вечер весь.

 

И, твои лаская руки,

Вижу я со стороны

Столько нежности подруги,

Столько гордости жены.

Вся ты им живёшь и дышишь,

Вся верна, чиста, как мать.

Ничего тут не попишешь,

Да и нечего писать

Я за встречу благодарен,

 

У меня обиды нет.

Видно, он хороший парень,

Передай ему привет.

 

Пусть он смелый,

Пусть известный,

Пусть ещё побьёт рекорд,

Но и пусть мою невесту

Хорошенько любит,

Чёрт!..

1936.

 

Алексей Сурков

(1899-1983)

***

Бьется в тесной печурке огонь,

На поленьях смола, как слеза,

И поет мне в землянке гармонь

Про улыбку твою и глаза.

 

Про тебя мне шептали кусты

В белоснежных полях под Москвой.

Я хочу, чтобы слышала ты,

Как тоскует мой голос живой.

 

Ты сейчас далеко-далеко.

Между нами снега и снега.

До тебя мне дойти нелегко,

А до смерти — четыре шага.

 

Пой, гармоника, вьюге назло,

Заплутавшее счастье зови.

Мне в холодной землянке тепло

От моей негасимой любви.

1941.

 

Михаил Исаковский

(1900-1973)

Катюша

Расцветали яблони и груши,

Поплыли туманы над рекой.

Выходила на берег Катюша,

На высокий берег на крутой.

 

Выходила, песню заводила

Про степного сизого орла,

Про того, которого любила,

Про того, чьи письма берегла.

 

Ой ты, песня, песенка девичья,

Ты лети за ясным солнцем вслед:

И бойцу на дальнем пограничье

От Катюши передай привет.

 

Пусть он вспомнит девушку простую,

Пусть услышит, как она поет,

Пусть он землю бережет родную,

А любовь Катюша сбережет.

 

Расцветали яблони и груши,

Поплыли туманы над рекой.

Выходила на берег Катюша,

На высокий берег на крутой.

1938.

 

Михаил Исаковский

(1900-1973)

Огонёк

На позиции девушка

Провожала бойца,

Темной ночью простилася

На ступеньках крыльца.

 

И пока за туманами

Видеть мог паренек,

На окошке на девичьем

Всё горел огонек.

 

Парня встретила славная

Фронтовая семья,

Всюду были товарищи,

Всюду были друзья.

 

Но знакомую улицу

Позабыть он не мог:

- Где ж ты, девушка милая,

Где ж ты, мой огонек?

 

И подруга далекая

Парню весточку шлет,

Что любовь ее девичья

Никогда не умрет;

 

Всё, что было загадано,

В свой исполнится срок, -

Не погаснет без времени

Золотой огонек.

 

И просторно и радостно

На душе у бойца

От такого хорошего

От ее письмеца.

 

И врага ненавистного

Крепче бьет паренек

За советскую родину,

За родной огонек.

1942.

 

Валентин Катаев

(1897-1986)

Письмо

Зимой по утренней заре

Я шел с твоим письмом в кармане.

По грудь в морозном серебре

Еловый лес стоял в тумане.

 

Всходило солнце. За бугром

Порозовело небо, стало

Глубоким, чистым, а кругом

Все очарованно молчало.

 

Я вынимал письмо. С тоской

Смотрел на милый, ломкий почерк

И видел лоб холодный твой

И детских губ упрямый очерк.

 

Твой голос весело звенел

Из каждой строчки светлым звоном,

А край небес, как жар, горел

За лесом, вьюгой заметенным.

 

Я шел в каком-то полусне,

В густых сугробах вязли ноги,

И было странно видеть мне

Обозы, кухни на дороге.

 

Патрули, пушки, лошадей,

Пни, телефонный шнур на елях,

Землянки, возле них людей

В папахах серых и шинелях.

 

Мне было странно, что война,

Что каждый миг — возможность смерти,

Когда на свете — ты одна

И милый почерк на конверте.

 

В лесу, среди простых крестов,

Пехота мерно шла рядами,

На острых кончиках штыков

Мигало солнце огоньками.

 

Над лесом плыл кадильный дым.

В лесу стоял смолистый запах,

И снег был хрупко-голубым

У старых елей в синих лапах.

1916.

 

Константин Симонов

(1915-1979)

***

Над чёрным носом нашей субмарины

Взошла Венера - странная звезда.

От женских ласк отвыкшие мужчины,

Как женщину, мы ждем ее сюда.

 

Она, как ты, восходит все позднее,

И, нарушая ход небесных тел,

Другие звезды всходят рядом с нею,

Гораздо ближе, чем бы я хотел.

 

Они горят трусливо и бесстыже.

Я никогда не буду в их числе,

Пускай они к тебе на небе ближе,

Чем я, тобой забытый на земле.

 

Я не прощусь с опасностью земною,

Чтоб в мирном небе мерзнуть, как они,

Стань лучше ты падучею звездою,

Ко мне на землю руки протяни.

 

На небе любят женщину от скуки

И отпускают с миром, не скорбя...

Ты упадешь ко мне в земные руки,

Я не звезда. Я удержу тебя.

1941.

Фото - Галины Бусаровой