Высоким слогом. Хорошо проснуться в Англии


Томас Уайет

***

Ты бросишь ли меня?

Скажи, скажи, что нет!

Тебя ль ославит свет

Виной скорбей и бед?

Ты бросишь ли меня?

Скажи, что нет!

 

Ты бросишь ли меня?

Твоя ль душа тверда?

Богатство иль нужда –

Но я любил всегда.

Ты бросишь ли меня?

Скажи, что нет!

 

Ты бросишь ли меня?

Хоть рок меня терзал,

Тебя не покидал

Твой преданный вассал.

Ты бросишь ли меня?

Скажи, что нет!

 

Ты бросишь ли меня?

В душе ко мне тепла

Ужель ты не нашла?

О, до чего ты зла!

Ты бросишь ли меня?

Скажи, что нет!

Пер. В. Рогова

 

Генри Говард Серрей

Сонет

Из доблестной Флоренции ведет

Род госпожи моей свое начало;

Ее отчизна – остров, что из вод

Глядит на Камбрии крутые скалы.

 

Ирландская ее вскормила грудь,

Отец был граф мать – королевской крови;

К двору привел ее судьбины путь,

Где все услады жизни наготове.

 

Гендстон меня представил первый ей,

Гемптон внушил поведать Джиральдине

Мою мечту назвать ее своей.

 

А Виндзор злой нас разлучает ныне.

Она подобна ангелу в раю;

Блажен, кому отдаст любовь свою.

Пер. О. Румера

 

Эдмунд Спенсер

***

Окончил путь усталый старый год,

Явился новый в утреннем сиянье

И начал мерных дней круговорот,

Сулящий нам покой и процветанье.

Оставим же за новогодней гранью

С ушедшей прочь ненастною порой

Ненастье душ и грешные деянья

И жизни обновим привычный строй.

Тогда веселье щедрою рукой

Отмерит миру мрачному природа

И после бурь подарит нам покой

Под свежей красотою небосвода.

Так и любовь – мы с нею поспешим

От старых бед к восторгам молодым.

Пер. А. Сергеева

 

Филип Сидни

***

Приди, о Сон, забвение забот,

Уму приманка, горестей бальзам,

Свобода пленным, злато беднякам,

Судья бесстрастный черни и господ!

От жгучих стрел твой щит меня спасет –

О, воспрепятствуй внутренним боям

И верь, что щедро я тебе воздам,

Когда прервешь междоусобья ход:

Согласен я, чтоб ложе ты унес,

Опочивальню тихую мою,

И тяжесть в веждах, и гирлянды роз;

А если все тебе я отдаю,

 

Но не идешь ты, как молю о том, -

Лик Стеллы в сердце покажу моем.

Пер. В. Рогова

 

Томас Кэмпион

***

Когда твой срок придет в жилище теней,

И к ним сойдя, ты гостьей вступишь в круг

Твоим словам внимающих видений –

Елены царственной, Иопы и подруг, -

Словам, что ад разжалобить могли б,

О том, как век любви твоей погиб.

 

Ты пиршества захочешь перечесть,

Балы и маски – юности забаву

И все, что лишь в твою творили честь,

Все подвиги, красы твоей во славу.

Но чар своих им рассказавши силу,

Скажи, скажи, как ты меня сгубила.

Пер. И. Лихачева

 

Джон Донн

С добрым утром

До дней любви чем были мы с тобой?

Нас будто от груди не отлучали.

Иль тешились мы детскою игрой,

Или в Пещере Семерых мы спали?

Но было это все ничем для нас, -

Я красоту увидел в первый раз

В тот час, как встретил взгляд твоих желанных глаз.

 

А нынче «С добрым утром!» говорим

Мы душам, в страхе замершим смятенно;

Любовь весь мир нам делает чужим

И комнатку нам делает вселенной.

Пускай, плывя на запад, моряки

Откроют новые материки, -

Для нас есть мир один, где мы с тобой близки!

 

Мой лик в твоих глазах, а твой – в моих,

И верным двум сердцам здесь так чудесно!

Что лучше этих гемисфер? Ведь в них

Нет вихрей норда, угасанья веста.

Что смешано случайно, то умрет.

Но если две любви в одну сведет

Судьба, то, значит, нас в веках бессмертье ждет.

