Муром. Сокровища русского зодчества


На южной окраине города Мурома расположен старейший Спасский монастырь, впервые упоминаемый в летописи в XI веке. В 1096 году Олег Тмутараканскнй осаждал город; во время осады был убит Изяслав Владимирович (сын Мономаха), и «горожане вземше Изяслава, положиша его в монастыре святого Спаса». Подобно городу, и монастырь не сохранил древнейших памятников.

Главный монастырский храм – Преображенский собор построен в XVI веке. Легенда приписывает его построение Ивану Грозному. В описи Мурома 1624 года храм называется «строением государевым». Несмотря на многочисленные перестройки, собор в основе сохранил свой прежний вид. В нем с большой силой чувствуется живая традиция пятиглавых соборов, идущая от Успенского собора московского кремля.

В плане Преображенский собор имеет форму квадрата, разделенного на три почти равных нефа. Снаружи каждая стена плоскими неширокими пилястрами вертикально делится на три части. Каждая часть стены завершается большим полукруглым кокошником. Собственно это окончание фасадных стен закомарами, по которым первоначально шло покрытие собора. Но сплошной карниз, отрезавший закомары, превратил их в кокошники. Теперь собор покрыт скатной крышей, над которой высятся пять массивных глав, поставленных на широкие барабаны. Барабаны имеют вверху карнизы, орнаментированные двумя рядами зубчиков, а у основания малые килевидные кокошники. В барабанах прорезаны узкие окна.

Скромная орнаментация, строгие пропорции, монолитность здания придают ему облик суровой простоты, соответствующей   торжественному   монастырскому   храму.

Из жилых зданий монастыря интересен двухэтажный настоятельский дом (так называемое «белое здание»). Оно построено около 1687 года митрополитом Варсонофием, происходящим из рода муромских помещиков Чертновых. Это единственное сохранившееся в Муроме до наших дней гражданское каменное сооружение XVII века.

Рядом с Преображенским собором в монастыре стоит теплая Покровская церковь, построенная в 1691 году; в архитектурном отношении она мало интересна. При ней хорошо поставлена колокольня с шатровым верхом, построенная s 1757 году. Несмотря на то, что зодчий с запозданием строил в стиле прошлого века, он сумел придать зданию черты, свидетельствующие о понимании этого стиля.

Монастырь окружают стены с башнями, сооружен­ными в XVII веке, но в значительной мере утратившими   первоначальный   облик.

В XVI веке, вероятно, был построен в камне Богородице-Рождественский собор – центральный храм Мурома, к сожалению, не сохранившийся до наших дней.

***

На высоком, подмываемом Окой берегу прекрасно расположено интереснейшее здание Мурома – Косьмо-Демьянская церковь. При разборке престола церкви в 1901 году были найдены старинные антиминсы, в которых указано, что впервые Косьмо-Демьянская церковь была освящена в 1541 году и вторично в 1565 году. Народное предание относит построение церкви ко времени более позднему, чем 1541 год. Она якобы была построена на месте, где стоял шатер Ивана Грозного, из которого он наблюдал за переправой войск, идущих на Казань. В память об этом царь прислал мастеровых и 500 рублей на постройку церкви.

Так как по своим конструктивным приемам Косьмо-Демьянская церковь чрезвычайно близка к центральному столпу московского Покровского собора (храм Василия Блаженного), построенному Бармой и Посником Яковлевым, то это дало основание историкам архитектуры предполагать, что церковь выстроена мастерами из псковской артели Посника. Чтобы доказать справедливость этого предположения, нужно признать исторической истиной неизвестно когда возникшую легенду о построении церкви Иваном Грозным и связать время ее постройки не с первым освящением в 1541 году, а со вторым в 1565 году. Между тем в описях начала XVII века Косьмо-Демьянская церковь названа «строением мирским», а не государевым. Она   почти не имеет черт, обнаруживающих псковскую школу ее строителя. Нет оснований не верить дате освящения церкви в 1541 году, и   нужно думать, что она была построена   около этого времени. Это определяет место Косьмо-Демьянской церкви в истории   русской архитектуры. Она оказывается предшественницей Василия Блаженного и в ряду столпообразных храмов следует за церковью села Коломенского и во многом сходна с ней.

