Шедевры, пронзающие время. Часть вторая


От архитектуры времени ближайших преемников Августа (династия Юлиев-Клавдиев) до нас дошло немного памятников. Остановимся на главнейших из них.

В 21 г. н. э. была посвящена Тиберию (возможно, сооруженная ранее) триумфальная арка в Оранже. Довольно значительная по размерам (высота ее 18 м, ширина 19,5), она имеет три пролета, из коих средний больше боковых. Арка украшена приставными неполными коринфскими колоннами, по четыре на каждой стороне, простым и строгим антаблементом, сложной профилировкой архитектурных частей, и многочисленными рельефными украшениями.

Эпоха Клавдия (41-54) была ознаменована главным образом грандиозными сооружениями утилитарного порядка, каковыми были большая гавань в Остии, незаконченный водоотводный туннель в 5540 м длиной, проведенный к Фуцинскому озеру, наконец Aqua Claudia – самый большой из водопроводов города Рима.

Наиболее известная из построек Нерона (54-68) – сооруженный после большого пожара 64 г. архитекторами Севером и Целером «Золотой дом». Эта огромная резиденция, занимавшая площадь около 50 га, заключала в себе большой дворец, сооруженный с исключительной роскошью, парк, искусственно вырытый пруд; в ансамбль входила колоссальная (35 м в вышину) бронзовая статуя императора работы Зенодора.

О пышном убранстве Золотого дома мы можем судить лишь по незначительным остаткам второстепенных частей резиденции Нерона, а также, в известной мере, по наиболее богатым помпейским домам того же времени. Это – эпоха, когда в Помпеях господствует четвертый стиль, характерными особенностями которого является обилие архитектурных элементов совершенно фантастического, причудливого характера и яркий, блестящий колорит.

Эпоха Флавиев (69-96 гг.) была временем самой оживленной строительной деятельности. При Веспасиане (69-79) Рим, сильно пострадавший от пожара 64 г., заново отстраивается. Сооружается довольно обширный форум Веспасиана, на котором был воздвигнут храм Мира (Templum Pads) – пышный периптер, имевший с фасадных сторон по восьми, а с длинных – по пятнадцати колонн. Храм Мира был обрамлен многоколонными галереями.

При Флавиях была сооружена одна из самых грандиозных римских построек – начатый при Веспасиане и законченный при Домициане (81-96) амфитеатр, получивший наименование Колоссея (Колизей). Он вмещал до 50000 зрителей.

Эта грандиозная постройка представляла собой как бы два театра (античных), соединенных сценами один с другим. Эллиптический в плане, он имел в длину 189 м, в ширину 156 м; высота его достигала 48 м.

Предназначенная для боев гладиаторов обширная арена амфитеатра, также представлявшая по форме эллипсис, имела в длину 87,5 м и в ширину около 55 м. Она была обрамлена нешироким подием, на котором находились места почетных посетителей; выше, отделенные узким проходом, поднимались концентрически расположенные двадцать мраморных рядов мест; затем шел второй проход, за которым было еще двадцать мраморных рядов. Далее возвышалось кольцо стены, поддерживавшей колоннаду, а за ней находился еще один ярус с деревянными скамьями для зрителей. Вся громада этих мест, расположенных уступами, поддерживалась могучими столбами и сводами.

С наружной стороны Колоссей представлял собой четырехэтажную постройку, стоявшую на двух невысоких ступенях. Первые три яруса представляли собой три ряда могучих столбов (по 80 в каждом), поддерживавших полуциркульные арки, четвертый – высокую стену.

Поверхность здания была оживлена полуколоннами, приставленными к столбам; в нижнем этаже они были дорийского ордера; снабженные базами, сухие капители их поддерживали очень простой ионийский антаблемент; во втором ярусе находились полуколонны ионийского ордера, несущие такой же антаблемент; в третьем – коринфского. Гладь стены четвертого этажа оживлялась стоявшими над столбами коринфскими пилястрами; между каждой парой пилястров находилось по три небольших кронштейна; кроме того, в стене, чередуясь через один пролет, было по небольшому окну.

Все здание увенчивал украшенный кронштейнами карниз. Как показывают изображения на монетах, первоначально арки второго и третьего ярусов украшали стоявшие в них статуи.

Материалом для внешних частей Колоссея послужил травертин, для внутренних – туф; в верхнем же ярусе применялся главным образом кирпич.

