Высоким слогом. Покуда тебе улыбается май


 

Александр Пушкин

27 мая 1819

Веселый вечер в жизни нашей

Запомним, юные друзья;

Шампанского в стеклянной чаше

Шипела хладная струя.

Мы пили — и Венера с нами

Сидела прея за столом.

Когда ж вновь сядем вчетвером

С … , вином и чубуками?

27 мая 1819

 

Александр Блок

***

Приближается звук. И, покорна щемящему звуку,

     Молодеет душа.

И во сне прижимаю к губам твою прежнюю руку,

     Не дыша.

 

Снится - снова я мальчик, и снова любовник,

     И овраг, и бурьян.

И в бурьяне - колючий шиповник,

     И вечерний туман.

 

Сквозь цветы, и листы, и колючие ветки, я знаю,

     Старый дом глянет в сердце мое,

Глянет небо опять, розовея от краю до краю,

     И окошко твое.

 

Этот голос - он твой, и его непонятному звуку

     Жизнь и горе отдам,

Хоть во сне, твою прежнюю милую руку

     Прижимая к губам.

2 мая 1912

 

Игорь Северянин

На Островах

В ландо моторном, в ландо шикарном

Я проезжаю по Островам,

Пьянея встречным лицом вульгарным

Среди дам просто и – «этих» дам.

 

Ах, в каждой «фее» искал я фею

Когда-то раньше. Теперь не то.

Но отчего же я огневею,

Когда мелькает вблизи манто?

 

Как безответно! Как безвопросно!

Как гривуазно! Но всюду - боль!

В аллеях сорно, в куртинах росно,

И в каждом франте жив Рокамболь.

 

И что тут прелесть? И что тут мерзость?

Бесстыж и скорбен ночной пуант.

Кому бы бросить наглее дерзость?

Кому бы нежно поправить бант?

Май 1911

 

Елена Ширман

Путь сквозь сосны

Я думать о тебе люблю.

Когда роса на листьях рдеет,

Закат сквозь сосны холодеет

И невесомый, как идея,

Туман над речкою седеет, -

Я думать о тебе люблю.

Когда пьяней, чем запах винный,

То вдруг отрывистый, то длинный,

И сладострастный, и невинный,

Раздастся посвист соловьиный, -

Я думать о тебе люблю.

Ручей, ропща, во мрак струится.

И мост. И ночь. И голос птицы.

И я иду. И путь мой мнится

Письмом на двадцати страницах.

Я думать о тебе люблю.

Май 1939

 

Михаил Луконин

Далёкое

Я шел,

             и я никак не узнавал

 тот самый

                Земляной Садовый вал,

там, где бывал,

где ты жила,

                     где мы...

Здесь все снежком занесено слегка.

Мы шли и шли,

                         в моей —

                                        твоя рука.

Тогда я не заметил там зимы.

Я не нашел ни дома, ни окна,

в том не твоя

                     и не моя вина.

И не война.

Ушли дороги врозь.

Тогда мы дружбой называли это,

то, что вело зимой нас до рассвета,

потом уже

                любовью назвалось.

Тогда я провожал тебя,

                                     в ту ночь,

по лестнице поднялся,

                                    чтоб помочь

 ключ повернуть,

вернуть портфелик твой

 и варежку пожать:

                              «Нет, не снимай.

Не май же!»

                   «Да, пока еще не май...»

И я ушел

               по скользкой мостовой.

Пойми,

             я не лукавлю и не лгу,

мой давний друг,

                            я у тебя в долгу:

на много лет, с зимы далекой той,

влюбился в жизнь,

                              захвачен высотой

 и счастьем то далекое зову.

Ты разбудила все,

                              чем я живу.

Была еще любовь.

Еще была.

А та зима —

                    опять чиста, бела,

Иду по ней в том памятном году,

и легкий тот снежок в начале дня

 зовет,

          волнует,

                       радует меня,

чего-то я ищу,

чего-то жду...