Раннее появление в Муроме шатрового типа церкви вызывает удивление. Трудно поверить, что в городе, не имевшем почти никаких традиций каменного зодчества, был самостоятельно и независимо воплощен в камне какой-то образец шатрового столпа, взятый из деревянной архитектуры. Конструктивно это настолько сложно, что требовало, кроме художественного вкуса, еще целого комплекса практических знаний; остается предположить, что муромский зодчий пришел из Москвы или, по крайней мере, учился у московских мастеров. Он не копировал, а творил, основываясь на широком знакомстве с достижениями архитектуры того времени, и недаром в сложности форм муромского здания искали и романо-готическое влияние и влияние мусульманского востока. Во всяком случае, изучение Косьмо-Демьянской церкви еще раз убеждает нас в той давно уже высказанной мысли, что зодчие, создавшие образцы русской национальной архитектуры XVI века, питались не только истоками русской деревянной архитектуры, но и тем лучшим,  что  было  в  мировой  архитектуре  их  времени.

К сожалению, Косьмо-Демьянская церковь не дошла до нас в первоначальном виде. В 1868 году обвалился шатровый верх церкви. Этот замечательный памятник долго оставался заброшенным, и только в 1901 году была поставлена кровля над оставшимися полуразвалинами. Мы можем судить о церкви отчасти по сохранившимся ее изображениям до 1868 года.

В плане церковь представляет почти квадратный че­тырехугольник с одной полукруглой абсидой. Здание одноэтажное, построено на фундаменте из крупной булыги и известковой плиты. Стены сложены из тяжело­весного большемерного кирпича на известковом растворе. Цоколь белокаменный. Под абсидой помещается склеп, крытый сводом с распалубкой. Фасады здания гладкие и пилястрами делятся на три части. Карниз церкви образуется четырьмя полочками с лентой поребрика. Карниз абсиды значительно шире и имеет в своем составе пояс из балясин, сделанных из обожженной глины. Над карнизом здания сохранилось основание восьмерика с переплетением 16 килевидных кокошников. По дошедшим рисункам видно, что над этими кокошниками шел восьмерик, обработанный ширинками и имевший карниз. Над карнизом шли два ряда трехгранных кокошников со сломанными полями, причем нижние меньшей величины. Над ними подымался вверх ребристый шатер, в плане представляющий шестнадцатиконечную звезду. На конической   вершине его поставлен глухой барабан, имеющий постамент, унизанный треугольными кокошниками. Шея барабана покрыта фальшивыми оконными впадинами. Над барабаном на тонкой шейке высилась луковицеобразная глава. Окон в церкви два: одно старое, полуциркульное, другое новое в южной стене. В алтаре три старых узких окна, причем среднее на стене расположено выше, чем крайние. Порталы сохранились полностью, все три прямоугольного профиля с килевидным архивольтом. К порталам вели ступени. Внутри здания стены гладкие. В углах находятся гранные дубовые связи. Алтарь отделен капитальной стеной и сообщается с церковью двумя арками. На юго-западном углу четверика прежде находилась маленькая звонница.

Небольшие размеры церкви, ее простой план, положение «за городом, на посаде у Оки на берегу» - все это как будто бы подтверждает сообщение писцовых книг, что церковь была «строением мирским». Ее заказчиками были посадские люди. Возможно, что церковь была поставлена в кузнечной слободе (Кузьма и Демьян считались покровителями кузнецов). Небольшой монастырь возле церкви возник значительно позже. Исключительному таланту зодчего мы обязаны оригинальным плетением кокошников, невиданным и смелым шатром Косьмо-Демьянской церкви.

***

Красивейший ансамбль Троицкого монастыря выходит на городскую рыночную площадь. Церковь Троицы стояла на том же месте еще в начале XVII века, но была деревянной с шатровым верхом. В 1642 году муромский купец Тарасий Борисов (по прозвищу Богдан Цветной) начал постройку каменной церкви взамен деревянной. Вскоре по его ходатайству здесь был открыт монастырь. В 1648 году, на средства того же купца, была построена Казанская надвратная церковь и частично   каменная    ограда   монастыря. (Современная каменная стена, окружающая монастырь, построена в 1808 году.)

В плане Троицкий храм представляет квадрат, сторона которого равна 10 м. Три абсиды с восточной стороны, галерея с южной и позже пристроенная паперть с западной дополняют основной четырехугольник. Стены здания делятся лопатками на три части. Стена завершается очень сложным, непропорционально широким карнизом. Над карнизом расположены два ряда больших килевидных кокошников. Кокошники третьего ряда окружают основания пяти барабанов.

Особенностью Троицкого храма является обильная орнаментация цветными изразцами. В XVII веке очень распространилось употребление изразцов для украшения ширинок. Здесь же они использованы гораздо шире. Целые изразцовые пояса в сочетании с разноцветными (красными и желтыми) кирпичными репьями и балясинами создают изумительную полихромию всего здания.

Один пояс изразцов идет посередине здания, охваты­вая находящуюся с южной стороны галерею и абсиды, другой пояс проходит под карнизом. Пояса двойные, часть изразцов составляет сплошную линию, другие поставлены над ними на угол. Кроме того, изразцы украшают ширинки галереи, кокошники над окнами и разбросаны в отдельных частях здания. Цвета их – зеленый, желтый и красноватый.

