Высоким слогом. Чернил, бумаги – весь давай запас!


 

Пьер де Ронсар

Елене де Сюржер

Первая книга сонетов к Елене

Хорош ли, дурен слог в сонетах сих, мадам,

Лишь вы причиною хорошему ль, дурному:

Я искренне воспел сердечную истому,

Желая выход дать бушующим страстям.

 

Когда у горла нож, увы, трудненько нам

Не хныкать, не молить, не сетовать другому!

Но горе — не беда весельчаку шальному,

А нытик в трудный час себя изводит сам.

 

Я ждал любви от вас, я жаждал наслажденья,

Не долгих чаяний, не тягот, не забот.

Коль вы отнимете причину для мученья,

Игриво и легко мой голос запоет.

Я — словно зеркало, где видно отраженье

Того, что перед ним с любым произойдет.

Пер. А. Парина

 

Пьер де Ронсар

Елене де Сюржер

Вторая книга сонетов к Елене

Уж этот мне Амур — такой злодей с пеленок!

Вчера лишь родился, а ныне — столько мук!

Отнять у матери и сбыть буяна с рук,

Пускай за полцены — на что мне злой ребенок.

 

И кто подумал бы — хватило же силенок:

Приладил тетиву, сам натянул свой лук!

Продать, скорей продать! О, как заплакал вдруг.

Да я ведь пошутил, утешься, постреленок.

 

Я не продам тебя, напротив, не тужи:

К Елене завтра же поступишь ты в пажи,

Ты на нее похож кудрями и глазами.

 

Вы оба ласковы, лукавы и хитры,

Ты будешь с ней играть, дружить с ней до поры,

А там заплатишь мне такими же слезами.

Пер. В. Левика

 

Пьер де Ронсар

Мари Дюпен

Ко мне, друзья мои, сегодня я пирую!

Налей нам, Коридон, кипящую струю.

Я буду чествовать красавицу мою,

Кассандру иль Мари — не все ль равно какую?

 

Но девять раз, друзья, поднимем круговую, —

По буквам имени я девять кубков пью.

А ты, Белле, прославь причудницу твою,

За юную Мадлен прольем струю живую.

 

Неси на стол цветы, что ты нарвал в саду,

Фиалки, лилии, пионы, резеду, —

Пусть каждый для себя венок душистый свяжет.

 

Друзья, обманем смерть и выпьем за любовь.

Быть может, завтра нам уж не собраться вновь,

Сегодня мы живем, а завтра — кто предскажет?

Пер. В. Левика

 

Пьер де Ронсар

Кассандре Сальвиати

Скорей погаснет в небе звездный хор

И станет море каменной пустыней,

Скорей не будет солнца в тверди синей,

Не озарит луна земной простор;

 

Скорей падут громады снежных гор,

Мир обратится в хаос форм и линий,

Чем назову я рыжую богиней

Иль к синеокой преклоню мой взор.

 

Я карих глаз живым огнем пылаю,

Я серых глаз и видеть не желаю,

Я враг смертельный золотых кудрей,

 

Я и в гробу, холодный и безгласный,

Не позабуду этот блеск прекрасный

Двух карих глаз, двух солнц души моей.

Пер. В. Левика

 

Пьер де Ронсар

***

Сотри, мой паж, безжалостной рукою

Эмаль весны, украсившую сад,

Весь дом осыпь, разлей в нем аромат

Цветов и трав, расцветших над рекою.

 

Дай лиру мне! Я струны так настрою,

Чтоб обессилить тот незримый яд,

Которым сжег меня единый взгляд,

Неразделимо властвующий мною.

 

Чернил, бумаги - весь давай запас!

На ста листах, нетленных, как алмаз,

Запечатлеть хочу мои томленья,

 

И то, что в сердце неуемном я таю -

Мою тоску, немую скорбь мою, -

Грядущие разделят поколенья.

Пер. В. Левика

 

Франческо Петрарка

Лауре де Нов

XIX

Есть существа, которые глядят

На солнце прямо, глаз не закрывая;

Другие, только к ночи оживая,

От света дня оберегают взгляд.

 

И есть еще такие, что летят

В огонь, от блеска обезумевая:

Несчастных страсть погубит роковая;

Себя недаром ставлю с ними в ряд.

 

Красою этой дамы ослепленный,

Я в тень не прячусь, лишь ее замечу,

Не жажду, чтоб скорее ночь пришла.

 

Слезится взор, однако ей навстречу

Я устремляюсь, как завороженный,

Чтобы в лучах ее сгореть дотла.

Пер. Е. Солоновича

 

Торквато Тассо

Леоноре Скандиано

Эти губки из коралла

Так надулись, негодуя,

Точно лишь для поцелуя

Нам любовь их даровала.

 

Но, друзья, вам говорю я:

Это – яблоко Тантала.

За цветами, скрывши жало,

Ждет ехидна, торжествуя.

 

Верьте опытности поздней –

Хорошо я знаю козни

Обаятельной науки.

 

Эти губки сами манят;

Подойду ж, и их не станет,

А в душе и яд и муки.

Пер. В. Брюсова

 

Уильям Шекспир

Сонет №130

Ее глаза на звезды не похожи,

Нельзя уста кораллами назвать,

Не белоснежна плеч открытых кожа,

И черной проволокой вьется прядь.