В отличающемся простотой и строгостью внешнем оформлении Колоссея достойно внимания полное отсутствие каких бы то ни было скульптурных украшений, служащих для расчленения здания. Поверхность его членится и оживляется не посредством поставленных в ниши статуй, а самым построением архитектурных форм: ритмическими рядами столбов, полуколонн и пилястров, расположенных четырьмя ярусами.

Следует отметить завершение в Колоссее неоднократно встречавшейся и в эллинистическом зодчестве проблемы распределения колоннад различных ордеров по ярусам.

Здесь, начиная от более тяжелых дорийских, последовательно идут сначала ионийские, а затем коринфские полуколонны; наконец верхний этаж увенчивается коринфскими пилястрами, которые еще в большей степени, чем полуколонны, отвечают выполнению чисто декоративных, а не конструктивно-тектонических задач.

В амфитеатре Флавиев, несмотря на его гигантские размеры, мы не можем наблюдать каких бы то ни было признаков «героических масштабов». Наоборот, все в нем подчеркивает антропичный характер, который уже ранее нами отмечался в ряде памятников римского зодчества: небольшие ступени, на которых стоит здание, восемьдесят арок, служащих для входа и выхода зрителей, кажущиеся небольшими по сравнению с общими размерами здания.

Это обстоятельство позволяет нам, во-первых, в полной мере осознать реальные размеры здания (сопоставляя высоту ступеней со всей постройкой), что в значительно меньшей мере можно было сделать при рассмотрении эллинского периптера; во-вторых, это ярко подчеркивает назначение Колоссея служить общественным зданием, рассчитанным на большие человеческие массы (восемьдесят арок для входа).

Из других построек эпохи Флавиев отметим построенную в 81 г. триумфальную арку Тита в Риме. Сооруженная из мрамора арка была 20 м в вышину и имела один широкий пролет. Украшения арки отличались сравнительной простотой: они состояли из восьми неполных коринфских колонн, поддерживающих антаблемент с рельефным фризом, четырех пилястров, стоящих над антаблементом по углам сооружения, и, наконец, рельефных украшений, обрамляющих выкружку свода, поддерживаемую пилястрами. Потолок свода внутри арки был украшен кассетами; под ними по стенам прохода находились рельефные изображения.

Термы, начатые постройкой при Веспасиане, были окончены в 80 г. в правление Тита и по его имени получили свое наименование. Они представляли собой очень сложную по плану, строго симметричную постройку. В термах было большое количество помещений, различных по форме и высоте, часто заключавших многочисленные колонны и покрытых полуциркульными сводами. Эти помещения, разнородные как по объемам, так и по организации внутреннего пространства, в общем сочетались в своеобразный комплекс здания терм.

Термы – один из характерных типов постройки утилитарного назначения, присущих римскому зодчеству. Число их в Риме было очень значительно; весьма часто также сооружались термы и в провинциях… Например, термы мы находим в римской крепости Харакс (на месте современного Ай-Тодора).

При преемнике Тита Домициане (81-96) сооружается архитектором Рабирием императорский дворец на Палатине. В основу этого здания был положен столь характерный для античного жилища перистильный дворик с тем лишь различием, что размеры его были весьма обширны – 3000 м2.

Перистильный дворик был окружен различными помещениями. С одной стороны к нему примыкал тронный зал, обрамленный базиликой и ларарием (часовней), с другой – парадный триклиний (столовая); с боков находился ряд небольших помещений.

Дворец Домициана не был распланирован с такой строгой симметрией, как термы Тита, но подобно последним представляет собой сложное сочетание различных объемов.

Особенной грандиозностью отличался тронный зал, перекрытый полуциркульным сводом более 30 м шириной.

Дворец был сооружен с исключительным великолепием. Облицовки из мраморных плит, колоннады из зеленого мрамора, обильная позолота и многочисленные скульптуры украшали этот памятник римского зодчества, от которого до нас дошли лишь ничтожные остатки.

Отмеченной нами характерной особенности архитектуры эпохи Флавиев – сложному сочетанию объемов, утверждающих динамику внутреннего пространства – отвечает динамика полной живописных эффектов скульптуры этого времени (портреты эпохи Флавиев и большая статуя Нервы).

Резко контрастирует с указанным нами явлением в зодчестве и скульптура эпохи Августа (ср. с храмом в Ниме и со статуей Августа Prima Porta).

