Образы и контуры. Пьеса. Часть 1


Действие 1

Приёмная художественного зала. Ленуар предлагает Дефразну оценить полотно Форше для дальнейшей его рекомендации в коллекцию картинной галереи Коллера.

Дефразн: Месье Ленуар, поймите меня правильно. Я, искусствовед с двадцатилетним стажем, не могу на всё это (производит витиеватый жест вокруг картины) сказать – шедевр. И, тем более, рекомендовать это полотно в коллекцию картинной галереи самого Коллера. Я повторяю Вам ещё раз, что оно не представляет художественной ценности.

Ленуар: Вы утверждали, и что полотно Лука – это всего лишь жалкая пародия на какого-то пейзажиста прошлого века, и тоже не представляет собой художественной ценности. Однако, Вы настоятельно рекомендовали Коллеру приобрести его, и вот уже четыре года, как оно включено в коллекцию.

Дефразн: Да, Вы правы… Я действительно так считал, и так же считают многие другие искусствоведы. Но следует учитывать, что своими предыдущими уникальными произведениями Лук создал себе такое имя, что наличие любого, пусть даже самого нелепого полотна, - это огромная честь для каждой картинной галереи всей Франции. А что предлагаете нам Вы? Приобрести картину, не имеющую художественной ценности, да ко всему прочему написанную чертёжником, в своё время отчисленным из Академии Художеств?

Ленуар: Во сколько тысяч Вы оцениваете свой принцип?

Дефразн (официальным тоном): Простите, месье Ленуар, но боюсь Вы не согласитесь расстаться с той суммой, которая мне будет необходима после того, как Национальная Художественная Ассамблея лишит меня права оценивать произведения искусства на всей территории Франции. (Учтиво поклонившись, уходит.)

Действие 2

Один из залов картинной галереи Коллера. На высокой сцене Коллер и Дефразн, приветствуют приглашённых на вернисаж.

Коллер: Господа! Я благодарю Вас за оказанное внимание. Мне очень приятно, что интерес к живописи вообще и, в частности, к моей картинной галереи возрастает практически с каждым днём. Общество начинает осознавать величие полотен таких замечательных художников, как Делюфо, Ажеконе, Нинье, представленных в постоянной экспозиции галереи. Однако, сегодня Вам предоставляется уникальная возможность взглянуть не только на мировые шедевры прошлого столетия, но также и на копии этих полотен, созданных современными мастерами искусства. Подробнее об этом Вам расскажет выдающийся искусствовед Национальной Художественной Ассамблеи месье Дефразн. (Обращается к Дефразну.) Прошу Вас.

Дефразн: Благодарю. (Обращается к приглашённым.) Господа! Вероятно, среди Вас окажутся люди, которые воспримут настоящую выставку скептически, с недоумением, а, может быть, даже и ожесточённо. Действительно, как могли посметь современные художники посягнуться на нетленные творения прошлого? Однако, не торопитесь со скоропалительными выводами. Я хочу обратить Ваше внимание на то, что цель сегодняшней презентации – продемонстрировать народу Франции различия между двумя идентичными полотнами, различия, которые превратили одно из них в шедевр, а другое оставили за чертой художественных ценностей. Поэтому прошу Вас отнестись к нашей акции как можно лояльнее и с пониманием.

Коллер: А теперь, господа, прошу проходить в залы.

Художественный зал. Ленуар подходит к каждой работе, подносит пенсне к глазам и внимательно прочитывает таблички с указанием названия полотна и его автора.

Ленуар (указывает на полотно прошлого века): Очевидно, что это шедевр! Я просто не понимаю, как можно создать копию шедевра! (Глядит на современное полотно.) Это копия? Нет, это не копия! Вы только посмотрите какие отвратительные мазки! Чтобы мы могли перепутать эти работы? Они что ж это – смеются над нами?..

Жанрик (с горькой усмешкой): Возможно, Вы и правы, месье Ленуар, они смеются над нами. Перепутали нарочно таблички шедевров и копий, а, может быть, каких-то шедевров и вовсе нет. А теперь вот глядят на нас с Вами, на них (махнул рукой в сторону оживлённо беседующей толпы) – вон их там сколько, - да посмеиваются, какие мы почитатели талантов.

Действие 3

Реставрационные мастерские Пиньона. Реставратор со специальным лорнетом в руках внимательно вглядывается в один из мазков полотна из коллекции Делабеля.

Пиньон (очень медленно, вдумчиво): Да… Ну, этот мазок явно утратил предопределённый ему цвет. Да и вообще (посмотрев на коллекционера), месье Делабель, откровенно говоря, если Вы в ближайшее время не займётесь этой работой, то уже через год, другой она окажется в таком состоянии, что будет трудно узнать в ней полотно, некогда представлявшее художественную ценность.

Делабель (озабоченно): Что же Вы можете предложить в таком случае, месье Пиньон?

Пиньон (успокаивающе улыбаясь): Могу предложить единственно правильное решение – незамедлительно отдать это, пока ещё уникальное, творение в реставрационные мастерские. (Перебивая пытающегося что-то    сказать    Делабеля.)   Более   того,   осмелюсь 

заявить без лишней скромности, что реставратора, лучшего, чем Ваш покорный слуга (театрально преподносит поклон) Вам не сыскать во всей Франции.

