Иоганн Генрих Тишбейн. Выдающийся кассельский художник


Художник удобно расположился в кресле, опираясь скрещенными руками на папку с рисунками. В правой руке он держит рейсфедер, какими пользовались рисовальщики XVIII века. Рядом на столике лежат солидные фолианты в кожаных переплетах. Седой парик обрамляет крупное лицо с тяжелым подбородком. Выражение мягкости, добродушия, уверенный спокойный взгляд не могут скрыть силы и внутренней энергии шестидесятилетнего мужчины. Поверх халата с меховым воротником и рубашки нарочито свободно повязан шейный платок. В глубине на мольберте большой холст. Несмотря на рабочую обстановку, живописец не забывает подчеркнуть значимость своего положения. В передаче своего внешнего облика он стремится воплотить и сущность придворного и артистизм творческой личности. Таким изобразил себя в автопортрете 1782 года выдающийся кассельский художник Иоганн Генрих Тишбейн.

Чтобы лучше понять творчество этого мастера, перенесемся ненадолго в Кассель второй половины XVIII века. Столица небольшого немецкого княжества достигла своего расцвета в период правления штатгальтера шведского короля Вильгельма VIII и его сына ландграфа Фридриха II, прозванного Вольтером «принцем-философом». Влияние французской культуры здесь было очевидным. Ориентир на рациональный интеллектуализм энциклопедистов способствовал привлечению в Кассель крупных ученых и деятелей культуры. Здесь строились дворцы и учреждались академии, планомерно пополнялись библиотеки и создавались музеи. Художественные собрания включали произведения Рембрандта, Хальса, Рубенса, Ван Дейка, египетские древности, античную скульптуру, ренессансную бронзу, естественнонаучные раритеты и рукописи. Художественный облик города, его духовная культура были во многом сформированы великой триадой – архитектором Симоном-Луи дю Ри, скульптором Августом Налем и художником Иоганном Генрихом Тишбейном.

Творчество последнего особенно многогранно. Он писал портреты, картины на мифологические сюжеты, аллегории, воспроизводил сцены древнеримской и древнегерманской истории, охотно изображал жанровые сцены и религиозные композиции, пейзажи и декоративные панно. В своих произведениях Тишбейн соединил уроки рококо с идеями французского Просвещения.

Будущий живописец появился на свет в 1772 году в деревушке Хайна в многодетной семье местного булочника. Способности мальчика были рано замечены, и в четырнадцать лет он был отправлен в столицу в обучение к обойщику. В 1743 году на него обратил внимание просвещенный меценат граф Штадион и, взяв под свое покровительство молодое дарование, помог ему перебраться в Париж и стать учеником прославленного Карла ван Лоо. Овладев основами рокайльного искусства, Тишбейн с 1743 года совершенствовался в Венецианской Академии под руководством Джованни Баттиста Пьяццетты. Здесь он внимательно изучал великие творения Тициана и Веронезе. Около двух лет он посвятил Риму, который, несомненно, оставил значительный след в душе художника своим великим прошлым. В 1751 году живописец своим покровителем был представлен ко двору Вильгельма VIII. Вскоре он был назначен придворным художником. С этого времени творческая и личная жизнь Тишбейна была связана с Касселем навсегда. В 1762 году он стал профессором живописи в Коллегиуме Каролинум (Академия наук), а в 1776 году возглавил созданную Академию живописи и скульптуры.

Значительную часть наследия Тишбейна составляют портреты, в которых, может быть, в большей степени проявились рокайльные черты. Особенно они ощутимы в серии двенадцати женских портретов, включая портреты обеих жен художника и графини Штадион. Все они составили так называемую «Галерею красоты» во дворце Вильгельмшталь. Значительное число изображений ландграфа Фридриха не выходит в целом из рамок принятой концепции парадного стиля. На этом фоне резко выделяется портрет графа Филиппа Эрнста фон Шаумбург-Липпе, так называемого «Бюкебургского князя» (Кассель, галерея), своей экспрессивной выразительностью. Художник изобразил его в сложном повороте, подчеркивающем мужественность, энергию и волевое начало полководца. Диаметрально противоположен по своей характеристике портрет дочери Тишбейна Вильгельмины (с лютней) из частного собрания в Касселе. Модель отличает спокойная женственность. Отдельные элементы декора ее туалета, акцент на музыкальном инструменте позволяют видеть в нем некоторые черты театральности. Подобная, но имперсональная театрализованность проявляется в серии изображений девяти муз, созданной между 1771 и 1782 годами (все в галерее Касселя).

Как исторический живописец Тишбейн предпочитал разрабатывать сюжеты в последовательном развитии, объединяя их в тематические циклы. На раннем этапе в его творчестве преобладало декоративно-чувственное начало. Картины «Геркулес и Омфала» 1754 года, «Анакреон и Сафо» 1754 года (обе – Кассель, Резиденция), «Юпитер и Каллисто» 1756 года, «Ацис и Галатея» 1758 года (обе – Кассель, галерея) практически полностью отвечают требованиям рококо. Позднее художник ищет сюжеты, герои которых своим поведением соответствовали бы основному положению, выдвинутому И.И. Винкельманом, о подражании древним. Источниками для его поздних произведений становятся история Троянской войны, «Жизнь Александра» Плутарха, «Анналы» Тацита, «Жизнь двенадцати цезарей» Светония. Художник стремится к выразительной ясности изложения. «Ссора Ахиллеса и Агамемнона» (1776, Гамбург, Kунстхалле), «Август у Клеопатры» (1769, Кассель, галерея) отличаются логической последовательностью развития композиции, хотя его персонажам и недостает той силы внутренней жизни, которая возвышает героя до уровня винкельмановской «благородной простоты и спокойного величия». Тишбейн здесь не может перешагнуть через присущий ему бюргерский прагматизм. Эти действующие лица, порою лишенные индивидуальности и величия поступков, теряются среди стаффажных фигур и тем самым напоминают подобные образы голландцев первой половины XVII века – Питера Ластмана, Николаса Кнюпфера и других.

Проникая в творческую лабораторию Тишбейна, особо следует выделить его мастерство рисовальщика. Рисунку он придавал чрезвычайно важное значение. Замысел каждого произведения рождался с помощью карандаша, пера, мела. Художник тщательнейшим образом разрабатывал задуманную композицию, практически перенося рисунок на холст без каких-либо изменений, как, например, это было с картинами «Александр и Гефестион» 1781 года (Кассель, галерея), «Август, возлагающий корону на гробницу Александра» (1781, Дворец Вильгельмсхеэ). Рисунок Тишбейна нередко выглядит значительнее, свободнее, ярче, играя вполне самостоятельную роль в его наследии.

М. Красилин 

На фотографии представлен "Автопортрет"