Колдун – только седьмой сын у матери


I. От редакции

Рецензируемая А. Решетовым книга А. Линевского «Листы каменной книги», вышедшая в середине ХХ века (1951 г.), в настоящее время, естественно, является библиографической редкостью. Автору этой книги удалось «решить проблему создания научно-мотивированного и художественно-полноценного произведения».

В частности, опираясь на этот конкретный положительный опыт, в последующие годы внушительной плеядой учёных нашей страны был создан ряд замечательных книг, в которых присутствовало талантливо «беллетризованное расшифрование фактов, добытых и накопленных наукой».

Книга представляет интерес для желающих побольше узнать о седой древности с её суровыми обычаями и законами, по которым, например, только «седьмой по счёту сын у матери становится колдуном общины». Обратите внимание, что исключительно по материнской линии определяется колдун. Ведь установление отцовства и в наши дни нередко является огромной проблемой. В общем, как показывает практика, в определённых областях нашей жизни, согласитесь, мы пока не очень отличаемся от наших таких «далёких-близких» предков.

II. А. Е. Решетов

Повесть А. Линевского «Листы каменной книги» - своеобразное произведение художественной литературы, материалом для которого в значительной мере послужили длительные и кропотливые научные исследования автора: он – археолог. Повесть эта характеризует его как знатока северной природы, следопыта, влюблённого в родные просторы, преобразуемые трудом человека и в то же время хранящие памятники давней человеческой жизни. Такими памятниками древности, например, являются наскальные изображения, сохранившиеся до сих пор на побережьях Онежского озера и Белого моря. Отсюда и название повести «Листы каменной книги». Книга А. Линевского повествует о «седой древности», о «детстве человеческого рода», одновременно она является и произведением о природе Карело-Финского края, его богатствах.

Автору книги в процессе её создания, несомненно, пришлось преодолеть многие препятствия, решить трудные творческие проблемы. Тот, кто внимательно прочтёт эту книгу, согласится с тем, что даже писатель с большим литературным дарованием, если бы он не посвятил целые годы научным исследованиям древностей Севера, не мог бы с такой убедительностью решить проблему создания научно-мотивированного и художественно-полноценного произведения. В то же время и самый добросовестный учёный не смог бы выполнить этой задачи, если бы он не оказался по-настоящему одарённым художником. Не будь этого, мы имели бы более или менее беллетризованное расшифрование фактов, добытых и накопленных наукой. Но Линевский написал произведение с живыми героями, которых не только видишь и чувствуешь, но и живёшь их радостями и невзгодами. Ярко нарисованные картины с множеством глубоко прочувствованных и строго отобранных деталей интересны для людей разных возрастов.

А. Линевскому удалось написать не просто занимательную книгу о ревности. Его произведение захватывает читателя не той дешёвой остротой, которая свойственна сочинениям буржуазных литераторов, расписывавших страшные приключения первобытного человека – зверя. Нет! Писатель Линевский, изображая первобытную общину людей, верен принципам реализма, и его правдивая книга разоблачает антиисторические сочинительства о всякого рода тарзанах, о людях древности, как о чудовищах, лишённых человечности, не умеющих мыслить, не способных развиваться. Такой показ древнего человека в произведениях буржуазных литераторов имел целью оправдание империалистического порабощения отсталых колоний.

А. Линевский повествует о первобытной общине, об её законах, связывающих людей в единую семью на той ступени развития человеческого рода, когда людские познания ещё были бедны и человек часто оставался бессильным перед самыми простыми явлениями природы. Этим бессилием объясняется и тот факт, что законы общежития в ту пору были пронизаны суевериями. Но и на этой ступени развития человек не оставался неизменным, и тогда были люди, совершавшие подвиги во имя своей общины, и человек боролся за существование, познавал природу, изменял её и изменялся сам.

О больших и высоких чувствах борющегося, распознающего мир человека и рассказывают «Листы каменной книги». С подкупающей теплотой и художественным тактом автор рисует человеческие образы. Особенно запоминается развивающийся от страницы к странице образ мальчика Льока: мы видим его детство, озарённое материнской тревожной любовью, его сложную юность, его окрылённую надеждой молодость. Чётко представляется и внешний облик Льока, отлично понимаешь и его поступки. Община    осталась   без   колдуна,   «избранника   духа».