На изразцах изображены драконы, сирины, двуглавые орлы, всадники, некоторые из них покрыты разнообразным геометрическим и растительным орнаментом. Глазурь глянцевая, непрозрачная. Разноцветные кирпичные репья украшают нижний ряд кокошников над карнизом. Красные и желтые лекальные кирпичи встречаются в аркатуре, идущей па барабанам.

С южной стороны здания находится одноэтажная галерея, соединенная арками с самим храмом. На галерею ведет шатровое крыльцо с четырехгранной пирамидальной кровлей (оно несколько переделано в 1786 году при пристройке западной паперти).

Идущие по стенам южной галереи и по абсидам висячие полуколонки, соединенные арочками, увеличивают и без того богатую орнаментацию здания.

Главы собора переделаны в XVIII веке, и подобно другим муромским церквам – Благовещенской и Воскресенской, они имеют грани и подставку, как бы отделяющую главу от шеи.

Время постройки храма точно устанавливается надписью, высеченной по приказу строителя, при входе: 21 августа 1642 года – 6 августа 1643 года.

Построенная спустя пять лет надвратная церковь в честь Казанской иконы Богоматери и связанная с ней переходом шатровая колокольня превосходят богатством   архитектурных украшений Троицкий собор.

Казанская церковь орнаментирована изразцами по карнизу и в ширинках восьмигранника. Однако их меньше, чем в Троицкой церкви, и они нигде не составляют целых поясов. Зато богатые карнизы, красивые оконные наличники, двойные висячие полуколонки, клейма в виде кокошников создают сплошную узорочность стены. Большие килевидные кокошники и стоящий над ним изящный шатер на восьмерике красиво завершают здание. Колокольня построена в три яруса с восьмигранным шатровым верхом и также отличается необычайном богатством архитектурных деталей. Изразцы в орнаментации колокольни не были применены.

Оценивая в целом красивейший ансамбль Троицкого монастыря, хочется высказать предположение, не было ли это обилие украшений, боязнь пустой стены, стремление к богатейшему рельефу и к исключительной узорочности своеобразным провинциализмом, стилем, впервые появившимся в Муроме и Ярославле и оттуда пришедшим в Москву. Хотя происхождение этого стиля несомненно московское, но те формы, которые он приобрел в 40-50-х годах XVII века, имеют своим исходным пун­ктом провинцию и лишь позже появляются в Москве в таких памятниках, как   Путинковская церковь и др.

***

Расположенный неподалеку от Троицкого Благовещенский монастырь построен на месте, которое названо Старым городищем. По сообщению автора жития св. Константина Муромского, составленного в XVI веке, Иван Грозный, шедший на Казань, остановился в Муроме и пробыл здесь две недели. Это было летом 1553 года. Царь обещал в случае победы построить церковь в честь муромских святых. Во исполнение своего обещания Иван Грозный прислал в Муром каменщиков, которые в 1555 году построили церковь Благовещения с приделом в честь св. Константина Муромского. Муромские торговые гости Четверток Сычев и Семен Попяткин сообщили об этом царю, и он прислал для храма «образ, книги, ризы и колокола... и всю церковную утварь». Цитируемый источник в отдельных частях исторически достоверен, и сообщение о построении Благовещенского храма при Иване Грозном не вызывает сомнения. Однако этот древний собор не сохранился до наших дней. Перестройка в 1664 году скрыла следы здании XVI века, и только детальное историко-архитектурное исследование позволит их обнаружить. Одновременно с капитальной перестройкой церкви были построены колокольня, западная паперть и ведущее на нее шатровое крыльцо. Таким образом, в целом Благовещенский храм в современном виде является постройкой XVII века. Он очень близок по формам к Троицкому собору. Строитель, вероятно, подражал последнему, и, может быть, не лишена основания легенда, что перестройка была предпринята на средства того же Богдана Цветного, которым был построен Троицкий собор.

Стены здания вертикально разделены на три части широкими, но слабо выступающими вперед лопатками. Вверху идет широкий тяжелый карниз с многочисленными кирпичными деталями: сухариками, зубчиками, ширинками, украшенными листовидными (вернее, в виде туза пик) впадинами. Над карнизом с каждой стороны здания находится по три больших кокошника, как бы завершающих плоскость стены и опирающихся на пилястры. Рельефность кокошникам придают несколько рядов тонких валиков. Крайний валик имеет вверху кнлевидное заострение. Второй, лежащий выше ряд кокошников несколько меньшей величины. Кокошники третьего ряда служат подставками для барабанов; в основании каждого барабана   четыре кокошника.

