Высоким слогом. Презрительно буки хранили молчанье


Ингер Хагеруп

***

Ты хотел, чтоб милой безделушкой

Стала я по прихоти твоей,

Шуткой и забавою за кружкой

Между веселящихся друзей.

 

Но слова иные сердце знает,

Что пылают и сгорают в нем…

Сколько женщин молча погибает

Под любви безжалостным ярмом!

 

Это сердце ты берешь рукою,

Безделушку милую губя…

Ты хотел, чтоб стала я такою,

Я и отрекаюсь от себя.

Пер. А. Ахматовой

 

Элисавета Багряна

Забытье

Говори, говори, говори, -

Опускаю ресницы и внемлю:

Гор дымятся внизу алтари,

Вижу смутные море и землю...

 

Там закат багровеет, горя,

Здесь пожарища, дым и тревога, -

Где нас встретит сегодня заря,

И куда это вьется дорога?

 

О, туда ль, где мы, полные сил,

Можем, словно два пламени, слиться

И в ночи средь небесных светил

Как двойная звезда засветиться?

 

- Я конца не предвижу пути,

Позови - я согласна идти.

Пер. А. Ахматовой

 

Иван Вазов

Два бука

Я видел в лесу два обнявшихся бука.

Казалось, их сблизил желания жар, -

как двое влюбленных, без слова, без звука,

веками вкушают любовный нектар.

 

«О буки! - решился деревьям сказать я. -

Вы делите радость и тяжесть невзгод.

Гроза не расторгнет такого объятья,

и смерть поцелуев таких не прервет.

 

Завидная доля любви бесконечной,

скрепленной всей силою дружеских уз…

Но что ее сделало верной и вечной

и что укрепило ваш прочный союз?

 

Что тут помогло: колдовство, иль венчанье,

иль страстные клятвы? Ответьте же мне!»

Презрительно буки хранили молчанье,

лишь ветви теснее сплелись в вышине.

Пер. М. Зенкевича

 

Иван Вазов

***

Мои мечты и сновиденья

Тобой единственной полны,

И новое мое влеченье

Как дуновение весны.

 

Ты путь мой ныне устелила

Цветами радостного дня,

Любовью ты воспламенила,

И обновила ты меня.

 

Узнал я муки и волненья,

Блаженный трепет испытал,

Познал сладчайшие мгновенья,

Бессонниц горечь я познал.

 

Причастен к тайне вековечной,

Я созерцаю в тишине

Глубины жизни бесконечной,

Открытые тобою мне.

Пер. Л. Озерова

 

Роберт Бернс

Застольная

У женщин нрав порой лукав

И прихотлив и прочее, -

Но тот, в ком есть отвага, честь, -

Их верный раб и прочее.

И прочее,

И прочее,

И все такое прочее.

Одну из тех, кто лучше всех,

Себе в подруги прочу я.

 

На свете чту я красоту,

Красавиц всех и прочее.

От них отпасть,

Презреть их власть -

Позор, и грех, и прочее.

Но есть одна. Она умна,

Мила, добра и прочее.

И чья вина, что мне она

Куда милей, чем прочие!

Пер. С. Маршака

 

Вильям Блейк

Песня

В полях порхая и кружась,

Как был я счастлив в блеске дня,

Пока любви прекрасный князь

Не кинул взора на меня.

 

Мне в кудри лилии он вплел,

Украсил розами чело,

В свои сады меня повел,

Где столько тайных нег цвело.

 

Восторг мой Феб воспламенил

И, упоенный, стал я петь...

А он меж тем меня пленил,

Раскинув шелковую сеть.

 

Мой князь со мной играет зло.

Когда пою я перед ним,

Он расправляет мне крыло

И рабством тешится моим.

Пер. С. Маршака

 

Оно-Но Комати (IX век)

***

От взора сокрывшись,

Поблекнет, затянется мглой

Печального мира

Цветок мимолетной любви

В изменчивом сердце твоем…

Пер. А. Долина

 

Отомо Якамоти (718-785)

***

Чем так мне жить, страдая и любя,

Чем мне терпеть тоску и эту муку, -

Пусть стал бы яшмой я,

Чтоб милая моя

Со мной осталась бы,

украсив яшмой руку!

Пер. А. Глускиной

 

Катулл (87-57 годы до н.э.)

***

Лесбия вечно ругает меня.

Не молчит ни мгновенья,

Я поручиться готов –

Лесбия любит меня!

Ведь и со мной не иначе.

Ее и кляну и браню я,

А поручиться готов –

Лесбию очень люблю!

Перевод Адр. Пиотровского

 

Катулл (87-57 годы до н.э.)

***

Люблю - ненавижу.

Как так? – ты, может быть, спросишь.

Ведать - не ведаю,

но чувствую так и томлюсь.

Пер. Л. Озерова

 

Ли Бо (701-762)

Вспоминаю горы Востока

В горах Востока

Не был я давно,

Там розовых цветов

Полным-полно.

