Юрий Ростоцкий. ГТРК «Культура». Интервью 


Елена Чапленко: В 2020 году Вы стали сотрудничать с Государственной телерадиовещательной компанией «Культура». В каких проектах Вы заняты? Вы прекратили сотрудничество с репертуарным театром? 

Юрий Ростоцкий: Мое сотрудничество с репертуарным театром в широком понимании этого слова не закончилось, но перешло в другой формат. Рано или поздно артист, который развивается и на которого есть спрос, стоит перед выбором – продолжать работать в одном театре или же работать на разных контрактах и самому определять свое развитие. Конечно, это зависит от многих факторов, таких как интересный и подходящий репертуар (в моем случае это эксклюзивный репертуар), статус проекта, международный каст (состав певцов) и команда постановщиков, сроки и финансовая составляющая. Я пытался совмещать эти два направления, но когда, например, с апреля по ноябрь 2019 года у меня было уже все расписано и спланировано в зарубежных проектах, то, конечно, вписаться в сезон в русском театре непросто и часто возникает недопонимание. Как правило, зарубежные проекты планируются заранее, минимум за год, это долгосрочное планирование. Ты приезжаешь на живое прослушивание-кастинг, далее идет обсуждение условий твоего участия в проекте между тобой, твоим агентом и менеджером проекта, и вы подписываете контракт. Я периодически пою прослушивания в европейские театры и мне приятно, что я получаю предложения стать штатным солистом. Но пока у меня есть возможность работать на разных проектах и самому определять вектор своего развития, я буду продолжать работать так, и считаю, что будущее именно за такой формой сотрудничества. За последние годы спето немало прослушиваний самым влиятельным европейским кастинг-директорам, и я считаю это своим достижением для последующих проектов. С 2020 года я стал солистом ГТРК «Культура» и очень благодарен моим руководителям за эту уникальную возможность балансировать, совмещая участие в концертах ГТРК «Культура» в нашей стране и развивая свою сольную международную карьеру. Как солист «Культуры» я должен был принимать участие в большом европейском юбилейном туре знаменитого оркестра русских народных инструментов имени Некрасова, который является визитной карточкой России, но из-за пандемии гастроли перенеслись. Я ценю каждый свой концерт, спектакль и спетую роль, поэтому благодарен за возможность исполнять своим голосом самую виртуознейшую и сложную музыку.

Елена Чапленко: Интернет-пространство, на Ваш взгляд, открывает новые возможности для развития оперного искусства в современных условиях или, наоборот, отдаляет аудиторию от классического понимания оперы? 

Юрий Ростоцкий: Трансляции спектаклей и концертов в определенной степени способствуют популяризации классического искусства. Это очень полезно и нужно с точки зрения хронологии и создания архивных записей для следующих поколений. Также как мы сейчас с нескрываемым трепетом и особым отношением слушаем мастеров прошлых лет на заре звукозаписи, и даже записи 50-летней давности дают нам сейчас понять, насколько изменились вкусы, тенденции и эстетика, и что стало эталоном и традицией. Но они не смогут заменить живого исполнения и ощущения присутствия «здесь и сейчас». Для публики также важно присутствие в концертном зале, живая энергетика слушателей и их реакция на происходящее, программки, цветы для любимых артистов, возможность в антракте пообщаться и обсудить исполняемое произведение за чашкой кофе или бокалом шампанского. Ведь посещение концерта или театра это всегда событие, сопричастность с происходящим только для тех, кто в данный момент находится в зале и создает эту магию живого исполнения. Для многих поклонников оперного искусства трансляции концертов и спектаклей становятся скучными через полчаса, т.к. они не могут заменить живого присутствия и исполнения. Технологии киноиндустрии помогают создать качественные видеозаписи спектаклей, создаются интересные промо-ролики опер в рекламных целях, но главной их задачей должно быть все-таки привлечение публики именно в театр на живое представление, а не замена и подмена на альтернативы.

Елена Чапленко: Насколько серьезные изменения произошли в Вашем гастрольном графике? Какие намечаются тенденции в оперной индустрии по возвращении к привычному образу взаимодействия? 

Юрий Ростоцкий: В моем графике отменилось все, начиная с начала марта. Было очень обидно за несостоявшиеся выступления с Юрием Башметом в Москве, исполнения «Страстей по Матфею» Баха в Нидерландах, исполнение партии Целима в опере Вивальди «Истина в испытании» в Германии, участие в большом праздничном концерте в Московском доме музыки 9 мая и выступления в региональных филармониях. Также отменились все прослушивания на следующие проекты, к которым я готовился предельно серьезно. Но практически все ангажементы перенесены на следующий сезон и сейчас идет интенсивное согласование сроков. Также обсуждаем проекты, которые были запланированы на следующий сезон, а это дебюты в операх Россини и Моцарта, так что следующий   мой   сезон   обещает быть интересным. Мне кажется, индустрия будет восстанавливаться медленно,     особенно    в   Европе,   где   большая  часть бюджета      театров,      фестивалей     и        концертных  организаций       состоит    из  спонсорской    поддержки.