Начатое Домицианом сооружение форума было закончено его преемником Нервой (96-98), по имени которого этот форум и получил свое название. Он занимал длинное и узкое пространство между форумами Августа и Веспасиана. На одном конце этого пространства находился небольшой храм Минервы; лежавшая перед ним длинная площадь была с трех сторон обнесена колоннадой коринфского ордера, богато украшенной рельефной скульптурой и архитектурными орнаментами. Своеобразной особенностью этой колоннады было увенчание антаблементом находившейся за колоннами стены. В силу этого антаблемент образовывал над колоннами прямоугольные выступы, отвечающие по форме капителям.

В эпоху Траяна (98-117) особенно оживленным характером отличалось строительство сооружений чисто утилитарного характера – дорог, мостов, водопроводов, гаваней и т. п. Вместе с тем в это время уделялось внимание жилым кварталам города. Частые обвалы больших домов вызвали распоряжение, запрещавшее строить многоэтажные дома больше 20 м в вышину.

В 107-113 гг. в Риме сооружается архитектором Аполлодором из Дамаска грандиозный форум Траяна, считавшийся в древности одной из главных достопримечательностей столицы. Он немногим уступает по площади всем остальным римским форумам, вместе взятым.

Форум Траяна, так же как и форумы других императоров, имел симметричную распланировку зданий. Большая триумфальная арка служила входом в квадратный двор (стороны которого достигали 126 м). В центре двора помещалась конная статуя Траяна; с боков он был обрамлен колоннадами, позади которых находились полукруглые экседры. Вдоль дальней от входа стороны двора стояла большая пятинефная базилика Ulpia, имевшая позолоченную бронзовую крышу. За базиликой находилась небольшая площадь, с боковых сторон обрамленная двумя небольшими зданиями библиотек. В центре этой площади стояла высокая колонна Траяна. Наконец, все сооружение замыкалось обрамленным колоннадами храмом Траяна, воздвигнутым его преемником Адрианом. От этих многочисленных сооружений до настоящего времени, за исключением колонны Траяна, сохранились лишь жалкие остатки.

Поставленная в 113-114 гг. колонна Траяна представляла собой очень своеобразный коммеморативный памятник, одновременно служивший могильным склепом императора. На высоком, украшенном рельефами квадратном постаменте стояла снабженная массивной базой и легкой дорийской капителью грандиозная колонна; ствол ее был покрыт спирально изгибавшимся рельефным поясом, представлявшим «войны Траяна с даками». Над капителью – высокий круглый постамент, на котором некогда стояла статуя Траяна.

Внутри колонны находилась винтовая лестница, ведшая наверх к небольшой площадке, расположенной над капителью и обходившей вокруг постамента статуи.

Интенсивное строительство шло в эпоху Траяна и в провинциях. Ограничимся упоминанием о возникшем в начале II в. африканском городе Тимгаде, распланированном по плану, напоминающему римские лагери. Город был богато украшен большими колоннадами. Один из лучше всего сохранившихся памятников – трехпролетная триумфальная арка; вопрос о датировке ее эпохой Траяна или более поздним временем еще не представляется решенным.

В 110 г. сгорел Пантеон, выстроенный Агриппой в 27 г. до н. э. Восстановление его было поручено Аполлодору из Дамаска, который в течение 115-125 гг. заново отстроил здание. Сооруженный в основном из кирпича на растворе, Пантеон дошел до нас в очень хорошем состоянии, лишь немного искаженный позднейшими переделками.

Храм представлял собой грандиозную, круглую в плане постройку, перекрытую куполом и снабженную большим портиком. Членение внутреннего помещения храма строго симметрично. Нижний этаж стен делят на восемь частей попеременно расположенные четыре прямоугольные и три полуциркульные ниши. Против средней полуциркульной ниши находится близкий ей по форме прорез арки входа.

Каждая из ниш некогда отделялась от центрального пространства двумя большими колоннами коринфского ордера, поддерживавшими довольно простой по формам антаблемент с гладким фризом; только в расположенной против выхода нише эти колонны сильно раздвинуты и обрамляют ее с боков, а антаблемент проходит по вогнутой линии стены.