Луна вдали

Плывет над облаками,

А в чье она

Опустится окно?

Пер. А. Гитовича 

Ли Цин-Чжао (1084-1151)

Банановая пальма

Не знаю кем посаженная пальма

Так разрослась с годами под окном...

Она весь двор

Закрыла черной тенью,

Она весь двор

Закрыла черной тенью.

Листы ее

 При ветра дуновенье

 Все шепчутся

 О чем-то о своем.

 Лежу одна, печальная, в постели,

 До третьей стражи - дождик за стеной,

 За каплей капля

 Проникает в душу,

 За каплей капля

 Проникает в душу.

 Мне больше не по силам

 Шум их слушать

 И ночь в разлуке

 Коротать одной.

Пер. Мих. Басманова

 

Перси Биши Шелли

К…

Опошлено слово одно

И стало рутиной.

Над искренностью давно

Смеются в гостиной.

Надежда и самообман -

Два сходных недуга.

Единственный мир без румян -

Участие друга.

 

Любви я в ответ не прошу,

Но тем беззаветней

По-прежнему произношу

Обет долголетний.

Так бабочку тянет в костер

И полночь - к рассвету,

И так заставляет простор

Кружиться планету.

Пер. Б. Пастернака

 

Мигель де Сервантес

***

Ладьею легкой управляя,

блуждал я по морю любви.

То страх, то смелость ощущая,

Нигде не открывал земли!

 

Одно прелестное светило

Сияло на пути моем;

Оно моей надеждой было,

Я видел путь, и плыл по нем.

 

Но ах! с тех пор, как туча скрыла

Его сиянье от меня,

С тех пор на небе нет светила,

С тех пор лишен надежды я!

 

Взойди опять, звезда златая,

И путь мой снова озаряй,

Меня от бури сохраняя.

Вовек, вовек не покидай!

Пер. В. Жуковского

 

Ян Хендрик Леопольд

***

Мой старый дом в конце аллеи,

«любовь, любовь, о, где осталась ты»,

здесь все смелее

кружится листьев влажный шелк.

 

Дождь однозвучный, монотонный,

«любовь, любовь, о, где осталась ты»,

насквозь пронзенный

печалью, ветер вдруг умолк.

 

И дом теряет очертанья,

«любовь, любовь, о, где осталась ты»,

лишь бормотанье

на чердаке в ненастной мгле.

 

Там кто-то шепчет с листопадом,

«любовь, любовь, о, где осталась ты»,

но мертвым взглядом

не вымолить покоя на земле.

Пер. Н. Мальцевой

 

Ян Хендрик Леопольд

Шепотом

В сонных объятьях

затеряна, сонная,

в сонных желаниях

тайно рожденная

 

женщина страхов -

медленный, тающий

призрак, в тумане

робко блуждающий.

 

Взоры безмолвные,

долу склоненные,

пальцы в смятении

переплетенные;

 

тихим мечтанием

завороженная,

странная, нежная

и отчужденная.

Пер. Н. Мальцевой

 

Микеланджело

***

Молчи, прошу, не смей меня будить.

О, в этот век преступный и постыдный

Не жить, не чувствовать – удел завидный…

Отрадно спать, отрадней камнем быть.

Пер. Ф. Тютчева

 

Клеман Маро

***

Уж я не тот любовник страстный,

Кому дивился прежде свет:

Моя весна и лето красно

Навек прошли, пропал и след.

 

Амур, бог возраста младого!

Я твой служитель верный был;

Ах, если б мог родиться снова,

Уж так ли б я тебе служил!

Пер. А. Пушкина

 

Луис Сернуда

***

Мир, где правят ложь и порок,

Я прошу тебя лишь об одном -

Оставь лазури клочок

В небе и в сердце моем.

 

Ни богатства, ни славы, ни власти

Я не жажду. К чему мне все это?

Я тобою одной буду счастлив,

Моим единственным светом.

Пер. В. Столбова

 

Генрих Гейне

***

На пустынный берег моря

Ночь легла. Шумит прибой.

Месяц выглянул, и робко

Шепчут волны меж собой:

 

«Этот странный незнакомец -

Что он, глуп или влюблен?

То ликует и смеется,

То грустит и плачет он».

 

И, лукаво улыбаясь,

Молвит месяц им в ответ:

«Он и глупый и влюбленный,

И к тому же он поэт».

Пер. В. Левика

 

Генрих Гейне

***

О, если будешь ты, дитя, моей женой,

Не будешь ты ни в чем нуждаться никогда,

Ты неизменно будешь счастлива со мной,

И будет жизнь твоя забав полна всегда.

 

Ты будешь плакать и кричать, меня бранить,

Капризы, крики, брань - я все снести готов,

Но раз стихи мои не будешь ты хвалить,

Я разведусь с тобой тотчас без дальних слов.

Пер. К. Бальмонта 

Фото - Галины Бусаровой