Похищение прекрасной Цецилии. Часть 2


…покой и безопасность в стенах музея кончились для прекрасной Цецилии Галлерани вместе с оккупацией Польши и организованным нацистами систематическим грабежом. 16 декабря 1939 года Франк издал распоряжение о конфискации всех предметов искусства в «генерал-губернаторстве Польши». Однако расхищение коллекции Чарторыских началось ещё до этого приказа. При конфискации вещей, «ради порядка», как это называлось, выдавались квитанции. …среди них одна от 5 декабря 1939 года, где нацистский шеф Краковского округа удостоверяет получение взятых им многочисленных музейных экспонатов. В другой квитанции от 18 декабря 1939 года значится: «По распоряжению господина особоуполномоченного генерал-губернаторства по надзору за произведениями искусства, штандартенфюрера СС доктора Кая Мюльмана следующие картины из картинной галереи… были вручены». К этому прилагается длинный список.

26 января 1940 года шеф Краковского округа составляет на 50 страницах список произведений из музея Чарторыских, в котором значится 843 предмета, из них 15 «перворазрядных» картин. Всё это было конфисковано.

На странице 35 рядом с «Дамой с горностаем» Леонардо и «Грозой» Рембрандта – «Портрет молодого человека» кисти Рафаэля. Далее – «Благовещение» Дирка Боутса, «Мадонна с младенцем» Нероччо ди Бартоломео.

И вот увезённый силой портрет прекрасной Цецилии Галлерани начинает свой долгий и сложный путь, который, казалось, неизвестно где и когда закончится. В докладной от 14 декабря 1939 года, адресованной Борману, Поссе сообщает о результатах своей «работы» в Польше и предлагает: «Три главные картины коллекции Чарторыских, выполненные Рафаэлем, Леонардо и Рембрандтом, которые в настоящее время находятся в Кайзер-Фридрих-Музеуме в Берлине, зарезервировать для музея в Линце». Из этого документа явствует, что «Дама с горностаем» в декабре 1939 года вместе с другими похищенными из Кракова вещами находилась в берлинском Кайзер-Фридрих-Музеуме. Гитлер одобрил предложение Поссе отобрать эти вещи для «музея фюрера» в Линце. Однако они не бы отправлены в Мюнхен, где в то время регистрировались все предназначенные для музея в Линце произведения искусства. Эти знаменитые картины таинственным образом исчезли из Кайзер-Фридрих-Музеума. Через некоторое время они вновь очутились в Кракове, но не в музее Чарторыских, а в резиденции генерал-губернатора Франка.

Чтобы заполучить для себя произведения искусства, предназначенные для «музея фюрера», Франк, по примеру других нацистов, хозяйничавших в Польше, пошёл на хитрость. Грейзер – гуалейтер «рейхсгау Вартеланд», подобно Франку не сомневался, что подчинённые ему польские области навечно станут частью «великого рейха» и поэтому конфискованные вещи должны находиться в его владениях, в его собственности. Франк прибегнул к множеству уловок, чтобы заполучить для своей резиденции «Даму с горностаем». Он был прекрасно осведомлён о том, что все конфискованные в захваченных землях «перворазрядные» вещи, согласно распоряжению Гитлера и Бормана, должны передаваться Поссе на экспертизу. Было также известно, что местное начальство имел право самостоятельно распоряжаться «второразрядными» и «третьеразрядными» вещами. Поэтому для Франка ничего не могло быть проще, чем дать указание перевести понравившиеся ему вещи из первого разряда во второй или третий. Таким образом исчез из списка картин для линцевского музея ряд выдающихся произведений, в том числе и портрет Цецилии Галлерани.

Поссе не был обязан заниматься вещами второго разряда, и к тому же у него было столько «забот» с награбленными позже в западных странах и в Советском Союзе предметами искусства, что он мог упустить из поля зрения ту или иную предназначенную для Гитлера картину из добычи 1939 года. Видимо, Поссе запутался во всех этих тёмных махинациях и грызне нацистских главарей, к тому же он не мог допустить мысли, что Франк тайно увезёт к себе в Краков находящиеся в Кайзер-Фридрих-Музеуме в Берлине и зарезервированные для Гитлера картины из музея Чарторыских. О том, как Франк распоряжался «второразрядными» произведениями искусства и культуры Польши, видно из официального донесения особоуполномоченного по надзору за предметами искусства и культуры Польши: «Для украшения представительских государственных зданий господина генерал-губернатора необходимо произвести отбор различных предметов искусства, так называемого второго разряда. Следует поручить соответствующим научным работникам вычеркнуть все предметы искусства, имеющие ярко выраженный музейный характер, и церковный инвентарь из второго разряда и занести их в список вещей третьего разряда, из которого не производится специальной конфискации по особому заданию. Этот так называемый третий разряд считаем возможным на основании указа господина генерал-губернатора предоставить в распоряжение дирекции по строительству и оформлению представительских государственных зданий».