Обрамленные коринфскими пилястрами широкие гладкие простенки между нишами оживлялись небольшими, поставленными перед ними эдикулами. Лежавший над антаблементом второй ярус расчленялся могучими полуциркульными арками, находившимися над нишами; между ними же шла широкая гладь стены. Горизонтальная про филировка отделяла второй ярус от грандиозного полусферического купола, поверхность которого в нижней и средней частях оживлялась пятью рядами больших кассет. Лишенная кассет верхняя часть купола обрамляла большое круглое окно (9 м в диаметре), которым смело завершалось здание.

Диаметр внутреннего помещения Пантеона равнялся 43,5 м, а высота 42,7 м. Сложному членению внутренней стороны стен и купола Пантеона, усиленному богатством и разнообразием внутренней отделки, резко противопоставлена исключительная простота наружного оформления здания.

Оно представляет собой грандиозный цилиндрический тамбур, над которым возвышается купол храма. Поверхность стен тамбура расчленена горизонтальными тяжами на три яруса, причем первый и второй строго отвечают соответствующим внутренним делениям здания. Третий же этаж находится на уровне двух нижних рядов кассет купола. Назначение стены этого яруса – способствовать противодействию громадной силе распора купола. Третий этаж закрывает нижнюю часть купола, в силу чего последний производит впечатление плоского. Купол был покрыт не сохранившейся до настоящего времени позолоченной кровлей.

Вход в Пантеон ведет через большой глубокий портик, который подвергался перестройкам в течение II в. В существующем виде он имеет по увенчанному высоким фронтоном фасаду восемь колонн коринфского ордера (остатки фундамента свидетельствуют о том, что некогда их было десять). За колоннадой фасада следуют четыре ряда колонн – по две в каждом, делящие портик на три продольных компартимента. Вход в целлу фланкируют два выступа стен, образующих ниши; эти части здания украшены коринфскими пилястрами.

Сделанное нами описание Пантеона явно свидетельствует о том, что центр внимания зодчего лежал не на внешнем оформлении постройки, так как здание снаружи дано в самых простых, если так можно выразиться, лаконических формах: это – гладкая стена, в разделке которой зодчий ограничивается горизонтальным членением, отвечающим делению внутренних частей постройки.

Основная проблема, которая была выдвинута и разрешена в Пантеоне, - это проблема организации внутреннего пространства. Пространство это было дано строго центричным и притом ограничивалось для зрителя, находящегося в центре здания, не уходящими вдаль прямыми стенами и перекрытым балками потолком, как это имело место в греческом храме, а мягкой кривой линией кольца стен и полусферы купола.

Этой особой пространственности Пантеона, являющейся результатом округлого обрамления, в полной мере отвечает и освещение здания, не обычное в античной архитектуре боковое (через дверь), а верхнее – через находящееся в зените купола круглое окно. Такое освещение давало мягкий рассеянный свет, не выявлявший, а сглаживавший контрасты, способствуя таким образом тому, чтобы сложная архитектурная разделка стен и потолка производила в основном чисто декоративное впечатление.

В здании Пантеона, особенно с наружной стороны, имеет место явно выраженное утверждение стены как основного архитектурного элемента. Это акцентирование стены представляет собой одно из проявлений стремления к реализму в римском зодчестве... Если в алтаре Мира Августа стена выступала в замаскированном виде, сплошь покрытая рельефными украшениями, то в Пантеоне она дается во всей чистоте и непосредственности.

Гладкая непроницаемая поверхность стены в несравненно большей мере отвечает практической и художественной задаче изоляции здания от окружающего его пространства, чем (хотя бы и конструктивно необходимые) колоннады эллинского периптера, что и делает формы римской архитектуры несравненно более реалистическими, чем формы эллинского зодчества.

Достойно внимания назначение храма служить местом культа не одного божества, а всей совокупности богов. Это явление находится в связи с постепенным включением в орбиту римской религии всех главнейших культов, существовавших на громадной территории империи, и соответствует философии данной эпохи. В это время широким распространением пользуется учение стоиков, выступавших с проповедью космополитизма и выдвигавших положение, что все люди составляют единый организм.

В 123-126 гг. преемником Траяна Адрианом (117-138) сооружается грандиозная вилла в Тибуре (Тиволи), представлявшая собой сложный комплекс построек. Отдельные части виллы должны были увековечить воспоминания Адриана о его путешествиях по Греции и Востоку, воспроизводя Stoa poikile, Академию, Ликей, Каноп, Темпейскую долину. Это стремление повторить некоторые прославленные сооружения древнего зодчества в полной мере отвечают классицистическим тенденциям, господствовавшим в искусстве рассматриваемого периода, имевшим вместе с тем оттенок романтики.