 

С дамасской розой, алой или белой,

Нельзя сравнить оттенок этих щек.

А тело пахнет так, как пахнет тело,

Не как фиалки нежный лепесток.

 

Ты не найдешь в ней совершенных линий,

Особенного света на челе.

Не знаю я, как шествуют богини,

Но милая ступает по земле.

 

И все ж она уступит тем едва ли,

Кого в сравненьях пышных оболгали.

Пер. С. Маршака

 

Уильям Шекспир

Сонет №137

Любовь слепа и нас лишает глаз.

Не вижу я того, что вижу ясно.

Я видел красоту, но каждый раз

Понять не мог, что дурно, что прекрасно.

 

И если взгляды сердце завели

И якорь бросили в такие воды,

Где многие проходят корабли, -

Зачем ему ты не даешь свободы?

 

Как сердцу моему проезжий двор

Казаться мог усадьбою счастливой?

Но все, что видел, отрицал мой взор,

Подкрашивая правдой облик лживый.

 

Правдивый свет мне заменила тьма,

И ложь меня объяла, как чума.

Пер. С. Маршака

 

Шандор Петефи

Даже лучшие, чем я…

Даже лучшие, чем я, поэты

Позабыты, - каждый в свое черед.

Ну, а вас, мои стихи и песни,

Что вас в будущем, скажите, ждет?

 

И когда травой моя могила

Зарастет, вы будете ль звенеть,

Словно лопнувшие струны лиры,

Что дрожат и продолжают петь?

 

Ничего, написанного прежде,

Мне не жаль, ничем не дорожу!

Пусть одно не трогает забвенье –

Только то, что для тебя пишу.

 

Верю я: нетленны и священны

Песни, вдохновленные тобой,

Полные голубизной небесной,

Ясных глаз твоих голубизной.

Пер. К. Чуковского

 

Шандор Петефи

Ночь сейчас…

Ночь сейчас. Тиха она, спокойна.

О тебе раздумываю я,

Мой колючий терн голубоглазый,

Ясная жемчужина моя!

 

Сны вокруг меня на карауле,

Ноне сплю я, а ушел в мечты:

Каждая мечта – как королевство,

А его корона – это ты!

 

Воровство, конечно, преступленье,

Но ограбил бы я царство грез

И его великие богатства

В нищенскую явь бы перенес!

Пер. Л. Мартынова

 

Шандор Петефи

Уходите, все друзья былые…

Уходите, все друзья былые,

Уходите и закройте дверь!

Видите, я стал другим, и роза –

Не лоза в гербе моем теперь.

 

Я навеки стал любви солдатом,

Лира уподобилась ружью.

Пули – это пламенные чувства,

Счастье – это выигрыш в бою.

 

А победа, о мой бог, победа, -

В царство фей дороги нет верней!

И когда победу одержу я,

Королем я стану в царстве фей.

Пер. В. Левика

 

Шандор Петефи

Поэта сердце – сад цветущий…

Поэта сердце – сад цветущий,

Цветут для всех цветы его,

А для поэта остаются

Шипы, и больше ничего.

 

А мотылек – душа поэта!

Порхает он, бедняга, тут,

Летит с куста на куст, покуда

Шипы его не разорвут.

 

Но уж, конечно, не приходят

На ум ни сад, ни мотылек

Всем тем, кто смотрит на поэта,

На жертвенный его венок.

Пер. Н. Чуковского

 

Иоганн Вольфганг Гете

Аннете

На древних мудрых книгах

То имена всевышних

Стоят, то муз, то друга,

Но никогда – любимой.

Ужели мне, Аннетта,

Мой бог, и друг, и муза,

И все, нельзя поставить

Твое на этой книге

Возлюбленное имя?

Пер. А. Кочеткова

 

Иоганн Вольфганг Гете

Моим песням

Будьте, песенки родные,

Знаком радости живой.

Ах, верну ли дни былые,

С их беспечною весной?

 

Нет и сверстника веселий,

Друга песен, друга дней.

Разлучусь и я ужели

С милой девушкой моей?

 

Но в разлуке, коль заглянет

В книжку песенок моих,

Про любовь она вспомянет,

Что живила нас двоих.

Пер. А. Кочеткова

 

Иоганн Вольфганг Гете

***

Теперь все ангелу известно.

Игра связала нас так тесно,

Что всей душой она – моя.

Тебя, судьба, хвалю сердечно,

Устрой лишь так, чтоб впредь и вечно

Ее достоин был бы я.

Пер. А. Кочеткова

 

Луис де Камоэнс

***

Неужто я не ровня вам, и мне

Всю жизнь страдать придется терпеливо?

Но кто достоин вас? Такое диво,

Пожалуй, встретишь разве что во сне.

 

К тому же, раз я заслужил вполне

Все то, чего прошу, несправедливо

За щедрость чувств и высоту порыва,

Скупясь, по низкой воздавать цене.

 

Награда причитается без спроса

Тому, кто вынес столько горьких мук

И столько ради вас стерпел позора.

 

А вы достоинств ищете; коль скоро

Отсутствуют они у ваших слуг,

Влюбитесь в самое себя, сеньора!

Пер. В. Резниченко

Фото - Галины Бусаровой