Академии без Аполлона быть не может


        Акварельные произведения Василия Савинского представляют небольшую, но очень значимую часть в творческом наследии художника.

В своей замечательной монографии Г.Г. Серова отмечает:

«Савинский испытывал особое пристрастие к акварели и владел этой техникой виртуозно. Если мысленно ограничить творчество художника только его акварельными работами, без многочисленных первоклассных рисунков и масляных произведений, то и их одних было бы достаточно, чтобы причислить Савинского к своеобразным и интересным мастерам своего времени.

Увлечение акварельной техникой проявилось рано. Развивалось оно под воздействием двух наиболее характерных природных черт таланта художника: рисовальщика и педагога.

Акварель – техника очень интересная – некий сложный гибрид живописи и рисунка, что-то вроде графической живописи или живописной графики. Поэтому не удивительно, что своеобразие, загадочность и сложность акварельной техники, её положение где-то на рубеже между рисунком и живописью привлекали к ней Савинского. Испытатель, исследователь, аналитик в Савинском тянулся к трудностям акварели, её двойственности; художник не мог не проштудировать, не прочувствовать её редкие технические возможности».

Большинство акварелей «академического» периода было создано художником на акварельных вечерах – «в костюмных классах».

«Акварельные вечера» проводились для учащихся Академии два раза в неделю (во время учебного года) с восьми до десяти вечера. Существовала добрая традиция: часто художники, которые приобретали костюмы для натуры, после создания своего произведения, отдавали их в Академию. Таким образом, за несколько лет «собралась богатая и разнообразная коллекция», образовались так называемые «костюмные классы». Во время акварельных сеансов каждый рисующий получал стеариновую свечу с небольшим абажурчиком. При этом модели освещались газовыми софитами.

«На акварельных вечерах Савинский сделал много удивительно тонких, тщательно завершённых, исполненных с ювелирной отточенностью, красивых по цвету работ. Сложность и своеобразие акварельной техники были уже в те годы блестяще освоены Савинским».

Как известно, в России «расцвет акварели, особенно акварельного портрета» произошёл в первой половине XIX века. Одними из первых российских акварелистов были П. Соколов, К. Брюллов, А. Иванов, П. Федотов и другие.

В начале ХХ века акварель в России «получила новое развитие». В те годы В. Савинский тесно сотрудничал с обществом художников «Мир искусства». Им была создана целая галерея интересных акварельных портретов. Надо отметить, что «мирискусники», как правило, использовали в своих работах несколько техник: гуашь, темперу, акварель с углём, «чистую» акварели и т.д.

На многих российских художников, создающих акварельные произведения, повлияло творчество всемирно известного мастера – Мариано Фортуни (1838-1874). За свою короткую жизнь испанский художник успел нарисовать столько шедевров, что о его творчестве восторженно говорили не только в Европе…

Например, о произведениях Фортуни В. Поленов в 1875 году писал П. Чистякову: «Они (работы Фортуни) мною совсем овладели, я только их теперь и вижу. Что за новый, небывалый взгляд на картину. Какая особенная композиция, какой удивительный рисунок, какие интересные цвета. Я помню, как Вы высоко ставили этого художника. Вы раз как-то, говоря про его картины, выразились, что от них сияние идёт, и действительно правда».

Искусствоведы отмечали, что работы Савинского конца семидесятых, восьмидесятых годов XIX века «отличаются красочностью и прихотливостью цветовых сочетаний, изяществом мелкого прозрачного мазка». И далее: «Сияние и пиршество красок в акварели Савинского как живёт под знаком Фортуни».

Через несколько лет Савинский, живший в Италии, смог увидеть многие работы Фортуни на выставках и в художественных салонах. И что же? Художник продолжал восхищаться колоритом и живописностью Фортуни… Однако, его поразила какая-то «внутренняя пустота» и некая «бездуховность» этих, безусловно, гениальных в техническом отношении акварелей.

Акварели, написанные Савинским в костюмных классах, отличаются своеобразием и художественностью.

Обратимся к монографии Г. Серовой:

«Главная цель «костюмных» акварелей всё же состояла не в создании психологических портретов, поэтому объективная оценка их достоинств лежит вне сферы портретной живописи. Эти камерные миниатюры исполнены с тонким изяществом, поражают блестящей техникой, насыщенным красивым колоритом, высоким художественным профессионализмом. Они дают зрителю эстетическое наслаждение, близкое по ощущению к эмоциональному восприятию прекрасного произведения декоративного искусства».

Нельзя не упомянуть о том, что Чистяков в совершенстве владел техникой акварели и всегда стремился передать своё мастерство ученикам.

В записках Чистякова читаем:

«В акварели главное хорошо сначала нарисовать и подробно, но слабо… смывать только там, где требуется. От смытия колера черствеют… Акварелью работайте и весело, и полегче – продолжайте, но избегайте резкости и черноты. Лёгкость работы и лёгкость колеров в акварели главное».

Искусствоведы отмечают, что Савинский «свято следовал советам Чистякова». Действительно, в акварелях художника академического периода «своеобразно преломилось влияние Фортуни с элементами акварельного творчества самого Чистякова.