В эпоху Адриана были произведены обширные реставрационные работы на Forum Romanum. В 135 г. около этой площади был построен большой храм Венеры и Ромы. Обрамленный портиками храм стоял на платформе 145 м длиной и 100 м шириной. Обычный для римских храмов подий отсутствовал; взамен него храм со всех сторон окружали ступени.

Храм представлял собой периптер коринфского ордера, имевший с фасадных сторон по десяти, с длинных – по двадцати колонн. Внутреннее помещение храма было разделено поперечными стенами на две целлы. Перед каждой из них находился четырехколонный портик (пронаос) в антах. Пол в целлах был выше, чем в портиках. Посредине задней стены каждой целлы находилось по большой полукруглой нише; они были отделены одна от другой общей стеной. В одной и этих ниш помещалась статуя Ромы, в другой – Венеры. Длинные стены целлы были украшены колоннадами и нишами. Обе целлы, а также и портики перед ними были перекрыты сводами, что находилось в известном противоречии с двускатной кровлей храма.

Стены храма были построены из кирпича; для облицовки широко применялся мрамор; убранство отличалось большой роскошью.

Из сказанного видно, что храм Венеры и Ромы представляет собой очень претенциозный памятник своеобразного греко-римского эклектизма, знаменующего классицистические устремления эпохи... Этот храм был столь же далек от произведений эллинского зодчества, эпохи расцвета последнего, как статуи любимца Адриана, юного вифинянина Антиноя, от представлявших атлетов скульптур периода классики.

Ряд выдающихся памятников архитектуры сооружается в эпоху Адриана и в римских провинциях.

В Афинах заканчивается храм Зевса Олимпийского, не доведенный до конца Антиохом Эпифаном и после подвергшийся разрушению. Вокруг этого здания сооружается ряд новых построек, образующих «Город Адриана», который соединялся со «старым» городом большими воротами (18 м в вышину и 13,5 м в ширину), исполненными из пентеликонского мрамора. В нижнем ярусе, представлявшем собой сплошную стену, обрамленную с боков коринфскими пилястрами, был прорезан большой проход. Проход был фланкирован пилястрами, также коринфского ордера, но меньших размеров, над которыми вдоль арки шла профилированная выкружка. Между большими и малыми пилястрами на особых постаментах стояли коринфские колонны, поддерживавшие выступы антаблемента, венчавшего нижний этаж ворот.

Очень легкий сквозной верхний ярус состоял из коринфских колонн и столбов, поддерживавших антаблемент, средняя часть которого была увенчана фронтоном. В этом памятнике мы снова находим уже отмеченную нами попытку дать своеобразное сочетание греческих и римских элементов в утонченно изысканных формах.

Значительно более монументальным характером отличаются сохранившиеся части библиотеки Адриана в Афинах. До нас дошел тянущийся вдоль сплошной стены ряд круглых коринфских колонн. Очень своеобразный антаблемент венчает стену и образует над колоннами небольшие, отвечающие по форме капителям выступы. Этот прием оживления стены мы уже встречали ранее на форуме Нервы.

Из других построек Адриана отметим грандиозный, очень своеобразный по плану храм в Кизике. Этот храм представлял собой периптер, имевший по шести колонн с фасадных и по пятнадцати с длинных сторон. Небольшая целла, имевшая две двери, обращенные к переднему и заднему фасадам, была единственным внутренним помещением храма. Большое свободное пространство между целлой и обоими фасадами заполнялось колоннами, общее число рядов которых с передней стороны было пять, а с задней – три.

Строительная деятельность при преемниках Адриана Антонинах (138-192) значительно бледнее, чем в первые десятилетия II в. Это не отзывается на сооружениях, имеющих чисто утилитарное назначение, постройка которых идет весьма интенсивно, но от этой эпохи до нас почти не дошло памятников, которые имели бы большое значение в развитии стиля римского зодчества.

При Антонине Пие (138-161) на римском Форуме был сооружен храм Фаустины, украшенный колоннадой. Передняя часть этого храма сохранилась. Портик обрамляли большие колонны коринфского ордера, исполненные из светло-зеленого мрамора; с фасада их было шесть, с боков – по три. Легкий антаблемент был украшен узким рельефным фризом.

