Похищение прекрасной Цецилии. Часть 1


…прекрасный древний город Краков… обычно в первую очередь посещают Вавель, осматривают его сокровища. И, конечно, мало кто пройдёт мимо музея Чарторыских – филиала краковского Национального музея. Здесь всеобщее внимание притягивает всемирно известный шедевр кисти великого итальянского художника Леонардо да Винчи «Дама с горностаем». История этой прекрасной картины наполнена ещё более драматичными событиями, чем история «Джоконды» - бессмертного творения Леонардо да Винчи, гордости парижского Лувра.

«Дама с горностаем» (это более позднее название картины) была написана художником в 1483 году в Милане. На ней изображена прелестная молодая женщина с тёмными миндалевидными глазами, осторожно, почти с нежностью, прижимающая к себе светлого пушистого зверька, который при дворе миланского герцога Лодовико считался символом безупречности. Слегка повернув голову, Цецилия, семнадцатилетняя возлюбленная герцога Лодовико, мечтательно смотрит вдаль. Гладко зачёсанные волосы затянуты прозрачной сеткой. Нитка бус подчёркивает нежность кожи молодой женщины и придаёт её покатым плечам ещё более округлую линию. Её рука, придерживающая зверька, тонкая и холёная – рука, не знающая труда.

Герцог Лодовико из рода Сфорца был богат и жизнерадостен. И, конечно, свою прекрасную возлюбленную он окружал слугами и камеристками, осыпал щедрыми дарами. В 1481 году он подарил ей имение Саронно. В дарственной значится: «В знак верности и благосклонности к нашей светлейшей госпоже и за заслуги благороднейшего семейства Галлерани, представительница которого прекрасная Цецилия пребывает в настоящее время у нас, мы сочли необходимым одарить её, во всём достойную своих предков и исполненную всевозможных добродетелей…»

Когда Лодовико взял в жёны Беатриче д’Эсте, он вначале не хотел отказаться и от Цецилии. Чтобы соблюсти придворные приличия того времени, он выдал свою возлюбленную за старого графа, занимавшего при дворе Лодовико высокий пост; граф согласился на этот шаг в угоду герцогу. На протяжении многих лет, с 1481 по 1494 год, Цецилия была одной из самых прекрасных и влиятельных женщин при дворе Лодовико. Она принадлежала к тем выдающимся женщинам эпохи итальянского Возрождения, которые в общественной жизни не уступали мужчинам: она сочиняла стихи, писала и говорила по-латыни и даже отваживалась на учёные беседы в области философии и теологии. Поэтому её называли, по имени древнегреческой поэтессы, «современной Сафо».

Беатриче д’Эсте, дочери феррарского герцога, минуло 16 лет, когда Лодовико женился на ней. Трудно было, глядя на эту жизнерадостную женщину с полными губами, узкими плечами и девичьей грудью, одержимую и бесстрашную наездницу, поверить, что она уже три года замужем и мать двух сыновей. Тогда на лицо Беатриче ещё не легла печать грусти от бесконечных похождений её непостоянного супруга.

Леонардо написал необычайно живой портрет Беатриче. Чуть упрямо сжатые губы, округлый подбородок, спокойный взгляд, решительный профиль передают характер умной своенравной женщины. Художник выразил её ясный ум и рассудительность, которые побудили венецианского посла в тайном послании своему правительству написать, что Беатриче как политик гораздо умнее и смышлённей своего супруга и что было бы неплохо, если бы он следовал советам супруги. Копия портрета Беатриче д’Эсте имеется в том же музее Чарторыских в Кракове. Прежде полагали, что это подлинная работа Леонардо. По последним данным искусствоведов краковского Национального музея, её, по-видимому, можно считать копией XIX века с оригинала, который хранится в Амброзиане в Милане.

Леонардо родился в 1452 году в небольшом городке Винчи, расположенном между Флоренцией и Пизой. Он был внебрачным сыном нотариуса Пьеро да Винчи и бедной крестьянки Катарины. Отец взял Леонардо к себе во Флоренцию, где отдал мальчика в 1466 году в мастерскую живописца и скульптора Андреа Верроккио.