Май 1956

 

Вера Инбер

***

Всему под звездами готов

   Его черед.

И время таянья снегов

   Придет.

И тучи мая на гранит

   Прольет печаль.

И лунный луч осеребрит

   Миндаль.

И запах обретет вода

   И плеск иной,

И я уеду, как всегда,

   Весной.

И мы расстанемся, мой свет,

   Моя любовь,

И встретимся с тобой иль нет

   Вновь?

Май 1919

 

Марина Цветаева

Из цикла «Дон-Жуан»

И была у Дон-Жуана — шпага,

И была у Дон-Жуана — Донна Анна.

Вот и всё, что люди мне сказали

О прекрасном, о несчастном Дон-Жуане.

 

Но сегодня я была умна:

Ровно в полночь вышла на дорогу,

Кто-то шел со мною в ногу,

Называя имена.

 

И белел в тумане посох странный…

— Не было у Дон-Жуана — Донны Анны!

14 мая 1917

 

Стефаун Фра Хвитадаль

Она меня поцеловала (отрывок)

Я люблю и любим!

Мне и смерть нипочем!

Улыбается май

под сентябрьским лучом.

Улыбаешься ты.

Я — смеюсь и пою.

Снизошла с высоты

песня в душу мою.

Я зарей осиян

и одет, как в парчу.

Я от радости пьян,

и вот-вот я взлечу.

Я — и солнце весны.

Я — и счастья волна.

Я — и клятвы любви.

Я — и рядом она.

Счастье в сердце моем,

я мечтою богат.

Полыхает огнем

чародейный закат.

Май 1915

Пер. В. Тихомирова

 

Неизвестный поэт из лагеря Заксенхаузен

Прощальный поцелуй

Губы мои до сих пор горячи

От твоего поцелуя.

Вечера майского мне не забыть,

И тебя позабыть не могу я.

 

Прощальный и нежный твой поцелуй

Я навсегда сохраню.

Где бы я ни был — ты не тоскуй,

Потому что тебя я люблю.

 

Сергей Городецкий

***

О тебе, о тебе, о тебе

Я тоскую, мое ликованье.

Самой страшной отдамся судьбе,

Только б ты позабыла страданье.

 

Плачет небо слезами тоски,

Звон дождя по садам пролетает.

С яблонь снегом текут лепестки.

Скорбь моя, как огонь, вырастает.

 

Вот она охватила сады

И зарю у озер погасила,

Оборвала лучи у звезды,

У вечерней звезды белокрылой.

 

Ало-черным огнем озарен,

Страшен свод. Но, смеясь и сияя,

В высоте, как спасительный сон,

Ты стоишь надо мной, дорогая.

 

Я к тебе из томленья, из тьмы

Простираю безумные руки.

О, когда же увидимся мы

И сольемся, как в пении звуки?

6 мая 1916

 

Анна Ахматова

***

Есть в близости людей заветная черта,

Ее не перейти влюбленности и страсти, -

Пусть в жуткой тишине сливаются уста

И сердце рвется от любви на части.

 

И дружба здесь бессильна и года

Высокого и огненного счастья,

Когда душа свободна и чужда

Медлительной истоме сладострастья.

 

Стремящиеся к ней безумны, а ее

Достигшие — поражены тоскою…

Теперь ты понял, отчего мое

Не бьется сердце под твоей рукою.

Май 1915

 

Ингер Хагеруп

Прелюдия

Нам светофор мигает: «Стоп!..»

Сквозь мокрый майский день

По свежим лужам мы одни

Бредем среди листвы густой,

Где разукрасила сирень

Лиловые огни.

 

И под дождем уютно нам,

И странно мы молчим.

Мы знаем — время не пришло,

Но нашим сладостно сердцам

Услышать, как звучит светло

Любви безмолвный гимн.

Пер. А. Ахматовой