Классные истории. Часть вторая


        Была зима. Наша классная руководительница Инесса Владимировна загорелась вдруг идеей сделать из нас хоккейную команду. Мы же, мальчишки её класса, едва умели стоять на коньках. А лично я не умел и этого!

- Ничего, - с задором сказала Инесса Владимировна, - научитесь!

И мы договорились отправиться на речку. Специальная такая речка для ребят, недалеко от школы, – летом в ней можно плавать, а зимой её покрывают льдом и играют в хоккей. 

На нас надели коньки, шлемы и прочие элементы защиты. Тренера нам выписали самого лучшего – кузена Андрюшки Андреева, студента физкультурного института Вову. Когда решался вопрос о тренере, Андрюшка кричал громче всех: «Вова, конечно! Кто ж ещё? Он у меня, знаете, какой!» И вот этот Вова поочерёдно хватал нас за шиворот, чтобы мы не упали, и вытаскивал на лёд. Когда один хоккеист уже стоял и не падал, Вова вытаскивал на лёд второго, третьего и так далее. Наконец, очередь дошла до меня, но коньки меня слушаться не хотели, и Вова никак не мог решиться меня отпустить.

А тут Славик Сомов минут пятнадцать подвигал коньками, и как хлопнется на лёд! И лежит… Вова ему кричит: «Вставай, лопух, об тебя сейчас споткнутся!» А Славик только клюшкой по воздуху поводит…

Тогда Вова подтащил меня к воротам и говорит:

- Хватайся за штангу!

Я схватился за левую штангу обеими руками и даже коленками. Смотрю, а на Вове прямо лица нет! Он к Славику подбегает – руки, ноги проверяет, спрашивает: «Можешь встать?», «Можешь сесть?», «Чего случилось?»

А Славик себе лежит как ни в чём не бывало, и говорит:

- Да ничего не случилось. Надоели мне ваши клюшки! Не буду больше хоккеистом!

Встал, весь корпусом вперёд подался, скрючился и, хватая воздух руками, заскрипел по льду в сторону бортика.

И Вова – так прямо от души – дал ему вслед подзатыльник… по шлему. Очень непедагогично!

А у меня к этому времени уже вовсю разъехались коньки! И я изо все сил пытался сгруппировать всего себя таким образом, чтобы было как можно больше точек опоры.

- Слушай, - вдруг прямо надо мной воскликнул Вова и хлопнул себя по лбу, - Решено! Вратарём будешь!

- С чего вдруг? – забившись в угол сетки, поинтересовался я.

- Как с чего? – Вова округлил глаза. – Ты же кататься на коньках даже не умеешь, а вон какой крутой вратарский приём применил! Природное чутьё! – подытожил он.

Оказывается, в последней моей попытке удержаться на штанге, я случайно занял классическую позицию голкипера, обороняющегося от буллита! 

- Щитки – на ноги, ловушки – на руки – и цены тебе не будет! – уверенно заявил Вова.

Так я стал вратарём нашей команды.

Мне тут же рассказали о моём главном сопернике, то есть о вратаре из параллельного класса. Мальчишку звали Виталик. Он был твёрдым хорошистом. По математике получал исключительно одни пятёрки. А ещё обладал аналитическим складом ума и логическим мышлением – вот так!

Когда я немножечко освоился в воротах, я с интересом начал наблюдать за происходящим вокруг. Например, за Володькой Сухаревым. Он – преимущественно на четвереньках – преодолевал дистанцию вдоль левого борта – туда – сюда – обратно. И когда Вова пытался схватить его за шиворот и поставить на оба конька, – уворачивался!  

- Я сам! – насупившись, бурчал Володька и продолжал геройствовать.

Мне прямо удивительно стало – за Володькой никогда ничего подобного не водилось, а тут – такая воля к победе!

Потом я посмотрел направо. Там «летал на месте» Колька Шумов. Он стоял на коньках и, чтобы удержать равновесие, резво махал руками, как крыльями. В эти самые «крылья» Вова пытался вложить ему клюшку.

- Да не махай ты! – прикрикнул он на Кольку.

- Не маши! – пронеслось над ледовой ареной. - Правильно говорить – не маши!

Это был голос Инессы Владимировны, которая сидела на ближней трибуне и внимательно следила за тренировкой своих ребят.

- Да, вот, Колька, - подхватил Вова, - и Инесса Владимировна тебе говорит, чтобы ты клюшку взял нормально.

А когда у Кольки всё-таки появилась в руках клюшка, он настолько обрадовался случившемуся, что рванул вперёд в поисках шайбы. И, что примечательно, ни разу не упал!