В Италии XV века, как и в ряде других стран, происходят большие общественные перемены. Это было время, когда с зарождением буржуазии развиваются наука, искусство и литература. В период Высокого Возрождения в Италии рядом с Леонардо да Винчи творят такие великие мастера, как Микеланджело, Рафаэль, Джорджоне, Тициан. Возникают произведения, воскрешающие идеалы античной красоты и гуманизма.

Творчество Леонардо – свидетельство его безграничного восхищения человеком. Изображая людей, он проявлял при этом необычайное мастерство, о чём записал в дневнике один из его учеников: «Он был левша, но своей левой рукой, нежной, как у женщины, гнул подковы, сгибал язык медного колокола, а когда писал лицо красивой девушки, то наносил на него углём или карандашом прозрачные тени, лёгкие, как трепещущие крылья бабочек».

Его всё время тянуло к механике и изучению природы, к анатомии, астрономии и архитектуре. «Те, - писал Леонардо, - кто влюбляется в практику без науки, подобны кормчим, выходящим в плавание без руля и компаса, ибо они никогда не могут быть уверены, куда идут». При дворах Флоренции и Милана, так же как при дворе французского короля Франциска I, великий художник был не столько придворным живописцем, сколько главным строителем и инженером. Леонардо возводил различные сооружения, осушал или орошал земли, чтобы сделать их пригодными для людей. Войну он считал величайшей глупостью: «Чтобы сохранить главный дар природы – свободу, я придумал средства нападения и защиты на тот случай, если тщеславные тираны станут угнетать нас».

Его величайшей мечтой было добиться, чтобы люди могли летать. Поэтому он неустанно изучал крылья птиц, конструируя разного рода механические крылья. За разнообразные научные труды, за обмеры статуй из раскопок Леонардо упрекали, говоря, что превращает красоту в математику, и порой называли его антихристом. Но он не сдавался, продолжая поиски знаний и красоты. «Тот, кто всё понимает – всё может», - утверждал Леонардо. Он предвидел, что наука позволит людям осуществить даже полёт во Вселенную, на Луну. Гениального и трудолюбивого художника и учёного тогдашние владыки загружали разнообразными работами. Однако вознаграждали его не слишком щедро, он часто нуждался. «К сожалению, мне приходится прервать мою работу и заняться всяким вздором, ибо нужда заставляет меня добывать средства к существованию», - жалуется он в письме к герцогу Лодовико, после того как ему в течение двух лет не выплачивали денег. В 1513 году уже стареющий художник получает месячное содержание в 33 дуката, в то время как его заказчик во Флоренции Джулиано Медичи, младший брат папы Льва X, ежегодно транжирит по 60000 дукатов. Величайший художник итальянского Возрождения умер в 1519 году. Его ученик Джованни Больтраффио писал: «В творениях, которые другие считали шедеврами, он находил ошибки. Он постоянно стремился к самому высокому, недосягаемому, к тому, что человеческой руке, даже очень искусной, никогда не удавалось выразить».

Это стремление к высшему совершенству и тем самым к изменению облика мира, к прогрессу и делают Леонардо титаном. Он был одним из тех метеоров, которые, сгорая, озаряют мир.

Портрет семнадцатилетней Цецилии Галлерани, созданный в поисках высшего совершенства, является одним з шедевров Леонардо. К сожалению, изображение этой девушки в четырнадцатилетнем возрасте, выполненное художником, не сохранилось.

В XIX веке сомневались, что Леонардо является автором «Дамы с горностаем». Однако эти сомнения давно развеяны выдающимися искусствоведами.

В 1916 году, когда портрет был показан в Дрездене, Эмиль Меллер писал в журнале «Монатсхефтен фюр кунствиссеншафт»: «Кто, как не сам Леонардо может быть творцом этого выдающегося портрета? Прежде всего замечаешь тонко задуманное, внутренне контрастное, полное непринуждённой грации движение, свойственное одному лишь Леонардо… Трудно предположить, что когда сам Леонардо, с которым никто не идёт в сравнение, находился в столь небогатом выдающимися художниками Милане, Сфорца мог бы выбрать какого-то другого, лучшего, чем он, мастера».

