Памяти военных корреспондентов Великой Отечественной войны

За наших читателей – смелых ребят // И за нас – рядовых пера!


 

Константин Симонов (1915-1979)

Песня о весёлом репортёре

Оружием обвешан,

Подкравшись по тропе,

Неукротим и бешен,

Он штурмом взял КП.

 

Был комиссарский ужин

Им съеден до конца.

Полковник был разбужен

И побледнел с лица.

 

Но вышли без задержки

Наутро, как всегда,

«Известия», и «Правда»,

И «Красная звезда».

 

О взятии плацдарма,

Что только в полдень пал,

Он раньше командарма

На полчаса узнал.

 

Во избежанье спора

Напоен был пилот,

У генерал-майора

Был угнан самолет.

 

Но вышли без задержки

Наутро, как всегда,

«Известия», и «Правда»,

И «Красная звезда».

 

В блокноте есть три факта,

Что потрясут весь свет,

Но у Бодо контакта

Всю ночь с Москвою нет;

 

Он, чтобы в путь неблизкий

Отправить этот факт,

Всю ночь с телеграфисткой

Налаживал контакт.

 

Но вышли без задержки

Наутро, как всегда,

«Известия», и «Правда»,

И «Красная звезда».

 

Под Купянском, в июле,

В полынь, в степной простор

Упал, сраженный пулей,

Веселый репортер.

 

Блокнот и «лейку» друга

В Москву, давясь от слез,

Его товарищ с юга

Редактору привез.

 

Но вышли без задержки

Наутро, как всегда,

«Известия», и «Правда»,

И «Красная звезда».

 

Константин Симонов (1915-1979)

Песня военных корреспондентов

От Москвы до Бреста

Нет такого места,

Где бы не скитались мы в пыли.

С «лейкой» и с блокнотом,

А то и с пулеметом

Сквозь огонь и стужу мы прошли.

Без глотка, товарищ,

Песню не заваришь,

Так давай по маленькой нальем.

Выпьем за писавших,

Выпьем за снимавших,

Выпьем за шагавших под огнем!

 

Есть, чтоб выпить, повод -

За военный провод,

За «У-2», за «эмку», за успех.

Как пешком шагали,

Как плечом толкали,

Как мы поспевали раньше всех.

От ветров и водки

Хрипли наши глотки,

Но мы скажем тем, кто упрекнет:

«С наше покочуйте,

С наше поночуйте,

С наше повоюйте хоть бы год!»

 

Там, где мы бывали,

Нам танков не давали —

Но мы не терялись никогда.

На пикапе драном

И с одним наганом

Первыми въезжали в города.

Так выпьем за победу,

За нашу газету.

А не доживем, мой дорогой,

Кто-нибудь услышит,

Снимет и напишет,

Кто-нибудь помянет нас с тобой!

 

Юрий Чернов (1924-2013)

Посвящается военным корреспондентам

Мы спешили в танке громыхающем,

На машине с ящиками мин

На передний край, где дым пожарища

Стлался среди вздыбленных равнин.

В дерзких поединках минометчиков,

В поисках разведчиков ночных

Находили мы сюжеты очерков:

Жаль, тогда нам было не до книг.

Нас комбат из фляги щедро потчевал,

Предлагал остаться до утра:

– Заночуйте, не блуждать же ночью вам?

Но ответ один был: – Нам пора!

Нам пора. Расстанемся до встречи мы,

Нам редактор дал короткий срок:

Быть на месте не позднее вечера,

В номер – гвоздевых сто сорок строк…

Мы брели в грязи распутиц веснами,

Мерзли под обстрелами зимой.

 

И газета наша двухполосная

Летописью стала фронтовой.

И не зря перо к штыку гвардейскому

Приравняла на войне страна.

Скромному газетчику армейскому,

Как бойцу, вручая ордена.

Но, бывало, в тьме ночной, нетающей,

На крутых откосах переправ,

Падали в бою мои товарищи,

Срочный репортаж не дописав.

И тогда наборщики склоненные,

Различая почерки едва,

Набирали кровью обагренные,

Порохом пропахшие слова.

Тропами нелегкими, неблизкими

Вместе шли мы в жаркие бои.

А теперь вы стали обелисками,

Побратимы верные мои.

 

Александр Гитович (1909-1966)

Военные корреспонденты

Мы знали всё: дороги отступлений,

Забитые машинами шоссе,

Всю боль и горечь первых поражений,

Все наши беды и печали все.

 

И нам с овчинку показалось небо

Сквозь «мессершмиттов» яростную тьму.

И тот, кто с нами в это время не был, -

Не стоит и рассказывать тому.

 

За днями дни. Забыть бы, бога ради,

Солдатских трупов мерзлые холмы,

Забыть, как голодали в Ленинграде

И скольких там недосчитались мы.

 

Нет, не забыть - и забывать не надо

Ни злобы, ни печали, ничего…

Одно мы знали там, у Ленинграда,

Что никогда не отдадим его.

 

И если уж газетчиками были

И звали в бой на недругов лихих, -

То с летчиками вместе их бомбили

И с пехотинцами стреляли в них.

 

И, возвратясь в редакцию с рассветом,

Мы спрашивали: живы ли друзья?!!

Пусть говорить не принято об этом,

Но и в стихах не написать нельзя.

 

Стихи не для печати. Нам едва ли

Друзьями станут те редактора,

Что даже свиста пули не слыхали,

А за два года б услыхать пора.

 

Да будет так. На них мы не в обиде.

Они и ныне, веря в тишину,

За мирными приемниками сидя,

По радио прослушают войну.

 

Но в час, когда советские знамена

Победа светлым осенит крылом,

Мы, как солдаты, знаем поименно,

Кому за нашим пировать столом.

 

Константин Бельхин (1912-1943)

Военным журналистам

По тропам лесным, по глыбам скалистым

Идем по фронту во все концы

Мы, военные журналисты, обыкновенные бойцы.

Привычен огонь и мороз привычен,

В грохоте – пишем, спим – в снегу.

А если атака – штык привинчен,

Граната выхвачена на бегу.

 

Рвемся, бурю чувств побеждая,

К ясному слову вновь и вновь.

Жгучую ненависть словом рождаем,

Словом рождаем большую любовь.

Когда из пепла, руин, пожарищ

Опять города взметнутся ввысь,

Не раз услышим: «А помнишь, товарищ,

На Севере вместе с тобою дрались?»…

 

Анатолий Чивилихин (1915-1957)

«За рядовых пера!»

Сегодня нам выпал веселый час.

А завтра нам в путь пора.

И тост неплохой найдется у нас:

За рядовых пера!

 

Мы «Войну и мир» не напишем, нет –

Хоть записок у нас гора,

Но не обойтись ни одной из газет

Без нас, рядовых пера!

 

Мы пишем, дуя на кулаки,

У тлеющего костра

О подвигах славных – четыре строки,

И каждая нехитра.

 

Где кончен бой, где бой начался,

Где сброшен противник с бугра –

Обязан всех раньше на полчаса

Узнать рядовой пера.

 

На «пикапах» не ездим, бредем пешком.

Коль не подвезут шофера.

В грязи непролазной бодрым шажком

Завтра пойдем, как вчера.

 

Из роты в роту, из дзота в дзот

(а у немцев есть снайпера)

Наш брат, не сгибаясь, к бойцам идет:

Он – рядовой пера.

 

Так выпьем, покуда писатели спят.

Всем встать! Мы крикнем «Ура»!

За наших читателей – смелых ребят

И за нас – рядовых пера!