Улыбкой ясною природа…


Первого июня в Выставочном зале Галереи Живописного Искусства на Тверской-Ямской, 20 в Москве открылась персональная выставка московского художника Елены Бражуненко «Остров погибших кораблей». Эта – профессиональная площадка, на которой художнику по гамбургскому счету дают оценку его коллеги.  Все выступавшие члены Правления единогласно дали ей высшую оценку.

Мистика севера захватывает зрителя уже с порога вестибюля. Огромный корабль, стоящий на причале много лет. Могучий в былые времена, а сегодня он – выброшенное на берег существо с внимательными глазами – зрелище завораживающее и неизъяснимо значимое. По традиции этих мест, отработавшие срок корабли не «сдаются в утиль», они продолжают свое существование на берегу, их останки по-своему священны и поэтому неприкосновенны. Где же это таинственное место? Проходя далее в зал, перед зрителем разворачивается панорама окрестностей поселка Териберка на Кольском полуострове, на побережье Баренцева моря в полном смысле этого слова это – край земли. Глядя на автора этой выставки – молодую, красивую, на первый взгляд кокетливую женщину, трудно себе представить, как она могла поднять эту трудную даже для крепкого мужчины   выставку – приезжать в этот суровый край, не ласковый к труду художника, и так плодотворно там работать? Самый общий ответ – это призвание.

На стезю художника Елена вступила рано. Окончила в Москве Детскую Художественную школу, Художественный Лицей № 303. Уже во время учебы в Лицее она принимала активное участие в пленэрах по Российским городам. В 2000 году поступила и в 2006 году окончила Московский Государственный Художественный институт им. В.И. Сурикова, училась в мастерской профессора В.М. Сидорова. Еще при подготовке диплома в институте, она попала в город Белозерье Вологодской области, писала там шхуны, и не подозревала, как в будущем эта тема ее захватит. После окончания института принимала участие в международных пленэрах во Франции, Черногории, Македонии, Индии, Китае, в Крыму. Мир, она, как говорится, повидала.  Однако есть место, для кого-то совсем неласковое и неуютное, которое ей дороже всех этих красот мира. В 2017 году она попала с группой художников в поселок Териберку. Впервые он упоминается еще в ХVI веке. Поселок неоднократно завоевывался, разрушался, восстанавливался, в послевоенный период переживал определенный расцвет. В 2017 году там было почти полное запустение. Однако Елену Териберка навсегда покорила. Она начала туда приезжать самостоятельно. Весной 2020 года она поехала на пару недель, но ситуация с коронавирусом продлила ее пребывание на три месяца, в творческом плане необыкновенно счастливых, совсем как у Пушкина в Болдино.

Я и прежде видела пейзажи из ее поездок, но в экспозиции были представлены работы, выполненные в ту «болдинскую осень», а для Елены «териберскую весну». Природа сурового края мало менялась за последние годы, а вот на полотнах Елены она зримо изменилась. Работы стали тем вызревшим вином, как говорила о своих стихах М. Цветаева, для них пришел свой срок. И общее ощущение вдохновения, который получает зритель от этого края земли, менее всего может отождествляться с чем-то погибшим. Корабли просто уснули, с достоинством выполнив свою миссию. Если говорить о стиле работ Елены, то она неуклонно идет дорогой реалистической живописи. Как не случайно выставка открылась в дни, когда мы отмечаем день рождения А.С. Пушкина. Ведь реализм в пейзаже появился ранее всего в поэзии Пушкина, хотя сам этот термин возник намного позже. У поэта краткость и точность слова создает абсолютно близкие всем образы: «Мороз и солнце…», «На холмах Грузии…».  Териберка в творчестве Елены как будто заставка пушкинских строк – «Улыбкой ясною природа сквозь сон встречает утро года». Да и другие пейзажи Елены созвучны с эстетикой Пушкина, он писал: «Люблю рябину, косогор, калитку, сломанный забор…». Елена не скрывает задворки Териберки. Сломанного, покинутого    в поселке немало.

Профессия художника требует от него пребывания в одиночестве, в чем-то сходного с образом жизни монаха. Он уходит от суеты мира. Художник так же должен определенное время пребывать наедине с природой, что во многом аналогия с пребыванием наедине с Богом в молитве. Монах высокого духовного уровня может повлиять на судьбы мира, но если служение художника и монаха сходно, то и живописец по-своему влияет на ситуацию, в этом я убеждена. Елена формирует образ Териберки в соответствии с лучшими чертами нашего национального характера. С ее   холстов изливается неизбывная любовь к этой земле. На персональной выставке творчество художника обрело ту профессиональную зрелость, когда этюд перерос в картину, в образ Земли. Вот в серо-голубой гамме неба появились нежно-розовые всполохи, как бы ни была сурова природа этого края, но после дождя засияла радуга, даже в пасмурную погоду пробивается луч света. В работах реализм художника многослоен, зритель чувствует, что видимое вскрывает определенный невидимый пласт, часто недоступный для неподготовленного зрителя. Реалистическую направленность дополняет экспрессия и романтика восходов, закатов, уходящих как будто бы за самый горизонт далей. В живописи появляется особая степень обобщенности, когда солнечный свет превращается в некую аналогию золота иконописных фонов.

Как дружно в свое время выдохнули художники, когда «соцреализм» перестал быть обязательным условием творчества. Нам хотелось в его творчестве увидеть душу творца, не отягощенную требованиями обязательного оптимизма строителя коммунизма.  Но со временем мы почувствовали, что пространство души нам многое другое не может заменить, например, узнаваемых просторов Родины. Оказалось, что немало художников искренне писали жизнеутверждающие работы, а идеологическое давление в последние десятилетия советской власти уже мало ощущалось. А вот в современном свободном творчестве исчез облик человека труда, да и сам человек.