Убедительным подтверждением того, что «Дама с горностаем» - собственноручный портрет Леонардо, служат письма, которыми обменялись Изабелла д’Эсте (сестра Беатриче д’Эсте) и Галлерани. Изабелла д’Эсте, герцогиня Мантуанская, писала 26 апреля 1496 года Цецилии: «Так как мне сегодня довелось увидеть некоторые портреты работы Джованни Беллини, то у нас зашёл разговор о работах Леонардо и возникло желание сопоставить их с теми, которые у нас имеются, и поскольку мы вспомнили, что он Вас писал с натуры, то мы просим Вас прислать нам с кавалером, нами для этого специально отряженным, Ваш портрет, который помимо того, что он послужит для сравнения, доставит нам удовольствие видеть Ваш облик, и после сравнения мы тотчас же направим его Вам обратно». В ответ на просьбу Цецилия послала портрет, но при этом написала: «Я послала бы его Вам с бо́льшим удовольствием, если бы он походил на меня, пусть Ваша светлость не думает, что в этом виноват художник, я, право, думаю, что на свете не найдётся ему подобного; но это произошло потому, что он был написан с меня тогда, когда черты моего лица ещё не сформировались окончательно; с тех пор выражение моего лица так сильно переменилось, что тот, кто сравнит мой облик с портретом, вряд ли догадается, что он сделан с меня».

Из этой переписки явствует, что «Дама с горностаем» принадлежит кисти Леонардо. В том, что Цецилия Галлерани в 1496 году выглядела иначе, чем на портрете, написанном 13 лет назад, - нет ничего удивительного. Чтобы устранить последние сомнения в авторстве, «Дама с горностаем» совершила путь из Кракова в Варшаву, где были сделаны сравнительные рентгеноскопические исследования, и специалисты окончательно подтвердили, что она написана Леонардо. Рентген показал, что штрихи кисти или карандаша нанесены то левой, то правой рукой, что было свойственно творческой манере этого художника, но о чём прежде рассказывали скорее в виде анекдота.

В Париже, в Лувре, помимо всемирно известной «Джоконды», есть ещё один женский портрет работы Леонардо – «La belle ferronnière». На этом полотне художник ещё раз изобразил Цецилию Галлерани, но уже в более зрелом возрасте.

«Конечно, лицо изображённой на этом портрете женщины иное, чем у девочки с горностаем», - сказал хранитель музея Чарторыских доктор искусствоведения Зугульский. Он придерживается традиционной точки зрения историков искусства, полагая, что на парижском портрете изображена не Цецилия Галлерани.

В собрании Лувра есть ещё знаменитые работы кисти Леонардо – «Мадонна в гроте» и «Св. Анна». Вазари писал: «В конце концов он сделал картон с изображением богоматери, св. Анны и Христа, который не только привёл в изумление всех художников, но когда он был окончен и стоял в его комнате, то в течение двух дней напролёт люди приходили, как ходят на торжественные праздники, посмотреть на чудеса, сотворённые Леонардо и ошеломлявшие весь этот народ».

Не сохранилось никаких официальных свидетельств о том, когда и каким путём «Дама с горностаем» попала в Польшу. Разъяснение мы получили у сотрудника галереи Пражского кремля. Галерея создана в 1964 году, в ней объединены замечательные работы старых мастеров из коллекции Рудольфа, забытые и пролежавшие в течение столетий в служебных помещениях и кладовых Пражского кремля, извлечённые оттуда и подвергнутые длительной научно-исследовательской обработке. В собранной профессором Нейманом документации по коллекции Рудольфа среди найденных картин значится также и «Дама с горностаем» Леонардо. Профессор Нейман объяснил, что он включил картину Леонардо в перечень коллекции Рудольфа «на основе определений профессора Отто Курца из Варбургского института в Лондоне». Свою гипотезу о том, что «Дама с горностаем» прежде находилась в коллекции Рудольфа, он изложил на международном симпозиуме, посвящённом галерее Пражского кремля в реферате «Художественные связи между Прагой и Персией при Рудольфе II. Заметки к истории коллекции».

Ссылаясь на факты, приведённые Циммерманом в 1905 году в Ежегоднике художественных собраний, профессор Курц пишет в своё реферате: «В коллекции короля Рудольфа II была картина Леонардо да Винчи – «Женщина с белой собачкой»… О работах Леонардо, которые из собрания Ломаццо (Джованни Паоло Ломаццо – ломбардский художник и поэт, 1538-1600.) попали в эту королевскую коллекцию, нет точных данных».