Храм пятиглавый. Центральный барабан открывается внутрь здания и имеет прорезанные узкие окна. Все барабаны высокие. Они орнаментированы сухариками по карнизу и связанными арочками-полуколонками посередине. Особенно сложно орнаментирован центральный барабан. Боковые барабаны имеют фальшивые оконные впадины.

Значительная часть плоскости стен заполнена богатым рельефом из наличников окон и киотов. Этот рельеф покрывает стену густым узором. Скульптурности здания усиливается тем, что даже карнизы разорваны наличниками окон, а киоты помещены на пилястрах. Каждый из наличников обработан различно. Один имеет вверху килевидный кокошник, другие передают фронтон теремов, третьи – сложную зубчатую коронку.  Кокошники среднего окна на южной и северной стенах украшены изразцами. Колонки наличников состоят из резных цветов, карнизцев, кубышек, бусин в разнообразных сочетаниях.

На западной стороне храма расположена паперть, на которую выходит дверь с богато раскрашенным перспективным порталом. Его архивольты, резные полуколонки, бусины и кубышки составляют сложный и яркий узор. На паперть ведет парадное крыльцо с оригинальным трехшатровым верхом. Верх крыльца опирается на четыре колонки, соединенные арками, между которыми находятся висячие перемычки.

Папертью храм соединяется с колокольней, принадлежащей к тому выработавшемуся в московской архитектуре XVII века типу, который характеризуется ниж­ним четвериком, стоящим на нем восьмериком, восьми­гранным шатром со слухами и главой, увенчанной крестом. Приемы орнаментации колокольни и основного храма одинаковы.

В ансамбль монастыря входит Стефановская надвратная церковь, построенная в 1716 году и перестроенная в 1836 году. Эта небольшая одноглавая церквушка очень живописна и, несмотря на искажение позднейшей перестройкой, сохранила первоначальную простоту. Ограда монастыря с четырьмя башнями по углам устроена   в начале XIX века.

***

Благовещенский и Троицкий монастыри составили группу зданий, украсивших центр города и господствовавших над массой деревянных домиков и купеческих лавок. Но и на городских окраинах появились каменные храмы.

Интересную группу зданий составляют Воскресенская и Введенская церкви. Они расположены за Воскресенским ручьем в предместье города, называвшемся Кожевенной   слободой.

Воскресенская церковь выстроена н 1658 году вместо деревянной трехшатровой церкви, находившейся в женском монастыре. В ней мы видим обычное пятиглавие над стенами, завершающимися уже чисто декоративными кокошниками. Карниз, отделяющий кокошники от стены, удивительно похож на карниз Благовещенского храма. Оконные наличники украшают стены храма и абсиды. Окна расширены при перестройке. К храму пристроена трапезная и крытая каменная галерея, идущая с западной и с северной стороны. На галерею ведут два крыльца с шатровыми верхами; им соответствуют две входные в храм двери с перспективными порталами. Под галереей находится подвал, в котором прежде помещались различные монастырские службы. К стоящему рядом Введенскому храму пристроена колокольня с шатровым верхом.

Этот широко распространенный в XVII веке вид храма с трапезной, галереями и крыльцами многократно осуществлен в Муроме как в деревянном, так и в каменном строительстве. Весьма вероятно его происхождение из местного деревянного зодчества.

На городской набережной, неподалеку от кремля, стоит церковь Николы Набережного («Мокрого»), построенная в начале XVIII века. В XVI веке здесь находилась деревянная церковь того же имени. Против нее был «двор государев», в нем хоромы, горницы в повалуши. Тут же был государев «двор зелейный». В   1574   году   все эти постройки уже сгнили и развалились.

В 1700-1717 годах вместо деревянной была построена каменная церковь, а в XIX веке к ней пристроены трапезная и колокольня.

Это здание завершило строительство XVI-XVII веков на линии Муромской набережной. Путнику, проезжавшему по Оке, уже издалека открывались прекрасные комплексы зданий. На переднем плане Воскресенская, Введенская, Николо-Набережная церкви и Богородице-Рождественский собор. Неподалеку от пристани – небольшое здание Косьмо-Демьянской церкви и высящийся на горе Спасский монастырь. В сочетании с расположенными дальше, но также видными с реки Благовещенским и Троицким монастырями эти постройки давали возможность при взгляде с Оки оценить всю прелесть муромского каменного строительства и ансамбля города в целом.     

Александр Монгайт.

Редакция газеты «Мир и Личность»

выражает благодарность

Издательству «Академия архитектуры СССР»

за возможность познакомить читателя

с «Сокровищами русского зодчества»

На фото представлены Троицкий и Благовещенский монастыри