Классные истории. Часть первая


Прыгаю я себе как-то раз по ступенькам – на прогулку собрался – а тут Оля Горина, моя одноклассница. Она тоже в нашем подъезде живёт. Стоит возле окна и так аккуратненько как будто бы с заплаканных глаз стирает как будто бы потёкшую тушь. Наверное, у старшеклассниц подсмотрела.

Я говорю:

- Чего случилось?

И Олька так сразу, недолго думая, прыгнула ко мне поближе и говорит:

- Слушай, Лёш, помоги мне повесить люстру. Я её нечаянно с потолка сорвала и хочу повесить обратно, пока родители не пришли.

Вот это да! – подумал я. Я дома и по антресолям прыгаю, и на дверном проёме зависаю, и чего я только ни делаю, и ни разу в жизни мне не удалось сорвать люстру с потолка!

- Сама я, как ты понимаешь, - уже по-деловому продолжила Олька, - не справлюсь…

- Да я в люстрах тоже не силён… - протянул я в растерянности.

- Но ты всё-таки мальчик, - сказала она. – Так что? Идём?

Идти-то я, конечно, пошёл. Как можно пропустить такое событие! Не каждый день с потолков люстры срывают.

И вот Оля достаёт ключ и открывает входную дверь своей квартиры. Я приготовился, как можно выше вытянул шею и, устремив свой взор в потолок, вошёл в квартиру.

Оля включила свет. Ну, явно люстру она сорвала не в коридоре, - подумал я и прям так, не опуская головы, потопал в следующее помещение.

- Ты куда? – возмутилась Олька.

- Как куда? – удивился я. – В комнату, люстру вешать…

- Стой здесь! – скомандовала Оля. – Ещё не хватало, чтобы ты в уличных ботинках по квартире ходил!

И она достала из шкафа тапочки. Ну… тапочки эти были вида неописуемого… Розовые-розовые, с огромным сказочным существом на каждом тапке, и, что характерно, эти существа имели длиннющие розово-голубые уши, лихо подпрыгивающие в такт шагам.

Оля проводила меня в свою комнату.

- Кстати, - сказала она, указывая на стеллаж с фарфоровыми куклами, - когда ты носишься индейцем по своей квартире, у меня здесь фарфор звенит.

- Кстати, - ответил я, - когда ты бренчишь на своём пианино, у меня уши закладывает.

Оля фыркнула.

- Ладно, - сказала она, - не будем ссориться, сейчас не время…

И тут я заметил люстру. Похоже, Олька сорвала её не до конца, а только здорово перекосила. Люстра была вся кривая, косая, с ассиметрично развешанными бусами, одна лампочка выше другой и наперекосяк третьей.

- Ого! – говорю я. – Чем это ты её так раздраконила?

И я заходил кругами под этой люстрой, напряжённо думая, чем же можно тут помочь. А розово-голубые уши подпрыгивали тихонечко, как в замедленной съёмке.

Вдруг Оля почему-то стала на меня кричать. Мол, не на ту люстру я смотрю! И потащила меня к окну – показывать  другую сорванную люстру.  Что  же  она  их 

тут – десятками с потолка срывает?! – в полной растерянности подумал я.

- Вот! – воскликнула Оля. – Смотри!

И сунула меня носом в какой-то розовый чемодан. На минутку мне показалось, что я превратился в Гулливера в стране Лилипутов! Вокруг моего носа хаотично были расставлены стол, диван, и кресла с подушками, а посередине лежала красивая хрустальная люстра.

Я прямо-таки замер в изумлении!

Наконец, Оля начала объяснять происходящее. Розовый чемодан оказался кукольным домиком, в котором жила модельная кукла Силва. Апартаменты состояли из пяти меблированных комнат, столовой и прочих помещений. И вот Оля – когда играла в одной из комнат с куклой Силвой – нечаянно сорвала хрустальную люстру с крючка. Меж тем, люстра должна висеть на потолке, и у неё должны включаться и выключаться лампочки.

- Вот что я сделаю, - задумчиво произнёс я и подцепил пинцетом крючок.

В это время тапочки навострили уши, а Оля мне напомнила, что люстру надо повесить так, чтобы у неё включались все лампочки.

- А то иногда включались не все, - пожаловалась Оля, - и свет мигал…

- Конечно, мигал! – важно ответил я. – Потому что контакт отошёл!

Профессиональная терминология произвела на Олю глубокое впечатление. А уж когда я повесил люстру на крючок и подоткнул получше батарейки, и люстра засветилась и заблистала хрустальным светом, зауважала меня больше, чем если бы я был в классе круглым отличником!

А та люстра, под которой я ходил кругами, оказалась вообще в полном порядке. Вся такая наперекосяк она была потому, что она – дизайнерская. Во всяком случае, мне так Оля объяснила.

Я уже собрался уходить и скидывал с себя «ушастиков», как Оля вдруг преградила мне путь.

- Слушай, - говорит она, - а ты можешь принести своих солдатиков на время – поохранять мою Силву. Я сейчас играю так, что Силва суперзвезда, поэтому ей просто необходима охрана!

Я прям чуть не расхохотался, честное слово!

Но сделал серьёзное лицо и говорю:

- Мне не жалко, но так не играют! У модельной куклы должен и охранник быть из той же серии. Я видел – у тебя есть такой, сидел в пятой комнате на диване.

- Кто? Вот этот? – Оля округлила глаза.

Потом достала из домика модельную куклу по имени Стивен. Стивен весь такой расфуфыренный, с улыбочкой на лице, на одного телеведущего похож.

- Да ты что? – продолжила удивляться Оля. – Он же ничего не умеет – ни драться, ни стрелять… Принеси, пожалуйста, своих солдатиков!

И я пообещал принести.

Солдатиков у меня много! Солдатики с ружьями, солдатики с копьями, солдатики с кортиками, с пушками, с луком и стрелами, с мечами, с пистолетами Браунинга, с автоматами Калашникова, со шпагами, с саблями… Солдатики с пищалью, солдатики с миномётами, солдатики с гранатомётами, и просто по-простому – с камнями и палками…

Пусть охраняют! 

Елена Чапленко