Развитие систем квазиалфавитного письма в Индии


Для понимания новых явлений в культуре Индии середины I тысячелетия до н.э. (и позже) было бы важно знать, с какого времени индийское общество обладало средствами письменной фиксации текстов. Древняя иероглифическая, словесно-слоговая, вероятно, дравидоязычная протоиндская письменность, несомненно, к этому времени вымерла вместе с цивилизацией Хараппы – Мохенджо-Даро. Но возникла ли уже собственная индоарийская слоговая письменность, господствовавшая на субконтиненте впоследствии, вплоть до наших дней? Видимо, возникла, исходя из следующих соображений. Во-первых, позже в древней Индии засвидетельствована очень развитая письменность, а именно две системы слогового (квазиалфавитного) письма – брахми и кхароштхи. Первые надписи этими видами письменности дошли до нас соответственно от IV и III вв. до н.э. (это надписи на камне и металле). При этом из 37 простейших знаков письма брахми более десятка имеют довольно явные прототипы в финикийском и/или раннеарамейском письме примерно VIII VII в. до н.э. (а в нем было всего 22 знака); остальные знаки, видимо, придуманы в Индии для звуков, не имевших соответствия в семитских языках. Происхождение письма кхароштхи из раннеарамейского более явно. Ряд индийских ученых предполагают наличие связи между брахми и самыми поздними ответвлениями протоиндского письма, – которые могли сохраниться в отдельных местностях до конца II – начала I тысячелетия до н.э., – и влияние раннего брахми на кхароштхи. Обе индийские письменности развили свою совершенно оригинальную систему передачи гласных, а также слогов с двухсогласным началом, которых не было в семитских языках. Все это указывает на то, что брахми и, вероятно, кхароштхи должны были быть разработаны задолго до IV в. до н.э. Во-вторых, хотя способность сказителей из самых разных народов запоминать наизусть огромные эпические поэмы поистине феноменальна, однако запоминание без предварительных записей пространных прозаических религиозных и светских трактатов, даже составленных в афористических формах, значительно сложнее. 

Между тем такие трактаты существовали в Индии, возможно, уже в VIII в. до н.э. Поэтому можно с уверенностью сказать, что индийское классовое общество в первой половине I тысячелетия до н.э. обладало письменностью. Мало того, в дошедших текстах имеются сведения о распространении грамотности в VII VI вв. до н.э., и притом не только в варне брахманов. Как обычно для древности, вначале должны были записываться хозяйственные и деловые акты, лишь позже – письма и литературные тексты. То обстоятельство, что они не сохранились, объясняется материалом письма: писали на пальмовых листьях и подобном материале, бесследно разрушающемся в жарком, влажном климате тропической Индии. Конечно, можно считать установленным, что каноны (своды) книг индийских религиозно-философских учений, а также своды этико-правовых предписаний, такие, как «Манава-смрти», неточно называемая «Законами Ману», и собственно правовых установлений, такие, как «Артхашастра», сложились в поздней древности и раннем средневековье, но отдельные записи поведенческих предписаний – «сутр» (Сутра означает «нить, шнур», а затем также «изложенное поучение». Сутрами назывались многочисленные брахманистские, а также и буддийские книги, служившие к разъяснению священных писаний, – в том числе даже сочинения грамматического и математического характера.) и часто стихотворных «шастр» («дхармашастр») – «поучений о правильном жизненном поведении» и «артхашастр» – «учений об общественном и государственном устройстве», безусловно, должны были существовать и много раньше. 

Редакционная коллегия

Научного издания «История Древнего мира»,

Ордена Трудового Красного Знамени

издательство «Наука», 1989 год

Фото - Галины Бусаровой