Классные истории. Часть 1


          А у нас в школе в 5 «Б» классе учится один такой Маковкин. Обычный мальчишка – ничего особенного. И вот однажды подходит он ко мне на переменке и говорит:

- Кузнецов, Кузнецов! Передай записку Кокоркиной! – и суёт мне под нос телефон с её фотографией и сложенную наглухо записку. – Вот Кокоркина. Вот записка. Передай! – подытожил он.

Я прямо глаза округлил от удивления! Думаю, чего бы этому Маковкину самому не передать записку Кокоркиной – всё же в одном классе учатся. Чего огород-то городить!

Я молчу, а Маковкин не унимается:

- Кузнецов, - говорит он, - Передай записку, сделаю для тебя всё, что захочешь!

А я ему:

- Слушай, Маковкин, если бы ты мог сделать всё, что я захочу, то не ты бы за Кокоркиной бегал, а она за тобой, да и ещё и наперегонки с другими девчонками.

И зашёл за перила на всякий случай. Всё-таки Маковкин уже в пятом классе учится – нервная система расшатана. То физика, то геометрия…

Но Маковкин, сделав глубокий вдох, спокойно продолжил:

- Хочешь, Кузнецов, я за тебя домашнюю работу по математике делать буду? Целую четверть! Нет, две четверти! Передай записку Кокоркиной!

Я говорю:

- Спасибо, конечно, но домашнюю работу по математике за меня уже делает мой папа.

Маковкин стал выдвигать новые предложения, их было огромное количество, одно сногсшибательнее другого. И, чтобы не доводить Маковкина до обещания личного самолёта, я его перебиваю и говорю:

- Да ладно тебе, Маковкин, ничего мне не надо. Я так передам записку Кокоркиной, безвозмездно!

Беру записку и убегаю в 5 «Б».

Проходит несколько дней, и ко мне на переменке снова подходит Маковкин.

- Кузнецов, - говорит он мне, - выручай! Я за тебя за это такое переживательное сочинение напишу – пятёрка гарантирована! Все обревутся!

- Маковкин, - вздохнув, говорю я, - наша учительница каждый раз говорит, что на моё сочинение без слёз не взглянешь. А ты говоришь – переживательное…

И, выдержав паузу, как будто бы устало уточняю:

- Что, снова записку передать надо?

- Да, нет! – отмахнулся Маковкин. – Тут дело в другом.

И он мне рассказал, как сегодня на уроке у Кокоркиной потерялся кулон – хрупкий, маленький, её любимый. И вот если он, Маковкин, этот кулон отыщет, то у него, у Маковкина, резко возрастут шансы на то, чтобы Кокоркина разрешила ему таскать её портфель!

- Ты, Кузнецов, - говорит он мне, - вон какой маленький – везде пролезешь. Помоги!

И попросил меня прийти в их класс после уроков (когда все уйдут) полазить под партами – поискать кулон.

Я говорю:

- Маковкин! А вдруг Кокоркина узнает, что ты её обманул, и кулон её нашёл не ты, а я? А я как-то не готов таскать портфель за Кокоркиной…

         В общем, кулон я нашёл, он закатился за кадку с цветами. И от одной задачки по математике, на этот раз, решил не отказываться.

Всю следующую четверть я про Маковкина и не вспоминал! Только изредка видел в окошко, как он, навьюченный портфелями и сумками, плетётся по улице. А впереди него гарцует Кокоркина и хохочет с кем-то по телефону.

И вдруг в один прекрасный день снова объявляется Маковкин!

- Кузнецов! – говорит он. – Ты на какой спектакль пойдёшь?

Это нас в школе окультуривают по программе. Только на этот раз мы не всем классом идём на один спектакль, а каждому ученику предлагают на выбор три-четыре постановки.

Я говорю:

- На «Евгения Онегина»!

Маковкин с досадой взмахнул рукой.

- Эх, - говорит он, - что ж ты так! – и, помолчав, спросил: А почему на «Евгения Онегина»? Ты что думаешь, он интереснее «Спартака»?

- Не знаю, - отвечаю я, - главное, что школьная программа. Вот зададут нам «Евгения Онегина» прочитать, а я уже буду знать всё произведение.

- Так это же опера! – воскликнул Маковкин. – Ты ни одного слова не поймёшь! Лопух!

- Сам ты, Маковкин, лопух! – спокойно отвечаю я. – К опере есть либретто на двух листах.

О спектаклях, конечно же, он заговорил неслучайно. Оказалось, что Маковкин ещё вчера взял билет на балет «Спартак», а сегодня он узнал, что Кокоркина взяла билет на другой спектакль – «Лебединое озеро». А Маковкину, я так понимаю, три часа провести без Кокоркиной скучно. Вот он теперь и хочет поменять билет на «Спартак» на билет на «Лебединое озеро».

- А если совсем повезёт, то, чтобы места были рядом, - подытожил Маковкин.

Это он мне, на полном серьёзе, предлагал побегать по школе – разузнать, с кем можно было бы обменяться билетами! Ничего не ответил я Маковкину, ушёл себе в класс к уроку готовиться…

Наступила новая четверть. Про Маковкина я вообще почти забыл. Видел только один раз его родителей, которые разговаривали с классной руководительницей 5 «Б», наспех, в коридоре.

Каково же было моё удивление, когда кто-то хлопнул меня по плечу и сказал:

- Кузнецов!

Это был Маковкин. Тут же перейдя к делу, он мне пообещал, что по его личной методике я выучу все страны мира, а заодно и их столицы ровно за три дня! Я, конечно, не поверил, но согласился.

- Передай, - говорит Маковкин, - записку Кокоркиной.

Ну, ничего нового, - подумал я, - передам. И передал! Кокоркина её при мне прочитала, рассердилась, сунула мне записку обратно в руки и пошла искать Маковкина.

А я в записку заглянул, а там написано: «Отстань от меня, Кокоркина! Я учиться буду! Маковкин».

Ничего себе, - подумал я, - какие перипетии у этих пятиклассников!

Елена Чапленко

Фото - Галины Бусаровой