Таким путём обогащался генерал-губернатор, так попала к нему «Дама с горностаем». Это подтверждает искусствовед Эрих Мейер-Гейзиг из Бреслау, один из шефов зондеркоманды Мюльмана по конфискации произведений искусства в Польше. По инициативе краковского профессора Эстрейхера, в обязанности которого входило возвращение украденных в Польше предметов искусства, Мейер-Гейзиг 19 декабря 1945 года в Нюрнберге дал показания о своей «деятельности» в Польше. В них он обвинил Франка во многих преступлениях, а также рассказал о его необузданном пристрастии к парадной роскоши. Так, Франк поручил своим консультантам, декораторам интерьеров Хорстману и Кетгену, отобрать «произведения искусства и предметы художественного ремесла для оформления Вавельского замка и в особенности для его летней резиденции в Крещовицах». Из этих же показаний мы узнаём, что согласно распоряжению Франка, изданному в марте 1943 года, все конфискованные вещи второго и третьего разрядов должны были направляться из Варшавы в Краков.

В связи с тем, что назначенные в Польшу немецкие чиновники присвоили многое из награбленного художественного достояния, генерал-губернатор получил исходящее от Гитлера и переданное ему шефом рейхсканцелярии рейхсминистром Ламмерсом 3 октября 1942 года напоминание о том, что «фюрер желает, чтобы всеми конфискованными и отобранными ценностями не распоряжались в генерал-губернаторстве, а ждали, как это делается в рейхе и всех захваченных областях, решения фюрера. В связи с этим я предлагаю обеспечить в вверенной Вам сфере деятельности такой порядок, при котором всякое предписание об использовании конфискованных предметов искусства исходило бы от доктора Поссе, который будет ожидать решения Гитлера». Согласно этому распоряжению, Франк разослал циркуляр от 30 ноября 1942 года по всем служебным инстанциям. Однако он сам его не придерживался.

В документах Министерства юстиции Польской Народной Республики… некоторые подробности долгих скитаний портрета Цецилии Галлерани на пути из резиденции Франка в Германию. Согласно сообщению, которое сделал чиновник Мюльмана Эрнст 3 декабря 1940 года статс-секретарю Бюлеру, «Дама с горностаем» находилась в это время в вавельской резиденции генерал-губернатора в Кракове.

12 июня 1941 года Эрнст пишет Бюлеру: «Картина Леонардо да Винчи была перенесена лично доктором Бартелем в запасники музея в Бреслау». Затем Франк снова затребовал картину к себе в Краков. И только когда Советская Армия в середине июля 1944 года победоносно вошла в Польшу, Франк, собиравшийся прожить до выхода на пенсию в Вавеле, велел спешно переправить в Германию все находившиеся в его резиденции польские сокровища. Об этом писал сотрудник канцелярии генерал-губернаторства в письме от 25 августа 1944 года регирунг-президенту доктору фон Граусхару, руководителю главного управления внутренних дел генерал-губернаторства: «Глубокоуважаемый господин президент! В приложении позволю себе привести список предметов искусства, доставленных мною лично на грузовике в замок Зейхау, округ Яуэр, Нижняя Силезия. Помимо перечисленных в этом списке 14 предметов, в замок Зейхау в трёх железнодорожных вагонах доставлена бо́льшая часть ценных предметов искусства, находившихся в подвале крепости. Точный список этих предметов мне ещё не удалось составить. Предметы упакованы не мной лично, это сделали в моё отсутствие правительственный советник Шульц и господин Гейзенхейнер. По этой причине я смогу составить список только после того, как все предметы будут распакованы и соответствующим образом размещены… Я постараюсь как можно быстрее доставить Вам дальнейшие списки. Взятые мною предметы размещены вместе с другими в подвале замка».

В приложении к этому письму, в списке №1 были приведены названия четырнадцати вещей, перевезённых в замок Зейхау округа Яуэр. Под первым номером – «Дама с горностаем», под вторым – «Гроза» Рембрандта, №3 – автопортрет Рембрандта из Львова, №4 – «Несение креста» Рубенса из Национального музея в Варшаве, затем «Отбеливание полотна в Гарлеме» Якоба Рейсдаля из Вавеля в Кракове и другие. В этом списке не было «Портрета молодого человека» Рафаэля.

