Великому юбилею – 75-летию Победы – посвящаю…


Воспоминания моего старшего брата, Молчанова Алексея, 1932 года рождения (он старше меня на двадцать лет)…

Его сверстники – девочки и мальчики – быстро повзрослели, отцы и старшие братья ушли защищать родину, в деревне остались женщины, дети и старики. Детство осталось позади, настали тяжелые трудовые будни для десятилетних детей.

Весной вставали рано, в 5 часов утра, боронили на лошади пашню для посева. Очень хотелось спать, – ложились на борону в отцовской телогрейке на одну полу, а другой укрывались. Приходила проверять тетя Василиса, – поднимала прутом, и снова в работу.

Еда была скудной, хлеб пекли с мякиной (шелуха от льняного семя) и с травой лебеды, мылись в большой русской печке щелоком, мыла не было. Домашняя работа: вода, дрова, летом пастьба скота, помочь в заготовке сена для скота; собирали ягоды, грибы, чтобы прожить зиму. Осенью – уборка зерна, льна, овощей; все сдавалось государству, себе оставляли крохи.

Мальчики рано повзрослели, чувство долга присутствовало у каждого. Однажды военные с пушками проходили через деревню, мой брат и еще трое мальчиков решили бежать на фронт, проехали три километра, но тут заметили солдаты. Сняли, пришлось возвращаться домой. Своим матерям помогали все мальчики и девочки – это было святое, эти взрослые дети были опорой в семье – и в горе, и в радости. Письма приходили редко, похоронки чаще.

Наша деревня небольшая, на фронт ушло около двадцати человек, вернулось пять. Радио в деревне не было, его провели в 60-х годах, сообщения о начале и конце войны получили от уполномоченных служащих при совете.

В школу ходили зимой – работы было меньше. Преподавала в начальных классах учительница Ушакова Валентина Петровна. О себе она говорила: «Я дочь учителя, внучка попа», очень образованная, интересная, прекрасно играла на скрипке и на гитаре, ребята ее любили, уважали безгранично.

Данную школу строили до революции, участие принимала и наша бабушка Молчанова Мария Петровна (в девичестве Алмазова), которая знала всего одну букву «Д», но считать умела. В семье она была старшей, поэтому на учебу времени не хватало, а вот две ее младшие сестры и брат были грамотными.

Школа была светлая: с большими окнами, теплая – топили дровами, потолки под 5 метров. Детей училось много, около 40 человек, еще были эвакуированные. Занимались в 2-х классах и в коридоре.

Приятель моего брата, Коля Волков, смастерил настоящее ружье и однажды принес в школу. Стал показывать, – оно выстрелило, – к счастью, никого не задело. У него на фронте были два брата, один погиб в 1942 году под Смоленском, и он хотел пойти вместо него.

Школа-семилетка находилась за 7 километров ходьбы от дома, поэтому приходилось снимать нашей маме угол в избе в зимнее время.

Наш отец, Молчанов Василий Дмитриевич, был призван в июне 1941 года (112-й стрелковый полк). Попав в окружение, с сентября 1941 года по апрель 1945 года находился в германском плену, несколько раз бежал, но безрезультатно. На голове у него был большой шрам… После окончания войны отец был направлен военкоматом на восстановление Ржева.

Брат отца, дядя Федя, прошел всю войну, после ранения в голову, потеряв левый глаз, был призван и служил в санитарном батальоне. Никто никогда из них не рассказывал о войне. Единственное, что сказал дядя: «Какие муки и страдания выносит человек».

В 1947 году мой старший брат в возрасте 15-ти лет впервые выехал из родной деревни в Питер, к бабушкиной сестре бабе Поле, прежде всего, его поразила большая коммунальная квартира с огромной кухней. Полуразрушенный город Ленинград с уличными вывесками: «Опасно» буквально потряс его. Баба Поля всю блокаду прожила В Питере, чудом выжила. Пятилетнюю племянницу Оленьку ей удалось по Ладоге отправить на большую землю, мама ее умерла, после войны ее долго искали, нашли в детском доме.

Мы с младшим братом родились после войны, поэтому ужаса и страха не видели. Однажды он принес книгу Шолохова «Судьба человека» в коричневом переплете, – я запомнила. В школу еще я не ходила, а он учился в 4-м классе. Читал брат, а мама и бабушка очень плакали, отец помню сказал, что все это правда. Отец рано ушел из жизни, и опорой нам стал наш старший брат.

 Вот и его уже нет, остались его сверстники, – единицы; мы, младшее поколение: братья, сестры и дети, должны помнить их заслуги на трудовом фронте. Их трудовая лепта – мальчиков и девочек военного времени – внесена для великой Победы против фашизма, и пусть наши дети и внуки помнят…

Нина Баранова

Фото - Галины Бусаровой