Интересны       практически       все        акварели В. Савинского, в том числе:

        «Женщина в белорусском костюме», «Женщина в грузинском костюме», «Мужчина в средневековом костюме», «Мальчик с мандолиной», «Мальчик с дудочкой» и другие.

С начала 20-х годов В. Савинского с новой силой увлекает работа акварелью. Именно портрет становится основным жанром этого произведения. Что же типично для акварелей художника этого периода? Прежде всего – отношение к натуре, к личности, которую он пытается понять, воспринять и отобразить её индивидуальность на бумаге.

Например, портреты: «Т.В. Савинская в украинском костюме» (1922), «Пианистка» (1923), «Художник М. Платунов» (1924), «Актриса Зилова» (1931) и другие.

 В 1931 году В. Савинский создаёт один из лучших и, к сожалению, один из последних акварельных портретов – «Женщина в пёстрой шали».

Об этом портрете современники говорили:

«Передача неповторимой человеческой индивидуальности представляет в нём не меньшую ценность, чем значительные чисто живописные достоинства этюда».

Известно, например, что целый ряд своих замечательных портретов Савинский писал до 60 часов, что считается сравнительно долго для акварельного произведения.

Василий Евмениевич Савинский был поистине гениальным рисовальщиком.

Например, Серов был так восхищён рисунком старухи няньки (к картине «Иван Грозный», 1890 г.), что сказал: «Сам хотел бы так рисовать!»

Нужно особо отметить, что во многих учебных пособиях, научных трудах, посвящённых творчеству П. Чистякова и его педагогической школе, часто публикуются рисунки Савинского как самые «правоверно-чистяковские» (по выражению И. Грабаря).

Многие работы Савинского служат не только примером «больших художественных достижением, образцом высокого рисовального мастерства, но и созданы при самом строгом соблюдении рисовального метода Чистякова, всех его правил».

В 1876 году, через год после поступления в Академию художеств, студент Савинский нарисовал гипсовую голову Зевса. Позднее рисунок молодого художника был приобретён Третьяковской галереей!

Чистяков часто повторял фразу: «Академии без Аполлона быть не может». Это означало, что он полностью разделяет мнение художников-педагогов, которые считали, что целесообразно рисовать с гипсов на начальной стадии обучения.

На первом занятии (напомним, абсолютно бесплатном!), Чистяков заставил подростка Савинского рисовать гипсовую голову Аполлона. Надо отметить, что ранее молодой человек никогда не работал с гипсом, «он не знал, как приступить к делу и в нерешительности стоял перед гипсом». Тогда Чистяков начертил на бумаге овал, линиями показал направление глаз, носа, наклон головы и сказал: «Да вы смелей, не стесняйтесь!»

И буквально через год – полтора года голова Зевса в исполнении Савинского была в Третьяковке! В это просто трудно поверить.

С 1877 года появляются первые рисунки обнажённых натурщиков: «Натурщик» (1879), «Удящий рыбу» (1880) и другие.

В 1884 году в Италии Савинский создаёт целый ряд великолепных этюдов натурщиков. Он часто посещал одну из частных студий в Риме. За относительно небольшую плату каждый желающий мог срисовать поставленную обнажённую натуру.

Неслучайно Карл Брюллов говорил:

«Надо начать рисовать с младенчества, чтобы приучить руку передавать мысли и чувства подобно тому, как скрипач передаёт на скрипке то, что чувствует».

Итальянские рисунки Савинского отличаются лёгкостью, это быстрые наброски, выполненные за один сеанс.

Кстати, в Академии художеств в годы учёбы Савинского в постановках обнажённой натуры были только мужчины. Именно в итальянской студии Савинский впервые изображает женскую натуру! У натурщицы тщательно прорисованы голова, торс и лишь намечены ноги. Девушка сидит, склонив голову, по спине распущены чёрные волосы, расчёсанные на прямой пробор – великолепная работа «Итальянская натурщица» (1884).

В портретной галерее художника В. Савинского есть рисунки, которые были задуманы автором как многосеансные. Среди них особый интерес представляют портреты матери – М.В. Савинской, хотя он не завершён и сторожа Егора (1880).

На цветной бумаге Савинский изображает человека, усталого, немолодого, услужливого и немного жалкого. Это многолетний служащий Академии наук со смиренно уставшим выражением лица, который «всю жизнь прислуживал другим». Считается, что психологический анализ в этой работе достигает высот лучших портретов Василия Савинского. Вот он, перед нами – портрет «маленького человека»!

Роль В. Савинского как лучшего преемника и самого любимого ученика Чистякова заключается не только в его творческой и педагогической деятельности. После смерти выдающегося художника-педагога П. Чистякова Савинский был инициатором создания кружка имени П. Чистякова.

Савинский добросовестно и талантливо продолжал «дело всей жизни Чистякова» - «он отдавал ученикам всё, что знал и умел».

Многие современники – ученики художника – отмечали, что одной из блестящих черт преподавания Савинского было то, что сложнейшие вопросы творческой деятельности он умел довести до каждого своего ученика в очень простой и доступной форме.

По отзывам многих учеников, «это был светлый человек, общение с которым очищало».

На фото представлена работа В. Савинского