Перечитаем вместе. Пантелеймон Романов. Лёгкая служба


       К заведующему государственным ювелирным магазином зашел приятель.   

- Степановна, дай-ка нам чайку, - сказал заведующий и, очистив место для чая за столом, пригласил приятеля присесть.   

- Что, ай мало работы? - спросил приятель, ища, куда положить шапку.   

- Малость.   

- Так что, служба не тяжелая?   

- Служба, можно сказать, приятная, - сказал заведующий. - Только и вздохнул, когда в государственный магазин перешел. А вот когда молодым еще у Мозера работал, так не дай бог.   

- Известное дело - хозяйчики, умели соки из нашего брата выжимать.   

- Да... уж это что там... Бывало, весь день смотришь в оба глаза да еще ночью проснешься, весь по́том обольешься, вдруг вспомнишь, что отпустил часы с непроверенным ходом, или, скажем, какую-нибудь вещицу с браком. А теперь принесут обратно часы негодные - я-то причем, такие мне присланы, магазин казенный. Вон идет какая-то мадам, она вчера у меня часы покупала, - наверное, обратно несет.   

В магазин вошла дама в котиковой шубе и сказала, подавая заведующему коробочку с часами:   

- Какие же вы часы отпустили, они в день на полчаса отстают!   

Заведующий, не вставая, посмотрел на посетительницу и сказал:   

- Что ж делать... Охотно верю, гражданка, я не могу за них отвечать, - магазин не мой, а государственный: что мне присылают, то я и продаю. Оставьте, проверим. - Фокстрот танцуете?   

- При чем тут фокстрот? - сказала, испуганно покраснев, дама.   

- При том, что трясете их очень, а часы еще новые, не обошлись. Оставьте, проверим.  

- А когда можно будет прийти?   

Заведующий, прищурив глаз, посмотрел в окно, подумал и сказал:   

- Приходите через неделю.   

- Только, пожалуйста, чтобы были как следует.   

- Так будет, что лучше и быть не может, - сказал заведующий, галантно поклонившись.   

Дама ушла, а он посмотрел на часы, покачал, усмехнувшись, головой и сказал:   

- Если бы это у Мозера она так пришла, что бы тут было! Вот бы пыль-то поднялась! От такой штуки десять ночей бы не спал, да, глядишь, со службы еще турнули бы: как так, у Мозера часы на полчаса в сутки отстают! А теперь ко мне в день по пяти человек таким манером ходят. Ну, конечно, повежливей скажешь, что отдам на проверку, она уж и рада. А вот тебе вся и проверка, - сказал заведующий, отправляя часы в свой ящик.

- А вот еще одна идет.   

В дверях показалась какая-то женщина в беличьей шубе и застряла в дверях, зацепившись за ручку двери своими покупками.   

- Что же, вы мне часы исправили, а они опять вперед бегут?   

- Не может быть, гражданка, целую неделю выверяли. Вы, может быть, их стукнули обо что-нибудь?   

- Обо что же я их стукнула?   

- Ну мало ли обо что стукнуть можно... - сказал заведующий, хитро улыбаясь, - позвольте-ка мне часики.   

Он мягко взял своей сухой рукой золотые часы и открыл крышку.   

- Признайтесь, что стукнули.   

- Да уверяю вас - нет. Может быть, как-нибудь слегка, я не знаю...    

 - Ну,      вот         видите,        слегка,      а       для     таких        часов      и       слегка     вполне     достаточно.  

И какие вы беспокойные... Ну, что такого, что бегут?           

          - Как же «что такое», когда их на пятнадцать минут каждый день приходится назад переводить, - прямо никакой возможности нет. 

          - А вы сразу их на сутки назад поставьте, вот вам на целых два месяца хватит. Оставьте на две недели.   

- Послушайте, ведь я уж на две недели их оставляла.   

- Ах, на две уже оставляли?.. - Тогда - на три, - сказал заведующий.   

- Но нельзя ли скорее?   

- Мадам, - сказал заведующий, - если бы был частный магазин, где к делу относятся спустя рукава, то я сказал бы вам на другой день приходить, а это магазин государственный, где все делается, как следует.   

- Ну, хорошо, только, пожалуйста, как следует сделайте.   

- В лучшем виде будет, - сказал заведующий. И когда дама ушла, он, опуская часы в тот же ящик, куда опустил и первые, сказал:   

- Отправлены на проверку.   

- А покупателей-то много?   

- Нет, теперь много меньше стало. Теперь больше покупают подержанные. Новых что-то бояться стали. По делу магазин можно бы на два часа открывать, вполне было бы достаточно.   

- А не опасаешься, что магазин закроют?   

- Ну, что же, меня в другой переведут, если я себя честным работником зарекомендовал. А за мной ни одного проступка не числится: на службу прихожу аккуратно, растрат у меня ни разу не было, с покупателями обращение деликатное, сам видал. Чего еще? Ежели бы меня сейчас опять к Мозеру посадили, я бы там через месяц чахотку схватил, ей-богу.   

- Не дай бог, - сказал приятель. - Эти умели сок выжимать.   

- Степановна, дай-ка еще чайку нам. Да, вот какие дела-то.   

В магазин вошел какой-то человек с портфелем.   

- Часы готовы? - спросил он торопливо.   

- Готовы давно, пожалуйте, - сказал заведующий, - вчера еще из мастерской пришли, - разрешите, я только проверю. Они, что, отставали у вас?   

- Да, немного.   

- Так... ну, теперь не будут отставать, - сказал заведующий, что-то покопавшись в механизме.   

И, когда покупатель ушел, он прибавил:   

- Точные люди какие, подумаешь, немного отстают, а он уж тащит их. Это, если бы все их в мастерскую отправлять, от них житья бы не было. Ну, ежели уж совсем не ходят, тогда другое дело.   

- Теперь городских часов много, - сказал приятель, - захотел узнать время, возьми да повороти рыло: на каждой площади часы. А у меня так и вовсе перед окном.   

Приятели посидели еще с час.   

- Да, - сказал приятель, - вот небось завтра этот гражданин проснется, посмотрит на часы, а они, глядишь, махнут минут на двадцать. А тебе горя мало. В крайнем случае скажешь, что, мол, общая разруха, вследствие блокады частей не хватает.   

- Да, - заметил гость задумчиво. - Я вот про свое книжное дело скажу: послал в Ленинград печатать книгу, так мне ее там четыре месяца держали, сам ездил, две банки чернил на телеграммы исписал. Ведь за этакую штуку прежде бы неустойку какую содрали, а теперь никак его не укусишь, только и слышишь: через неделю получите. А намедни приезжаю, - говорят уже - через две. И так во всем.   

- Да, - сказал заведующий, потом посмотрел в окно и прибавил. - Вот опять еще один идет. Э, черт их возьми, надоедают с этой проверкой, - надо теперь на месяц оставлять.

На фото представлена открытка Советских времён