А это приведет к еще большей конкуренции в нашей сфере и уменьшению количества культурных событий в целом – что-то закроется или сократится число выпускаемых постановок. В России ситуация лучше, т.к. большая часть организаций имеют государственную поддержку. Но при этом значимость и важность артиста (актер, певец, режиссер, танцор, писатель) для людей возросла из-за отсутствия возможности посещать концерты и спектакли, что заставило людей ощутить силу и социальную, психологическую и терапевтическую функцию искусства. Находясь дома, все смотрели кино, слушали музыку, читали книги, для многих это было единственным досугом и спасением от скуки. Предполагаю, что осознание этого придаст искусству новые силы и возможности для восстановления прежней культурной активности в нашей жизни.

Елена Чапленко: Как Вы относитесь к процессу создания академической музыки посредством высоких технологий? Вас мог бы заинтересовать подобный культурно-технологический продукт? 

Юрий Ростоцкий: Прогресс ускоряется, мир становится сложнее и искусство, как отражение реальности, тоже реагирует на эти изменения. Появляются современные формы, эксперименты, соединение разных видов сценических и несценических искусств воедино, сочиняются новые музыкальные произведения (оперы, перформансы, манифесты и композиции). Академическое искусство коррелирует с различными жанрами и уверенно входит в нашу жизнь. Я всегда открыт к современному искусству, но только в рамках своего жанра и при условии, что это сделано талантливо. Я исполнял главную партию в премьере оперы Ильи Демуцкого «Черный квадрат» (реж. Д. Козловский), где современный музыкальный язык, новые актерские задачи и условия исполнения. Также участвовал в проекте «Щелкунчик в Зарядье» на музыку Петра Чайковского, где исполнял партию Принца. При всей кажущейся простоте и легкости этого красочного спектакля, вокальные партии у всех героев отнюдь не легкие. Перед артистом академического жанра стоит целый ряд задач – это работа с микрофоном и монитором, танцевальные навыки, работа в сложных костюмах, работа в связке с акробатами и танцорами. Но все-таки самым сложным для исполнения является то искусство, которое без лишних спецэффектов производит сильное впечатление, а это уже мастерство и талант артиста.

Елена Чапленко: Что бы Вы хотели усовершенствовать в Вашем мастерстве? Вам было бы интересно продемонстрировать свой талант в неожиданном для Вас амплуа (актерском, музыкальном)? 

Юрий Ростоцкий: Практически каждый мой проект это что-то новое и неожиданное. Например, дирижер на постановке оперы Беллини «Капулетти и Монтекки» в Эстонии предложил добавить две вставные верхние ноты ре в рамках одной арии, что было оригинально и соответствовало стилистике. На постановке оперы Вивальди в Германии в третьей арии da capo с колоратурами на одном дыхании режиссер поставил мизансцену с отжиманиями от пола, и мне приходится на сцене отжиматься и одновременно петь. Во время арии Дона Рамиро в опере Россини «Золушка» в Санкт-Петербурге надо ехать на велосипеде. Во время дуэтного речитатива в опере Россини «Итальянка в Алжире» в Нидерландах моя американская партнерша запуталась в тексте и куда-то перескочила и, читая в ее испуганных глазах «sorry», пришлось импровизировать на итальянском языке и спасать положение. На одном выступлении в Москве, когда я приклонил колено перед своей партнершей в центре сцены, у меня треснули по швам брюки от пояса до колена. По глазам партнерши я понял, что весь рисунок финала мы меняем и допевали финал стоя на месте вполоборота, прикрываясь платьем партнерши. Ситуации бывают самые разные и это требует музыкальной и сценической подготовки, а также умения быстро реагировать и импровизировать. В плане новых амплуа мне повезло: однажды я снялся в рекламе и это прошло быстро и легко, я был педагогом по вокалу на проекте «Битва хоров» на канале «Россия» у команды, которая заняла 2 место, и весь этот опыт сейчас мне очень помогает в моей профессии.

Елена Чапленко: Расскажите, пожалуйста, о Ваших премьерах нынешнего сезона. Как правило, Ваши премьерные выступления проходят ожидаемо, или может случиться что-то непредсказуемое?

Юрий Ростоцкий: Предыдущий сезон был очень насыщенный. Я бы отметил выступления на фестивале «Русские сезоны» в Довиле (Франция), выступление на фестивале «Septembre Musical» в Монтре (Швейцария) и на «Большом фестивале РНО» в Москве совместно с Михаилом Плетневым, исполнение партии Тебальдо («Капулетти и Монтекки» Беллини) в Каунасском музыкальном театре (Литва), большой концертный тур в Китае, постановка оперы Вивальди в Германии, исполнение Большой мессы до минор в Москве с БСО. Все выступления были запланированы заранее, но случалось, что приходилось срочно вылетать и заменять солистов. Таким образом в прошлом сезоне я «впрыгнул» и исполнил партию тенора в «Страстях по Иоанну» Баха в Нижнем Новгороде (дирижер Йорн Бойзен), а в этом году предложили срочно заменить немецкого тенора в «Рождественской оратории» Баха под управлением Владимира Юровского в Москве, но тенор успел прилететь. 

Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Юрия Ростоцкого

за интересный рассказ

Фотографии - из личного архива Юрия Ростоцкого