Воздвигнутая в Риме колонна Марка Аврелия (161-180) не представляла собой чего-либо нового в архитектурном отношении, являясь в основном повторением Траяновой колонны.

В эпоху Антонинов в Греции был сооружен ряд построек богатым оратором Геродом Аттиком; отметим Одеон (закрытый театр) в Афинах и Экседру в Олимпии; последняя представляла собой полукруглую в плане, обрамленную с боков крыльями постройку с полукупольным перекрытием. Это сооружение резко дисгармонировало со всем ансамблем в Альтисе.

К эпохе Антонинов относится начатый постройкой при Антонине Пие грандиозный комплекс акрополя Гелиополя (Баальбека). Он достигал в длину почти 300 м и состоял из колоссального храма и ряда предваряющих к нему доступ помещений, расположенных строго симметрично.

Широкая лестница вела к двенадцатиколонному портику пропилеи, весьма широких по фасаду, но неглубоких; оттуда три двери вели в шестиугольный, обрамленный колоннадами двор, на противоположной стороне которого были тоже три двери в следующий большой квадратный двор, с трех сторон обрамленный колоннадами. Заднюю сторону двора замыкал большой храм.

Это был колоссальный периптер, имевший по десяти колонн с фасадных и по девятнадцати – с длинных сторон. Колонны до 19 м высотой стояли на больших базах; гладкие стволы увенчивались пышными коринфскими капителями. Легкий коринфский антаблемент был богато орнаментирован украшениями, отличающимися, подобно капителям колонн, беспокойным динамическим характером.

К югу от большого храма находился второй периптер, значительно меньших размеров; на коротких сторонах этого храма было по восьми и на длинных – по пятнадцати колонн. Высота колонн равнялась 16 м. Храм стоял на высоком подии; с восточной стороны в него вела лестница, за которой находился глубокий портик. Пронаос был обрамлен антами; богато орнаментированная дверь вела из него в целлу. В глубине целлы находилась широкая лестница, по которой поднимались в адитон.

Внутренние стороны боковых стен целлы оживлялись приставленными к ним коринфскими колоннами. Колонны стояли на особых цоколях и имели небольшие базы, каннелированные стволы и очень пышные капители. По стене, над колоннами, проходил такой же уступчатый антаблемент, как на форуме Нервы. В промежутках между колоннами находились расположенные в два яруса ниши и табернакели, что придавало стенам сходство с фасадом сцены римских театров.

Чрезмерно загруженные тяжеловесными роскошными украшениями, полными беспокойной динамики, грандиозные постройки Гелиополя имеют торжественный, несколько напыщенный характер.

Эти явления в архитектуре любопытно сравнить со скульптурным портретом эпохи Антонинов; контрастное сопоставление формы придает ему беспокойный характер, который усиливается игрой светотени, создающей иногда чисто декоративные эффекты.

При Септимии Севере (193-211) в Риме производились большие реставрационные работы. Из вновь построенных сооружений самое видное место занимал дворец, вход в который был украшен грандиозной трехъярусной кулисой, именовавшейся Septizodium (или Septizonium), сооруженной в 203 г. Она представляла собой сложное сочетание массивов стен, арок и колонн и помимо этого была обильно украшена скульптурой; в композицию, кроме того, были введены фонтаны.

Так же обильно была украшена большая (23 м в вышину) трехпролетная арка, воздвигнутая в честь Септимия Севера и его сыновей, Геты и Каракаллы. Пролеты арки были обрамлены коринфскими каннелированными пилястрами и коринфскими колоннами, стоявшими на особых постаментах и поддерживавшими выступы антаблемента. Постаменты колонн были украшены рельефами; на стенах же, между колоннами, сплошь покрывавшие их рельефы располагались в несколько рядов. С этой крайней загруженностью украшениями нижних средних частей здания контрастировала гладкая поверхность покрытого длинной надписью аттика.

Каракалла (211-217) достроил начатые еще его отцом термы. Эта грандиозная, прекрасно оборудованная, роскошно украшенная постройка находилась в большом (350 м в длину) почти квадратном парке, со всех сторон обрамленном постройками. Термы Каракаллы представляли сложный комплекс разнообразных помещений, строго симметрично расположенных и дававших сочетание различным образом организованных объемов и пространств.

От терм сохранились довольно значительные остатки стен, сводов и столбов. Что касается архитектурных украшений, относящихся к термам, то здесь достойно упоминания применение коринфской капители с вкомпонованным в нее скульптурным изображением Геракла.