У правившего до 1613 года в Вене короля Рудольфа II существовали связи с итальянскими художниками и владельцами коллекций, сохранившихся между Италией и Веной и после его смерти. Примером может служить обмен, когда в 1793 году «Поклонение волхвов» Альбрехта Дюрера попало из королевской галереи в Вене в галерею Уффици во Флоренции. В каталоге Уффици, к сожалению, не указано, какая вещь поступила в венскую королевскую галерею взамен Дюрера. То, что «Дама с горностаем» могла быть приобретена для коллекции Рудольфа, подтверждается перепиской Изабеллы д’Эсте и Цецилии Галлерани. Из неё мы узнали, что картина находилась тогда во дворце Биролетто, где жила семья Галлерани. Леонардо написал её для герцога Лодовико, но когда тот женился на Беатриче д’Эсте, он отдал Цецилии Галлерани тяготивший жену портрет.

В музее Чарторыских в Кракове хранится документ, написанный княгиней Изабеллой Чарторыской в начале XIX века, из которого явствует, что её сын Адам Чарторыский приобрёл в Италии картину Леонардо и подарил своей матери. Она повесила картину в обитой зелёным шёлком так называемой зелёной комнате Готического дома в Пулавах. Об этом мы узнаём из первого отпечатанного в 1828 году в Варшаве каталога пулавского художественного собрания. Но в этом же каталоге под номером 418 значится: «Женский портрет под названием «La belle ferronnière». Изображена фаворитка французского короля Франциска I. Написан Леонардо да Винчи, подарен князем Адамом Чарторыским». Данные каталога неточны, ибо изображённая Леонардо женщина – не фаворитка французского короля. Поэтому можно предположить, что сведения княгини Изабеллы о приобретении Адамом Чарторыским картины «Дама с горностаем» для Польши не очень достоверны. И всё же есть доля вероятности в том, что упомянутый князь Адам, будучи в конце XVIII века послом России в Италии, купил картину Леонардо. Это не противоречит свидетельству исследователей Леонардо да Винчи о том, что «Дама с горностаем» прежде находилась в коллекции Рудольфа в Праге.

В сентябре 1781 года вышел указ о распродаже беспризорной, повсюду разбросанной части коллекции Рудольфа, но к его осуществлению приступили только в мае 1782 года. При этом ценнейшие произведения итальянских мастеров, таких, как Микеланджело и Тициан, были проданы по смехотворно низким ценам. (Например, проданную в то время за какие-нибудь несколько марок картину «Праздник чёток» Дюрера правительство Чехословакии в 1934 году приобрело для Национальной галереи в Праге за три миллиона крон.) Возможно, на том же аукционе 1782 года неизвестный нам человек купил за бесценок и «Даму с горностаем». После этого она, по-видимому, всякими окольными путями попала через перекупщиков в Италию, где её приобрёл Адам Чарторыский у торговцев картинами или антикваров и привёз в Польшу.

Распродажа спрятанных в Пражской крепости сокровищ свидетельствовала о крайнем пренебрежении живших при королевском дворе в Вене наследников Рудольфа II к его коллекции. Недооценка пражской части коллекции Рудольфа возникла ещё в XVIII веке. Это позволило скупщикам саксонских курфюрстов в первой половине XVIII века несколько раз приобретать по относительно низким ценам первоклассные вещи из наличной части упомянутой коллекции. Однажды было приобретено 69 картин за 50000 талеров для Дрезденской галереи, среди них «Охота на кабана» Рубенса, полотна Веронезе, Тинторетто и Ван Дейка, серия притч Доменико Фети, из которых только одна – «Притча и дьяволе, сеющем плевелы» - осталась незамеченной в кладовой крепости и потому не была продана в Дрезден. В 1964 профессор Нейман обнаружил её, и в числе других находок картина попала в организованную им галерею.