Пиньон замечает вошедшего Патрика Ленуара.

Пиньон (воодушевлённо): О, господин Ленуар! Чем обязан столь неожиданному визиту?

Ленуар (официальным тоном): Доброе утро, месье Пиньон. Надеюсь, я не оторвал Вас от дел?

Пиньон: Ну что Вы, что Вы, месье, разумеется нет. Вы всегда желанный гость, непременно учтите это (смеётся). Проходите, присаживайтесь, прошу Вас.

Ленуар проходит вглубь мастерской, садится на старинный кожаный табурет.

Пиньон (обращается к Делабелю): Месье Делабель, а Вам я советую хорошенько подумать о нашем разговоре.

Делабель, попрощавшись, уходит. Пиньон возвращается к гостю.

Ленуар (протягивает Пиньону солидную пачку ассигнаций): Ваш гонорар, господин Пиньон. Вы его заслужили. Отреставрировать целых двенадцать работ всего за каких-то три месяца – это поистине вызывает восхищение. (Понизив голос.) Интересно, всё же, сколько молодых дарований работает на имя Пиньона, а, месье?

Пиньон (положив деньги в карман, тихим голосом): Их будет работать столько, сколько потребуется для комплектации оригинальной коллекции «Гео-Ленуар». (Громко.) Смею надеяться, что месье Патрик удовлетворён выполненным заказом?

Ленуар: О, да! Потрескавшиеся полотна прошлого столетия после реставрации Ваших мастерских выглядят просто как новые!

Действие 4

 Ресторан. Патрик Ленуар и Коллер сидят за столиком. Их суетливо обслуживают два официанта.

Ленуар (протягивает первому официанту луидор): Гарсон, будьте любезны, закажите вон тому (показывает пальцем на одного из музыкантов) скрипачу последнюю сонату Швельберменга.

Первый официант берёт монету и уходит в сторону музыкантов.

Второй официант (услужливо): Господа, разрешите предложить Вам наше новое фирменное блюдо «Дю-Шампань».

Коллер: Новое? Непременно! (Улыбаясь, обращается к Ленуару.) Месье Патрик, думаю нам с Вами предстоит не короткая беседа. Поэтому, со своей стороны, я предлагаю вначале поужинать. Поверьте мне, этот замечательный ресторан уже который год не перестаёт удивлять меня своими оригинальными блюдами.

Ленуар (серьёзно): Месье Коллер, я бы предпочёл обсудить наше дело незамедлительно. (Обращается к официанту.) Бутыль Бургундского, луковый суп и… как можно быстрее.

Коллер (с некоторой иронией): О, да, конечно, месье Ленуар консервативен во всём – от политической приверженности до вкусового пристрастия.

Приняв заказ, официант уходит.

Ленуар: Насколько мне известно, Ваша коллекция насчитывает свыше ста полотен прошлого века.

Коллер: Да, Вы совершенно правы. И все они – мировые шедевры. Не представляю, какой была бы моя жизнь, если бы не коллекционирование великих творений.

Ленуар: Однако, месье Коллер, Вы были инициатором проведения вернисажа копий этих картин наряду с оригинальными работами.

Коллер: По моему мнению, это было захватывающее зрелище. Каждый посетитель моей галереи имел возможность прочувствовать чуть уловимые различия между двумя полотнами, превратившее одно из них в шедевр.

Ленуар: А как Вы считаете, месье Коллер, возможно бы было проведение столь экстравагантного мероприятия без посильного участия реставрационных мастерских Пиньона?

Коллер (подозрительно): Вы что-то хотите этим сказать?

Ленуар (невозмутимо): Вы думаете, что Вы – единственный обладатель сразу двух уникальных коллекций – оригинальных шедевров и неподражаемых копий? Должен Вас разочаровать. Я создаю собственную коллекцию «Гео-Ленуар», насчитывающую пятьдесят работ, причём двенадцать из них – те самые оригиналы, которые Вы сдавали в мастерские Пиньона на реставрацию. И, кстати, уже созданы их копии.

Коллер (побагровев): Это возмутительно, что Вы сейчас говорите! Этого не может быть!

Ленуар: Если не верите, спросите самого Пиньона. Он должен подтвердить.

Коллер (в негодовании): Зачем же Вы тогда мне это всё рассказываете?

Ленуар: Я предлагаю Вам, месье Коллер, заключить в некотором смысле сделку. В связи с тем, что в любой момент я могу обнародовать свою оригинальную коллекцию вместе с их копиями или без оных, - Вы это должны понимать, - Ваш авторитет, как владельца ведущей Галереи Франции, мгновенно рухнет, впрочем, как и сама Галерея. Поэтому с Вашей стороны было бы целесообразнее всего согласиться с некоторыми моими требованиями.

Коллер (с горькой усмешкой): Какими именно?

Ленуар (подождав пока не отошёл официант, принёсший заказ): А вот эти требования, как Вы и хотели, мы обсудим после ужина. (Спокойно приступает к трапезе.)

Елена Чапленко

Фото - Галины Бусаровой