Самым увлекательным зрелищем, конечно же, был Андрюшка Андреев! Ещё бы! Его Вова на коньки в три года поставил. Андрюшка такие пируэты выделывал – прямо загляденье! И, само собою, он умел работать и с клюшкой, и с шайбой.  

Был ещё в нашей хоккейной команде Чертков Антошка. Его сразу назначили нападающим. А всё потому, что Вова – с Антошкиного разрешения – заглянул в его дневник. Там через день учителя вызывали в школу его родителей, и в подробностях описывали, чего он натворил на этот раз.

- Ну… Такой парень должен быть нападающим! – сказал Вова.

А на следующий день в начале тренировки на меня действительно надели щитки и ловушки! Ещё мне выдали шлем, не такой, как у всех остальных, а с решёткой на лице, как и положено настоящему вратарю.

- Сегодня работаем с шайбой! – заявил Вова и поправил на своей голове шапочку с помпоном. – Задача следующая, - продолжил он, - Лёша встаёт в ворота, а пять игроков по очереди разбегаются и пытаются в эти самые ворота забить шайбу. Уяснили?

- Уяснили, - на разные лады отозвались мы.

Первым, конечно же, разбежался Андрюшка Андреев. Он летел на меня с таким воодушевлением, что я, на всякий случай, чтобы он не сшиб меня с ног, опёрся на щитки и выставил вперёд ловушки.

- Вот, молодец! – тут же похвалил меня Вова. – Вот прямо твоё это место – ворота!

И хотя Андрюшка зафинтил шайбу в ворота только так, я по этому моменту был признан результативным вратарём.

- Ты должен внимательно следить за игроком с шайбой, - поучал меня Вова. – чтобы понимать, с какой стороны будет удар!

Когда на меня погнал Чертков Антошка, у него был такой взгляд, что я подумал: следи – не следи, а от человека с таким взглядом удар можно получить откуда угодно! И справа, и слева, и из-за угла! Поэтому я завертелся чуть ли не вокруг своей оси, активно пытаясь контролировать каждый кусочек своих ворот.

И, о чудо! Шайба залетела мне прямо в ловушку!

А Антошка оскалился на меня так, что я для себя сразу решил: таким верить нельзя! Они будут делать вид, что забегают слева, а на самом деле – бахнут шайбой справа, и всё наоборот. Нельзя таким верить!

        Колька Шумов за всё это время так ни разу и не упал! Он носился по льду со скоростью положительно заряженной частицы. Какой именно – не знаю, но зрелище впечатляющее! Мы все, включая Вову, даже не заметили, залетела ли Колькина шайба в мои ворота, потому что в мои ворота залетел сам Колька.

Володька Сухарев промазал – вообще мимо ворот, а вот Славик Сомов не смог даже разбежаться! Он когда начинает стартовать, тут же падает на лёд и уже лёжа скользит по инерции метров пять!  Всё, думаю, не быть Славику в нашей команде! Но не тут-то было! Вова и для него придумал отличную позицию.

- Ты будешь защитником! – объявил Вова.

- Тоже мне защитник! Да с таким защитником и нападающему делать будет нечего! – закричали со всех сторон.

Но Вова нам рассказал, что в хоккее есть очень нужный приём, который спортсмены специально разучивают – это, когда уже не получается отбить шайбу – остановить её собой, растянувшись на льду.

- Вот, - сказал Вова, - увидит Славик, что шайба к воротам летит, а никого поблизости нету, и плюхнется на лёд. Так шайбу и остановит!

А Славик:

- Это как же я плюхнусь? Я этого приёма не тренировал!

- Да тебе и тренировать не нужно, - махнул Вова рукой. – Ты, можно сказать, им в совершенстве владеешь! Разбегись-ка ещё разок.

И только Славик стал разбегаться, как тут же растянулся на льду, как раз вдоль линии ворот.

- Ну, что я говорил? – воскликнул Вова. – Защитник!

И вот настал день настоящей игровой тренировки. Вместе с нами на лёд выкатили ребята из параллельного класса. Капитаном их команды ожидаемо значился вратарь Виталик. В общем, все те ребята были не сильнее наших, но вот Виталик явно давал мне сто очков вперёд. Говорят, он просчитывает вероятность удара с той или иной стороны с точностью до девяноста процентов!

Раздался свисток, и игра началась. Шайбу на вбрасывании мы проиграли, поэтому уже в первые секунды матча я увидел надвигающегося на мои ворота громилу Васькина – нападающего из параллельного класса. Но наш Андрюшка Андреев как кинется ему наперерез, как выбьет шайбу прямо из-под клюшки, как отдаст пас на Кольку Шумова. Да ещё и к бортику – вроде как нечаянно – этого самого Васькина поприжал.