У Елены он вновь появляется. Оказывается, мы по нему соскучились. Работа «Рыбу шкерят» 2021 года вновь поднимает давно исчезнувшую тему: рыбаки на берегу моря, на фоне ясного розового неба неспешно разделывают улов. Менее всего художника можно заподозрить в ангажированности. У нас есть глубинная история, и ее творят конкретные люди. Как хочется возвратить это забытое понятие «Хозяева земли». Мы с горечью осознали, как часто бывает губительна роль хозяина-олигарха. Замечательно, что на полотнах появляются эти заслуживающие уважения люди, выдержавшие трудности разрухи, выжившие, не спившиеся, никуда не уехавшие. Елена выражает образ жизни этих людей живописью лапидарной, тонкой и одновременно и очень искренней.

Время на ее полотнах-панорамах, в отличие от этюдных работ, протекает по- другому. Природа Териберки дышит, приобретает планетарный размах. Автор остро чувствует мистику севера, и его природа уже не край земли, а видимая точка, откуда есть продолжение до неведомых горизонтов и невиданных рубежей.

Древнегреческие авторы ввели термин «Александрийский меридиан» (Эрастофер, Гиппарх и др.). Они полагали, что устье Днепра, устье Нила с городом Александрия и городом Мероэ – столице Эфиопии в его верховьях расположены вдоль того меридиана. Сегодня соответствие устьев Днепра и Нила довольно приблизительное. Точность направления изменилась после многочисленных наступающих и таящих ледников.  «Александрийский меридиан» соответствует 30° восточной долготы. Вдоль него шли импульсы, открывавшие путь к культуре, идущей от держав Месопотамии к северным речным путям, к будущим городам Киевской и Московской Руси. Отчасти мы знакомы с Александрийским меридианом под названием «Путь из варяг в греки». Постепенно меридиан продлевался в неведомые северные земли.  Согласно Геродоту, в Приднепровье странствовал Геракл и здесь встретился со Змеедевой, дочерью Борисфена, став родоначальником скифских царей. Именно среди них древние греки почерпнули представление о реках Скифии, текущих с высоких северных Гиперборейских гор, расположенных в широтном направлении и ныне не существующих. Все чаще высказывается предположение, что это был край ледника, который впоследствии растаял.

Териберка, ее географическое положение – это особое место, история которого намного древнее и глубже 1000-летней истории нашей страны, которую мы осознаем со времени принятия христианства Великим князем Владимиром. Но в нашей культуре есть не только «византийская составляющая». Оледенения повторялись, ледники то наступали, то таяли и материальных следов Гипербореи, казалось бы, не сохранилось. Но выясняется, что импульсы культуры шли не только с территории Месопотамии, но и в саму Месопотамию и Древнюю Грецию из этого легендарного места. Когда-то примерно 4900 лет тому назад наши предки жили вместе с народом Индии. Впоследствии они ушли на Индостан и Иранское нагорье, став впоследствии представителями индоевропейской арийской культуры. Мы же обосновались на Русской равнине. После распада этой единой общности славяне не имели контактов с индо-ариями из-за огромного расстояния, их разделявшего. Однако память о пребывании в этих местах сохранилась в древних письменных источниках. Они, проанализированные ученым Б.Г.Тилаком еще в начале ХХ века, показали, что эпос «Махабхарата» сохранил память о первобытном Ледовитом океане, и горе Меру, подобно короне опоясывавшей землю. Арктические явления, как и ландшафт севера, описаны в священных древнеиндийских текстах «Ведах» и древнеиранской «Авесте».   Да и славянский язык сохранил  много общих корней  с санскритом, в нем  остался   след  нашего  совместно пребывания  на дальнем севере. Язык один из основных факторов   формирования менталитета нации. Возможно этим, во многом, и объясняется загадочная для Европейцев русская душа. Если проследить Александрийский меридиан с юга на север, то он пройдет через города Константинополь, Киев; Москва также не сильно отклоняется от этого меридиана, далее через Новгород и Ладогу – нашу древнейшую столицу. А вот Териберка достаточно точно лежит на 30° градусе восточной долготы, т.е. является наиболее северной точкой на территории нашей страны, проходящей по Александрийскому меридиану. Елена ничего не знала о нем, когда всей душой привязалась к северу, к Териберке, камни которой хранят память о загадочной культуре. Она не подозревала о том, что пейзажи, представленные на ее полотнах, описаны в Махабхарате.

У нас огромная территория. Известно, что 60% населения не покидает мест своего проживания. А для русского человека очень важно видеть свою страну, чтобы ощущать себя ее хозяином. Показывать просторы нашей страны очень существенная миссия современного художника, и она совершенно недооценена.

Убеждена, что блестящая операция воссоединения Крыма с Россией осуществилась, в том числе и потому, что там был силен «русский дух». Этому феномену не в малой степени способствовали художники, постоянно ездившие туда, привозившие пейзажи полуострова. Их выставляли, они стопами хранились в мастерских, организуя своеобразное присутствие Крыма в столице, годами «присоединяли» его к России.

Как вдохновенно выступали члены правления! Складывалось полное впечатление, что они были где-то рядом с Еленой, когда она писала пейзажи Териберки, сопровождали ее по дороге на этюды, сопереживали нелегкому труду художника, который на себе несет этюдник, холсты, краски и работает в любую погоду.    Выступавшие выглядели дружной командой, плывущей на борту корабля «Россия». Он разворачивается медленно, но неуклонно, преодолевая трудности, взял курс на освоение Арктики.

Попутного тебе ветра, Леночка!

Елена Лисенкова 

Фотографии предоставила Елена Лисенкова