Высоким слогом. В струящейся воде – осенняя луна


 

Патрик Каванах (1905-1967)

Любовь

Осенним днем на Раглан-роуд мне встретилась она,

Взглянула раз, и в омут глаз внесла меня волна;

Я знал, что прокляну тот день, но был сильнее рок:

Прогнав печаль в сырую даль, я шел, не чуя ног.

 

Настал ноябрь. На Графтон-стрит разверзнулся провал,

Но не венец для двух сердец моим глазам предстал —

Пустая связь, сплошная грязь — безрадостный итог!

И тут же, вслух, восславить дух я дал себе зарок.

 

Я разум свой принес ей в дар, открыл ей тайный знак,

Каким поэт привносит свет и в камень и во мрак;

Окрасил мир, и свой кумир лелеял, как цветок,

В стихах воспел, но одолел, увы, не я — порок.

 

Промозглый день.

Былого тень мелькнула в тьме глухой,

И мысль, проста, как красота, пронзила разум мой:

Не зря господь живую плоть не пустит на порог,

Моей судьбы и ангел бы не избежал — не смог.

Пер. Э. Шустера

 

Генрик Ибсен (1828-1906)

***

В этом доме они тихо жили вдвоём

И осенней, и зимней порою.

Но случился пожар. И рассыпался дом,

И склонились они над золою.

 

Там, под нею, хранился ларец золотой,

Несгораемо-прочный, нетленный,

Рыли землю лопатой, дробили киркой,

Чтобы клад отыскать драгоценный.

 

И находят они, эти двое людей,

Ожерелье, подвески, запястья, -

Не найти ей лишь веры сгоревшей своей,

А ему - его прежнего счастья.

Пер. А. Ахматовой

 

Томас Гарди (1840-1928)

Ночь в ноябре

Я заметил, что когда

Наступают холода, -

Ветра странствием полна,

Ночь в движенье полусна:

 

Листья в комнату летят,

Под кроватью шелестят,

Дерево, роняя их,

Плачет, словно о живых,

 

И когда тихонько вдруг

Тонкий лист коснется рук –

Это ты пришла опять

То последнее сказать.

Пер. О. Татариновой

 

Чжан Кэ-Цзю (1290-1343)

Осенние думы

Мой друг через заставу Юйгуань

Уехал в отдаленные края.

За ширмою серебряной одна

Сижу, тоскуя, до рассвета я.

Осенний ветер горестно поет,

Он стужей белый лотос обдает,

И весь покрыт студеною росой

Дриандры черной лиственный убор.

Сегодня гусь не прилетел домой,

Я вновь пишу тебе, любимый мой!

Пер. А. Ахматовой

 

Уолтер Рэли (1552-1618)

Ответ нимфы влюблённому пастуху

Коль юность вечно бы цвела,

Тогда, пожалуй, я б могла

С тобою жить среди полей

И стать возлюбленной твоей.

 

Поля поблекнут и холмы

По приказанию зимы,

В словах весны — сладчайший мед,

А осень сердцу желчь несет.

 

Наряды, башмачки, цветы,

Что щедро посулил мне ты,

Порвутся, сносятся, сгниют —

В них блажь сильна, а разум худ.

 

С янтарной пряжкой поясок,

Что для меня ты приберег,

Не убедит меня, ей-ей,

Любезной сделаться твоей.

 

Не знай любовь забот и зла,

Тогда, пожалуй, я б могла

С тобой делить утехи дней

И стать возлюбленной твоей.

Пер. В Рогова

 

Ли Бо (701-762)

Струящиеся воды

В струящейся воде

Осенняя луна.

На южном озере

Покой и тишина.

И лотос хочет мне

Сказать о чем-то грустном,

Чтоб грустью и моя

Душа была полна.

Пер. А. Гитовича

 

Хуан Рамон Хименес (1881-1958)

***

В полях печально и пусто,

одни стога среди луга.

Ложится вечер осенний,

и пахнет сеном округа.

 

Проснулся плач соловьиный,

а сосны замерли сонно,

и стал так нежно-сиренев

над ними цвет небосклона.

 

Уводит следом за песней

меня тропа луговая,

и веет осенью песня,

бог весть, кого отпевая, -

поёт, как пела когда-то,

зовя ушедшего друга,

и падал вечер осенний,

и пахла сеном округа.

Пер. А. Гелескула

 

Клеман Маро (1496-1544)

***

Уж я не тот любовник страстный,

Кому дивился прежде свет:

Моя весна и лето красно

На век прошли, пропал и след.