Основателем собрания Чарторыских считается князь Адам Чарторыский (1734-1823). Первые приобретения были сделаны для дворца в Пулавах на Висле, южнее Варшавы. Во время Польского восстания в 1830 году Чарторыские перевезли своё пулавское собрание в приобретённый ими в Париже знаменитый дворец «Отель Ламбер». Но встревоженные революционными событиями 1870-1871 годов, Парижской Коммуной, Чарторыские отправили свою коллекцию в Лондон. Пока она вернулась в Польшу, многие вещи затерялись. В конце XIX века Владислав Чарторыский пополняет коллекцию приобретением тканей, стекла, фарфора, египетских и греко-римских древностей. Он объединяет все ценности и перевозит их в Краков. Одновременно сестра Владислава княгиня Изабелла Чарторыская, которая впоследствии становится женой графа Дзялинского, в своём дворце в Голухове основывает музей, не уступающий коллекции её брата. После смерти графини Изабеллы, не имевшей наследников, владельцем всего майората Сьенавы и Голухова становится Адам Чарторыский Младший, и к нему переходят обе коллекции.

В начале первой мировой войны произведения искусства этого ценнейшего собрания были по желанию семьи Чарторыских отправлены в Дрезден, чтобы уберечь их от военных действий, которые велись под Краковым между австро-венгерскими и русскими войсками. 27 ноября 1914 года директор Дрезденской галереи сообщил находившейся временно в Дрездене княгине Марии-Луизе Чарторыской и сопровождавшему её хранителю Краковского музея Чарторыских д-ру фон Охенковски, что их желание осуществилось и коллекция размещается в Дрездене. Во время переговоров фон Охенковски передал также просьбу княгини Чарторыской экспонировать лучшие вещи их собрания в залах Дрезденских королевских собраний произведений искусства и научных коллекций. Эта просьба была удовлетворена, и 16 января 1915 года часть картин Чарторыских была показана в Цвингере. Из них самыми выдающимися были «Дама с горностаем» Леонардо да Винчи, «Гроза» Рембрандта и «Портрет молодого человека» Рафаэля, которому во время переговоров придавалось особое значение. Так, Ганс В. Зингер писал в журнале для исследователей искусства и коллекционеров «Дер чичероне» в апреле 1915 (вып. 7/8): «Это и есть тот портрет, который Ван Дейк увидел весной или летом 1622 года в Венеции и который так его поразил, что он сделал с него в записной книжке беглый набросок. Для меня самым удивительным в этом портрете является его фон, выполненный с особым вкусом и колористической выразительностью – чарующая гармония коричневых оттенков. Коричневого шёлка с голубой подкладкой, отделанное светло-коричневым мехом пальто, коричневые волосы, разнообразные розовато-коричневые тона кожи, серая стена, повеселевшая от введённого в неё светящегося коричневого цвета, - всё это объединяется в дивную гармонию тёплых тонов, образующую единое целое с изысканным контрастом голубовато-зелёного пейзажа и будто сделанной рукой Вермеера скатертью. В тончайшую гармонию включаются и цветовые переливы белых манжет.

Всё это особенно потрясает, если вспомнить, что в то время художники больше применяли локальные, чистые, натуральные цвета, главной целью которых было поддержать рисунок, помогая предметам выявляться одному рядом с другим. На атласе одеяния освещённые места выполнены не пятнами, а длинными, точно наложенными мазками. Хотя он изобразил окно справа от фигуры, освещение исходит не из него, а из противоположного угла картины, как будто художник на своём особом языке хотел рассказать нам, что в этом портрете не преследует наивных натуралистических целей, но решает сложнейшую колористическую проблему».

После окончания первой мировой войны семья Чарторыских потребовала свои художественные сокровища обратно. Однако генеральный директор Дрезденских собраний заявил, что надо хорошо обдумать, следует ли в такое, ещё не спокойное время отправлять коллекцию в столь дальний путь. Лица, ответственные за неё в Дрездене, подчёркивали, что три картины, о которых упоминалось, «учитывая современные цены на художественном рынке, оцениваются приблизительно в три миллиона марок», а все остальные вещи стоят более одного миллиона. Коллекция Чарторыских с согласия её владелицы пробыла в Дрездене ещё около двух лет. Только 17 июля 1920 года директор Дрезденской галереи доложил министерству культуры Саксонии о том, что «сегодня коллекция Чарторыских была вручена владельцам». Так закончилась глава о пребывании коллекции Чарторыских в Дрездене, и «Дама с горностаем», как и другие вещи, вернулась на своё место в краковский музей. 

Рут и Макс Зейдевиц 

На фотографии представлен портрет Цецилии Галлерани