Пер. Б. Томашевского 

Джон Донн

Песня

Эй, лови, летит звезда!

Мандрагору соблазни ты!

Где минувшие года?

Где на свете

Веет ветер,

Что приветом честных встретит?

 

И уж если ты рожден

Для чудес и откровений,

В путь ступай сквозь даль времен,

Чтоб постигнуть смысл явлений...

Пусть внимают

Все и знают:

Верных женщин не бывает.

 

Если б хоть нашлась одна,

Взял бы посох пилигрима...

Если скажут: здесь она, -

Я пройду спокойно мимо.

Будь хоть ангел чистоты,

Но, пока мне пишешь ты,

Та девица

Умудрится

До меня с тремя слюбиться.

Пер. Б. Томашевского

 

Уильям Вордсворт

Сонет, написанный на Вестминстерском мосту 3 сентября 1803 года

Нет зрелища пленительней! И в ком

Не дрогнет дух бесчувственно-упрямый

При виде величавой панорамы,

Где утро – будто в ризы – все кругом

 

Одело в Красоту. И каждый дом,

Суда в порту, театры, башни, храмы,

Река в сверканье этой мирной рамы,

Все утопает в блеске голубом.

 

Нет, никогда так ярко не вставало,

Так первозданно солнце над рекой,

Так чутко тишина не колдовала,

 

Вода не знала ясности такой.

И город спит. Еще прохожих мало,

И в Сердце мощном царствует покой.

Пер. В. Левика

 

Томас Мур

Вечерний звон

Вечерний звон, вечерний звон!

Как много дум наводит он

О юных днях в краю родном,

Где я любил, где отчий дом,

И как я, с ним навек простясь,

Там слушал звон в последний раз!

 

Уже не зреть мне светлых дней

Весны обманчивой моей!

И сколько нет теперь в живых

Тогда весёлых, молодых!

И крепок их могильный сон;

Не слышен им вечерний звон.

 

Лежать и мне в земле сырой!

Напев унывный надо мной

В долине ветер разнесёт;

Другой певец по ней пройдёт,

И уж не я, а будет он

В раздумье петь вечерний звон!

Пер. И. Козлова

 

Джордж Гордон Байрон

***

Неспящих солнце! Грустная звезда!

Как слёзно луч мерцает твой всегда!

Как темнота при нём ещё темней!

Как он похож на радость прежних дней!

 

Так светит прошлое нам в жизненной ночи,

Но уж не греют нас бессильные лучи;

Звезда минувшего так в горе мне видна;

Видна, но далека, - светла, но холодна!

Пер. А. Толстого

 

Роберт Браунинг

В Англии весной

Быть сегодня в Англии –

В этот день апреля!

Хорошо проснуться в Англии

И увидеть, встав с постели,

Влажные ветви на вязах и кленах

В маленьких, клейких листочках зеленых,

Слышать, как зяблик щебечет в саду

В Англии – в этом году!

 

А после апреля – в начале мая

Ласточки носятся не уставая.

И там, где цветет над оградою груша,

Цветом своим и росой осыпая

Поле, поросшее клевером, - слушай

Пенье дрозда. Повторяет он дважды

Песню свою, чтобы чувствовал каждый,

Что повторить он способен мгновенье

Первого, вольного вдохновенья.

 

И пусть еще хмурится поле седое,

В полдень проснутся от света и зноя

Лютики – вешнего солнца подарки.

Что перед ними юг этот яркий!

Пер. С. Маршака

 

Оскар Уайльд

Утро

Ноктюрн уснувшей Темзы сине-золотой

Аккорды пепельно-жемчужные сменили.

Тяжелый бот проплыл над сонною водой,

И тени дрогнули – безвольно отступили.

 

Клубами мутными сползал в реку туман,

Домов неясные вставали очертанья.

Рассвет задул огни... но чудился обман, -

И медлил бледный день вернуться из изгнанья.

 

Хрипя завыл гудок, медлительно-протяжный,

По камням застучали ободы телег.

Блеснул соборный купол матовый и влажный.

Разросся, в улицах, толпы нестройный бег.

 

Ночная женщина стояла у панели.

На бледных волосах дрожал лучей поток,

Как угли жаркие – уста ее алели,

Но сердцу камнем быть велел бесстрастный рок.

Пер. В. Эльснера 

Фото - Галины Бусаровой