По закону рода, Льок, как седьмой по счёту сын у матери, в юном возрасте становится колдуном общины, то есть её мудрецом, провидцем. Мать, вскоре погибающая в сложной борьбе, вызванной избранием её мальчика, успевает поведать пытливому сыну лишь некоторые из обычаев и законов, знание которых необходимо для того, чтобы справляться с «высокой обязанностью».

Так развёртывается полная драматизма судьба главного героя. В картинах сходов общины, в заклинаниях, без которых не начинались и не кончались ни охота, ни выход на лов рыбы, ни свадебные пиршества, в смертельной борьбе за существование вырисовывается множество человеческих характеров и судеб. Мы видим главного охотника рода, властного и сильного старика Кремня, и становящегося великим охотником, а потом воином, брата юного колдуна, молодого и ловкого Бэя. Живыми предстают перед читателями и образы красивейшей девушки Шух и злобной старухи Лисья Лапка. Поэзией труда, радостью творчества веет от образа старого мастера, умеющего делать из камня и кости чудесные вещи – гарпуны и стрелы, топоры и отбойники.

Читателю совершенно ясно, где, в каких законах и обычаях заблуждаются люди древности. Льок по-юношески непосредствен. Он преисполнен добрых чувств. Он старается избавить своих сородичей от излишних бед и невзгод, от казней и жертв. И потому он смело выдаёт свои поступки и решения, противоречащие жестоким суеверным законам, за якобы подсказанные ему свыше, священными духами. На самом же деле Льок никогда и нигде не увидел и не услышал священных духов, и об этом он глубоко и пытливо думает, приходя к мысли об отсутствии духов. Льок нарушает законы рода и тем, что глубокие раздумья, горячие чувства толкают его к творчеству: на каменной скале он выбивает изображения, пугающие общину. Здесь и красивый лебедь, и ветвисторогий олень, и поражённый волк. Находчивый Льок разъясняет изображения, направляя людей на подвиги, на труд во имя благополучия рода.

Повесть А. Линевского, дающая представление о жизни и борьбе седой древности, в то же время является и своего рода гимном природе родного Севера.

Торжество весны, картины осени и зимы видим мы в девственном лесу и на море, и у порожистых рек. Как живут в разные времена года, как себя ведут олени и лоси, медведи и волки, киты и моржи, сельдь и сёмга – всё это изображается в произведении Линевского ярко и точно. Эти картины природы не остаются статичными, вплетаясь в судьбы героев книги. Можно было бы привести много примеров удачных, метких описаний, свидетельствующих о наблюдательности автора, о его глубоком знании Севера.

И не только Севера… В повести противопоставляются друг другу две общины: когда над Льоком нависает неотвратимая кара на родине, они бегут с братом Бэем далеко на юг. Там, попав к людям с другим языком, располагающим иными, более совершенными орудиями борьбы за существование, братья не забывают родину, они горят желанием научить родичей тому, что узнали в новой, усыновившей их общине.

Изображение природы, труда и быта, будней и празднеств двух человеческих родов завершается в повести необычайной картиной. К земле, обжитой мирными людьми, к их очагам приходят по воде разбойничьи ладьи. Не оружие из камня и кости, а уже заострённые с двух сторон железные мечи пустили в ход неведомые пришельцы. Тревога, охватившая всех людей рода, мужество, с которым они вступают в смертельную борьбу, о многом говорят читателю.

Именно здесь молодой, ловкий охотник Бэй становится великим воином. Думающий о родине, верный и новому роду, умный и смелый Льок завоёвывает доверие и получает согласие южной общины связать два рода сотрудничеством и дружбой.

Таково своеобразное произведение А. Линевского. Оно – живой пример того, как животворно увлечение художника наукой, какую поэзию хранят её глубинные пласты. Оно, несомненно, будет переиздаваться, и хочется, чтобы автор при переиздании устранил имеющиеся в повести недостатки. Некоторые из них бросаются в глаза. Неубедительно, например, выглядят в произведении о доисторической жизни современные названия Онежского озера и Белого моря. Мелодраматично показана гибель девушки Шух, важный эпизод книги выглядит малоубедительным и несколько слащавым.

Льок растёт, женится, долго живёт с женой, но почему-то на протяжении всей книги называется юношей.

Возможно, то для людей стойбища разбойники, напавшие на них, и были неведомыми. Но в повести современного писателя они должны быть наделены такими чертами, которые позволили бы читателю определить, кто и откуда они – эти разбойники древности.

1952.