В эпоху Северов шла интенсивная строительная деятельность в Северной Африке, в результате которой появился ряд городов-лагерей. Среди них особенно интересна Тебесса, где в начале III в. был построен небольшой (9 м ширины, 14,7 м длины) храм коринфского ордера.

Храм имел довольно глубокий шестиколонный портик, причем четыре колонны стояли по фасаду; стены целлы снаружи украшены пилястрами. Пышным капителям колонн и пилястров отвечает обилие рельефных украшений антаблемента, сплошь покрывающих не только фриз, но и архитрав; эти украшения не идут непрерывной лентой и разделены соответственно колоннам особыми цезурами.

Из других построек в Тебессе укажем еще триумфальную арку, воздвигнутую в 214 г. в честь Каракаллы. Эта арка – однопролетная, но открывается воротами не в две, а в четыре стороны (тетрапил).

Эпоха, последовавшая за династией Северов, крайне беспокойна и полна военных столкновений. Характерно, что в это время строится ряд оборонительных сооружений. Император Аврелий (270-275) окружает Рим крепостной стеной. Близки ей по времени городские ворота Вероны (известные под названием Porta dei Borsari) и Трира (Porta Nigra).

В III в. пышно расцветает Пальмира, распланированная по заранее составленному плану и богато украшенная грандиозными колоннадами; Decumanus (главная улица) этого города образовала грандиозный проспект в 1135 м длиной, по обе стороны которого стояло триста семьдесят пять колонн, поддерживавших довольно тяжелый антаблемент. Высота колонн равнялась 17 м. На гладких стволах их, несколько выше середины, помещались сильно выступавшие консоли. За колоннадами располагались дома, склады, лавки и другие здания. Колоннады заканчивались трехпролетной триумфальной аркой, обрамленной пилястрами и богато украшенной орнаментами.

Эпоха Диоклетиана (284-305) и его ближайших преемников являет собой заключительный этап развития античного искусства вообще и архитектуры в частности.

Главнейшим сооружением Диоклетиана в Риме были грандиозные термы, сооруженные в 302-305 гг. По плану они были близки термам Каракаллы, но вмещали вдвое большее количество посетителей (свыше 3000 человек). Довольно значительные части терм Диоклетиана сохранились до настоящего времени. Tepidarium (теплая баня) этих терм, служащий в настоящее время церковью (S. Maria degli Angeli), дошел до нас в очень хорошем состоянии. Это помещение перекрыто очень смело выведенными крестовыми сводами.

Другим памятником архитектуры, связанным с именем Диоклетиана, является его дворец в Салоне (Спалато). Он резко отличается от резиденций римских императоров I-II вв. и всецело отвечает новым условиям превращающейся в восточную деспотию Римской империи.

Дворец занимает обширное прямоугольное пространство (более 37000 м2), укрепленное стенами и башнями. Распланировка помещений была проведена по принципу военного лагеря. Всюду господствовала симметрия. Две широкие улицы делили лагерь-дворец на четыре равные части. В одной из таких прямоугольных частей находилась большая восьмиугольная в плане постройка, около которой стояли весьма характерные для позднего античного зодчества, поддерживавшие ряд арок, колоннады.

Преемник Диоклетиана, Максенций (206-212), сооружает в Риме базилику, законченную, возможно, уже после его смерти. Это грандиозное здание делилось на три нефа, причем средний неф был значительно шире и выше боковых (ширина его была 25 м, высота 35 м). Средний неф был перекрыт тремя крестовыми, а каждый боковой – тремя бочарными сводами.

В этой базилике мы видим концентрирование внимания на организации обширных, симметрично расположенных внутренних пространств. Архитектурные формы строятся посредством стен, столбов и сводов, гладкие поверхности которых везде играют доминирующую роль. Применение колонны, даже являющейся конструктивной частью, все-таки имеет в основном декоративное назначение.

В заключение упомянем о триумфальной арке Константина (323-337), находящейся в Риме. По архитектурным формам она очень близка арке Септимия Севера, но еще больше, чем последняя, загружена скульптурными украшениями, которые не только заполняют нижние и средние части арки, но проникают и наверх в виде статуй, стоящих на выступах антаблемента, под колоннами, и рельефов между ними. Творческое бессилие эпохи сказывается в том, что значительная часть скульптур, украшающих арку, взята с более ранних памятников…

В. Блаватский