 

Амур, бог возраста младого!

Я твой служитель верный был;

Ах, если б мог родиться снова,

Уж так ли б я тебе служил!

Пер. А. Пушкина

 

Одиссеас Элитис

Елена

И было первой каплей дождевой убито наше золотое лето

намокли все слова чье лоно прежде само рождало звездный блеск

все те слова намокли у которых была единственная цель — Твоя душа!

Куда теперь мы будем руки простирать когда пренебрегает нами время

на чем теперь мы остановим взор когда туманные изгибы дальних

линий попали в катастрофу среди туч теперь когда

на всех пейзажах наших закрылись навсегда

твои ресницы

и мы — как будто нас туман заполнил —

живем в своем пронзительном сиротстве и в окружении

твоих портретов мертвых.

Прильнув челом к туманному стеклу нет мы не умираем

в новой скорби

и нас не смерть убьет — ведь ты не тлен ты существуешь

вечно и во всем

ведь существует вечно ветер свежий который сам в тебя вдыхает

жизнь тебя вблизи он одевает точно так же

как наша вечная надежда одевает тебя издалека

ведь существует где-то

зеленая равнина что простерлась — от смеха твоего

до солнца в небе

до солнца — и ему твой смех вверяет тайну что мы с Тобою

встретимся опять

нет нет не смерть повисла перед нами

а лишь малюсенькая капелька дождя

осеннего дождя — всего и только

лишь чувство смутное

сырой земли дыханье в наших душах которые уходят вечно вдаль

и если не в моей твоя рука

и если кровь моя течет не в жилах твоей мечты —

свет в чистом небе

и музыка незримая поет в нас О! печальная

союзница всего что держит нас еще в угрюмой жизни мира

да! влажный ветер осень час разлуки

горчайший способ опереться локтем о светлое воспоминанье

которое всплывает в час когда стремится полночь нас от света отлучить

за тем окном квадратным и глядящим лишь в сторону

одной великой скорби

за тем окном — оно не видит ничего

поскольку стали музыкою пламя незримое в камине и удар

больших часов на каменной стене

и вот уже стихотвореньем стали одна строка с

другой и звук перекликающийся с каплей

осеннего дождя и со слезами и со словами

и со словами не такими как другие а с теми у которых есть одна

единственная цель — Твоя душа!

Пер. Ю. Мориц

Георгий Джагаров (р. 1925)

Осенний оптимизм

И этот ветер без пощады,

и этот дождь, и эта грязь,

и этот шелест листопада,

и эта давняя боязнь.

Перед осенним мокрым тленьем,

перед приходом холодов,

 

перед умолкшим птичьим пеньем –

не потрясение основ,

а лишь трехмесячная встряска

и – не оправдана опаска.

А мы свой добрый опыт спросим,

и он нам даст ответ прямой,

что, мол, зима прогонит осень,

весна расправится с зимой.

И снова буйное кипенье

начнется всюду по земле,

в крови, в речах, в воображенье,

броженье соков в пряной мгле.

В ветрах надежных устремлений

падут кипучею весной

обломки старых представлений

перед зеленой новизной.

Бесценной влагой жизнь струится,

людской кипит водоворот,

и ветка каждая стремится

нам подарить желанный плод.

Пер. С. Наровчатова

 

Тэйка (1162-1241)

***

Какой осенний вид

У твоей поблекшей любви!

Печаль меня убьет.

Так в роще сметает вихрь

Каплю белой росы.

***

Когда на заре разлучались

Белотканые наши рукава,

Упали багряные капли.

Пронзающий душу цвет

Печального осеннего ветра.

 

Марселина Деборд-Вальмор (1785-1859)

Письмо женщины

Я знаю, женщинам не следует писать;

И вот пишу посланье,

Чтоб ты в моей душе мог с ясностью читать,

Как в день при расставанье.

 

Все, все, что я скажу, знакомо для тебя

От слова и до слова,

Но что и в сотый раз повторено любя,

Все, как и в первый, ново!

 

Пусть счастье на тебя навеет голос мой,

А я – ждать счастья буду.

Осталось мне одно: стремиться за тобой

Мечтой крылатой всюду.

 

И если ласточка твоих одежд края

Затронет, – оглянуться

Поторопись и верь: то попыталась я

Твоей руки коснуться.

 

Да, ты ушел, и все уходит в свой черед:

Лучи, цветы, мгновенья, —

И лето отошло, и осень настает,

И я полна томленья.