А Колька в это время прямо здорово принял шайбу и понёсся вместе с нею в сторону Виталькиных ворот. Надо заметить, что у Кольки очень сложная и непредсказуемая траектория движения. И Виталик со своим аналитическим складом ума никак не мог её рассчитать. И вообще, куда в следующую секунду занесёт Кольку, не знал даже он сам.   Издалека мне было видно, как, завидев Шумова, Виталик начинал беспорядочно кидаться из стороны в сторону. У него, наверное, все анализаторы под шлемом вскипели, а действия Кольки никакой логики всё равно не поддавались.

Таким образом, к концу матча счёт значился 0:0. Лично я – сам по себе – отбил две шайбы! Остальные шайбы, летящие в мои ворота, перехватывали ещё на подлёте. Огромное количество раз Андрюшка Андреев; пару раз Колька Шумов не нарочно сшибал с ног нападающих; и минуты за четыре до окончания матча вдоль моих ворот растянулся Славик Сомов, и шайба угодила ему прямо в наколенник.

Ну, а забить гол в ворота Виталика было, наверное, чем-то из области фантастики.

Дополнительного времени нам не назначили, так как мы и так от усталости еле держались на коньках, а вот серию буллитов пришлось провести!

Наш тренер Вова снял меня с ворот! Я, собственно, и не сильно расстроился по этому поводу, – мало приятного встретиться с Васькиным один на один! Но для себя решил, что в следующий раз буду тренироваться так, чтобы никому и в голову не могло прийти оставить без меня ворота!

Я отдал шлем, щитки и ловушки Андрюшке Андрееву, а сам примостился на краешек скамейки. Андрюшка встал в ворота. Васькин метнул в его сторону устрашающий взгляд и ринулся на него с шайбой. Шайба оторвалась ото льда, перевернулась, ещё перевернулась, хлопнулась об Андрюшкину клюшку и шмякнулась обратно на лёд! Васькин зло зарычал, а Андрюшка подпрыгнул от радости – гола не было!

Не хуже их Васькина был и наш Антошка Чертков. Он на Виталика тоже смотрел довольно-таки неприветливо.

И так они выходили всю серию буллитов – Васькин пытался забить гол Андрюшке, а Чертков – Виталику. Но после каждого буллита счёт матча оставался нулевым.

А когда мы все уже подумали, что придётся соглашаться на ничью, Антошка Чертков зафинтил вдруг шайбу таким образом, что она попала под конёк Виталику прямо на линии ворот! И ни туда – ни сюда! Мы, конечно, кричим, что шайба пересекла линию ворот, а Виталик с командой, что – нет, ничего подобного! Пришлось обращаться к видеоповторам. У нас этих видеоповторов было сколько угодно – с каждой трибуны! Там на скамейках сидели ребята и учителя с телефонами и снимали видео. И вот что любопытно, – на телефоне Инессы Владимировны, например, было видно, что шайба скользнула-таки за линию ворот, а потом выскочила обратно; а на телефоне какого-то пятиклассника с противоположной трибуны, что шайба действительно скользнула вглубь, но линию ворот всё же не пересекла.

В общем, ни до чего не договорившись, мы ушли в раздевалку. А потом – домой.

А на следующее утро Инесса Владимировна хвалила нашу хоккейную команду, наверное, весь первый урок с переменой вместе! Мы и смелые, и храбрые, и сильные – и ещё много какие мы! Второй урок был математика – у всех эмоции немножко поутихли. А на третьем уроке Инесса Владимировна говорит:

- Эх, жаль, скоро лёд растает…

И, отдёрнув занавеску, поглядела в окошко. Там действительно уже стучала капель.

- И ведь не потренируешься теперь как следует, - вздохнув, добавила она.

Мы все тоже вздохнули, потому что нам тренироваться понравилось!

- Ну, ничего! – подмигнув левым глазом, загадочно сказала Инесса Владимировна. – Без хоккея не останетесь! Слышали про такое – оctopush? А знаете, что это такое?

И Инесса Владимировна рассказала нам, что оctopush – это такая разновидность хоккея, когда команды соревнуются под водой. На игроков надевают ласты и специальную маску с дыхательной трубкой. А во всём остальном – такой же хоккей – шайба, клюшка и ворота!

Я, конечно, поинтересовался, кто же нас таких, не умеющих плавать, возьмётся тренировать. Но тут Андрюшка Андреев как подпрыгнет за партой, как закричит:

- Вова, конечно! Кто ж ещё? Он у меня, знаете, какой!  

Елена Чапленко

Фото - Галины Бусаровой