Так «Дама с горностаем» после утомительного путешествия очутилась в округе Яуэр, в Нижней Силезии. Далее она попала во Вроцлав. Оттуда Франк, бежавший от Советской Армии, захватил «Даму с горностаем», «Грозу» и другие награбленные произведения искусства к себе, в одну из принадлежавших ему в Баварии вилл. Они были обнаружены в его дворце Нейхауз у Шлирзее американскими офицерами, переправившими картины на сборный пункт в Мюнхен. Оттуда их вызволил и вернул в музей Чарторыских в Кракове Карол Эстрейхер – профессор Краковского университета. …коллекция Чарторыских из приватной княжеской коллекции превратилась в часть собрания краковского Национального музея и, как все государственные музеи, находится в введении Министерства культуры. Другая часть собрания Чарторыских – голуховская коллекция – передана после 1945 года в Национальный музей в Познани.

О том, как напали на след и возвратили похищенные польские сокровища, рассказал профессор Карол Эстрейхер… Эстрейхер принадлежит к известной семье польских учёных, где по мужской линии несколько поколений были преподавателями истории искусства в Краковском университете. Преподавательская деятельность Карола, однако, была прервана оккупацией Польши, он вынужден был эмигрировать за границу. Патриотизм и знание искусства побудили его внимательно следить за судьбой произведений искусства на родине. Он поддерживал постоянный контакт с польскими антифашистами, которые различными путями информировали его об исчезновении, о местонахождении, о всех перемещениях польских художественных ценностей.

В 1944 году, ещё до окончания войны, профессор Эстрейхер опубликовал в Лондоне книгу «Потери польской культуры», приведя в ней список произведений искусства, похищенных во время оккупации его страны. Это была чрезвычайно важная предварительная работа для дальнейшей деятельности по розыску похищенных сокровищ искусства после окончания войны. Подробные сведения, накопленные профессором Эстрейхером, помогли ему очень быстро обнаружить места укрытий. Если сегодня вновь перечитать документы Нюрнбергского процесса, то перед нами со всей очевидностью предстанут развращённость и разложение обвиняемых. Американский обвинитель полковник Стори познакомился с обширной документацией. Он мог привести множество фактов, усугублявших вину бывшего генерал-губернатора Польши Ганса Франка, который теперь сидел как один из главных военных преступников на скамье подсудимых. Среди них – донесение отдела памятников культуры, искусства и архивов 3-й американской армии, в котором сообщалось, что на вилле Франка неподалёку от Мюнхена обнаружен хорошо изданный каталог, в котором перечислены и описаны выдающиеся произведения искусства, конфискованные обвиняемым Франком. В предисловии к каталогу повествуется о том, как основательно генерал-губернатор обобрал ценности оккупированной Польши. Изворачиваясь, Франк глупо и нагло лгал, что он хотел спасти польские ценности от уничтожения и поэтому «захватил» их из Вроцлава в свой баварский замок. О том, что это была ложь, известно из свидетельских показаний особоуполномоченного Франка по надзору над произведениями культуры и искусства в бывшем генерал-губернаторстве. Он показал, что все похищенные в Польше предметы искусства стали бы собственностью грабителей, если бы гитлеровская Германия выиграла войну. Когда Франка спросили, каким образом к нему попала Цецилия Галлерани Леонардо, он заявил, что Гитлер якобы подарил ему эту картину. Однако и это заявление было лживым, ибо Гитлер был долгое время недоволен «деятельностью» Франка в Польше. О напряжённых отношениях с Гитлером рассказывает очень подробно Франк в своих мемуарах «Перед виселицей», изданных в 1953 году в Мюнхене. В них он пытается обелить себя и подобно другим нацфюрерам и гитлеровским генералам всю вину за преступления свалить на Гитлера.

Подобно Франку, все фашистские главари обогащались, присваивая лучшие произведения искусства. Они бранились из-за награбленного и обманывали друг друга как настоящие гангстеры.

…не все из похищенных произведений вернулись в Краков. Среди пропавших – «Портрет молодого человека» Рафаэля, произведения Нероччо ди Бартоломео и «Святая с книгой» работы неизвестного нидерландского мастера XV века. …помимо нидерландских и итальянских картин, отсутствует много монет, ковров, ювелирных работ и мелких художественных изделий из золота.

Где теперь эти вещи? Какова была их судьба?..

Рут и Макс Зейдевиц 

На фотографии представлен портрет Лодовико