 

Но если дни пришли, когда остались нам

Лишь слезы и надежды, —

Поделим! Я возьму все слезы и отдам

Тебе в удел – надежды!

 

Я не хочу, чтоб ты страдал хоть миг один,

Хотя б тоской разлуки!

За счастие твое, молясь, мой господин,

Я подымаю руки!

Пер. В. Брюсова

 

Христиан Вейзе (1642-1708)

Поэтам надобно влюбляться

1

Не надо от меня

Любовных песен ждать.

Я с нынешнего дня

Их не могу создать.

В саду желта трава,

Мой тополь облетает,

Зима в свои права

Безжалостно вступает.

2

Охоты никакой

Писать о чем-нибудь.

Остужена тоской,

Заиндевела грудь.

Кто может серебро

Без пламени расплавить?

Как хладное перо

Пылать огнем заставить?

3

Я мрачен, хмур и стар.

Где вновь веселье взять?

Утратившему жар

Любовь не навязать.

Печаль как яд в крови.

Жизнь тусклым светит светом.

Зачахнет без любви

Тот, кто рожден поэтом.

4

Утратив жизни сласть,

Утратив жизни соль,

Что воспевать? Что клясть?

Отраду или боль?

Наверно, все равно!

Я знаю все уловки:

Любовь ли, кровь ли… Но

Мне тошно от рифмовки!

5

Смешон и жалок мне,

Кто, молодость сгубя,

Танцует в тишине,

Мурлыча про себя.

Смешон и жалок стих,

Возникший без команды

Восторгов, чувств моих:

Танцор без сарабанды!

6

Так навсегда прощай,

Любовной лиры глас!

Ах, не отягощай

Разлуки скорой час!

К стихам вернусь я вновь,

Связав иные нити…

Но песен про любовь

Вы от меня не ждите!..

Пер. Л. Гинзбурга

 

Федерико Гарсиа Лорка (1898-1936)

Сонет

Я боюсь потерять это светлое чудо,

что в глазах твоих влажных застыло в молчанье,

я боюсь этой ночи, в которой не буду

прикасаться лицом к твоей розе дыханья.

 

Я боюсь, что ветвей моих мёртвая груда

устилать этот берег таинственный станет;

я носить не хочу за собою повсюду

те плоды, где укроются черви страданья.

 

Если клад мой заветный взяла ты с собою,

если ты моя боль, что пощады не просит,

если даже совсем ничего я не стою, —

 

пусть последний мой колос утрата не скосит

и пусть будет поток твой усыпан листвою,

что роняет моя уходящая осень.

Пер. М. Кудинова

 

Шарль Бодлер (1821-1867)

Тревожное небо

Твой взор загадочный как будто увлажнен.

Кто скажет, синий ли, зеленый, серый он?

Он то мечтателен, то нежен, то жесток,

То пуст, как небеса, рассеян иль глубок.

 

Ты словно колдовство тех долгих белых дней,

Когда в дремотной мгле душа грустит сильней,

И нервы взвинчены, и набегает вдруг,

Будя заснувший ум, таинственный недуг.

 

Порой прекрасна ты, как кругозор земной

Под солнцем осени, смягченным пеленой.

Как дали под дождем, когда их глубина

Лучом встревоженных небес озарена!

 

О, в этом климате, пленяющем навек, —

В опасной женщине, — приму ль я первый снег,

И наслаждения острей стекла и льда

Найду ли в зимние, в ночные холода?

Пер. В. Левика

 

Симадзаки Тосон (1872-1943)

Проделки лисы

Росистую кисть винограда

Под вечер утащит лисица,

Что в тенях осеннего сада

От взгляда людского таится.

И пусть ты не гроздь винограда,

А голос любви - не лисица,

Таясь от нескромного взгляда,

К тебе мое сердце стремится…

Пер. А. Долина

 

Никола Инджов (р. 1928)

***

И ты уходишь горделивой,

Уходишь прежде, чем пришла,

И прежде, чем пойму: красивой

Или счастливой ты была.

 

И я… Я ухожу с тобою

От осени и от себя…

И город гарью голубою

Меня напутствует, любя.

 

Туда иду я, где мужчины

Так окрылённо и светло

Клин провожают журавлиный,

И сердце бьётся тяжело.

 

Ложусь, и вдруг в тиши бездонной

Проходят осень и тоска,

И женщина, что озарённой

Живёт на свете, как река.

 

И превращается мгновенье

Печальное – в судьбу, в года,

И пусть измучат поученья, -

Жизнь не наскучит никогда

Пер. Л. Озерова

Фото - Галина Бусарова