Ганн-Хиллская дорога в Бронкс (отрывок первый)


Здание Бронского ночного клуба сэра Блэйка охватило гигантское алое «пламя» иллюминации. Отовсюду слышалась барабанная дробь. Подъездную дорогу наводнили извилистые вереницы машин. Сэм долго думал над тем, насколько эффективен будет его проект, если потенциальных клиентов ввести в курс дела, а именно, пояснить им суть инновации, и пришёл к выводу, что суть должна оставаться в тайне. Поэтому сейчас, в первый вечер применения инноваций, гости в полном неведении прибывали на празднование дня рождения Джерри Дэнвэра, которому исполнялось тридцать семь лет. Впервые за годы своего процветания сэр Дэнвэр устраивал приём в чужом клубе, на территории, всецело не принадлежащей ему. Этим он хотел продемонстрировать своё право на собственность Бэнтса Блэйка. Наконец-то, Джерри удалось ухватить внушительный пакет акций бронкского ночного клуба, чему он был несказанно рад.

Именинник сам не встречал гостей, а поручил эту миссию инновационным агентам Сэма – ему не терпелось понаблюдать за их работой. Инновации, как и предполагалось, возглавил Райан Скотте. Он уже стоял в холле, одетый в костюм Дюваля, и ожидал приглашённых.

В залах клуба отдавал последние распоряжения Кристоф Кохрэйн. Как всегда он был обаятелен и мил, в каждой мелочи он превосходил Райана, и это замечали все.

- Я думаю, что можно объявить вечер открытым, - подойдя к Сэму, сказал Кристоф.

Сэм поглядел на Джерри Дэнвэра, прибывающего в полной боевой готовности, и дал знак швейцару распахнуть двери. Похожий один на другого господа в одно мгновение заполнили зал.

И вот уже Брэндон с бокалом шампанского в руках начинает вести оживлённую беседу с дилерами  Йоркского автопрома. Сначала речь заходит о скоростных режимах модельного ряда, затем о преимуществах предприятия перед всем машинным миром, и, под конец, каждый дилер отмечает, что Брэндон – потрясающий собеседник.

- Не зря парень начинал карьеру как чертёжник механизмов! – с удовлетворением подумал Сэм.

За чайные столики обычно садились авторы дурных стихов со своими поклонниками. Поэты говорили о высоком, о том, куда катится наш мир, порицали ночной клуб сэра Блэйка. Сюда они приходили почерпнуть образы самые скверные и низкие, дабы потом в своих творениях противопоставить им нечто светлое и возвышенное. Однако стихи их были бездарны, а сами стихоплёты нет-нет, да и бросались с головой во все прелести ночной жизни.

- Вы тоже мой поклонник? – осведомился поэт, чьё кредо заключалось в сочинениях на злобу дня.

Поэт обращался к очередному инновационному агенту, облик которого выдавал в нём натуру близкую к богемным кругам Парижа. Чего только ни стоило Сэму Стивену создать этот «портрет». В особенности, заставить говорить американца Керка на французский манер.

Керк, назвавшийся Полем Дюбуа, смиренно склонил голову и признался в бесконечной любви ко всем рифмованным строкам поэта.

Сэм перешёл в зал казино. Там собралась публика, не видящая ничего зазорного в том, чтобы оставить здесь пачку долларов навсегда. В этом зале инновационные агенты были не нужны. Никто не вправе отвлекать потенциальных игроков от рулетки! Далее «ковбой» проследовал в дэнс-зал, где Джерри Дэнвер в присутствии гостей решил взять мастер-класс у танцовщиков. Надо отдать ему должное – учеником он оказался превосходным!

Переходя из зала в зал, Сэм Стивен набрёл на Кристофа. Тот грустными глазами смотрел куда-то  и даже не сразу заметил, что к нему подошли.

- Странный ты, - улыбнулся Сэм, кладя ему руки на плечи. Когда у других заканчивается рабочий день, они счастливы, а ты грустишь.

Кристоф повернул голову, посмотрел наверх и тоже улыбнулся.

- Я просто задумался, - сказал он.

- Слушай, - воскликнул Сэм, - когда ты, наконец, получишь права?

Кристоф засмеялся:

- Наверное, когда-нибудь получу.

Сэм перевёл внимание собеседника на громадное, от пола до потолка, окно.

- Ты только посмотри, какая красота! Звёздное небо, тёмные-тёмные деревья, выстроенные в ряд, лунная дорога длинна и чудесна... – Сэм выдержал паузу, после чего продолжил, -  и ты катишь на своём «Лаунгардене»! Неужели не заманчиво?

Кристоф слушал всё это с нескрываемой радостью. Он вновь улыбнулся и проникновенной интонации, с которой произносились слова, и виду из окна, что был действительно прекрасен. К тому же, общество Сэма всегда оказывалось приятным.  

- Сегодня Джерри откаблучивает как никогда! – после некоторого молчания сказал Сэм. – Кто бы мог подумать, что для него так важен пакет акций клуба Блэйка. Кстати, что ты хочешь получить на свой день рождения от меня в подарок?

Не найдясь, что ответить, Кристоф промолчал.

- Мне для тебя ничего не жалко! Ты – мой первый секретарь, да и вообще лучший в клубе! – ни то в шутку, ни то всерьёз проговорил Сэм. 

И снова положил ему руки на плечи.

В комнату вошёл Райан. Вид у него был поникший.

- Ты что здесь делаешь? – возмущённо прорычал Сэм, не оставив от благодушия и следа. – Ты должен находиться среди гостей. К тому же, следить за агентами инноваций!

Ослабив узел на галстуке, Райан присел на краешек стола. Если бы не присутствие Кристофа, Сэм бы, наверное, его уничтожил.

- Это совершенно не то, что мне нужно, - заключил Райан. – Ни курс Йоклонда, ни Вы лично никогда меня не убедите в обратном.

Кристоф понимал всю суть нечистого замысла Сэма, хотя об этом и не говорилось. Он был противником подобных комбинаций, но своего мнения не высказывал, считая происходящее – рычагами нового бизнеса, с которым приходится считаться.

- Почему Вы Майкла не назначили на эту должность? – с искренним удивлением задал вопрос Райан. – Кстати, где он?

В комнате воцарилась тишина. Словно бы каждый из присутствующих знал, где скрывается Майкл, но боялся поведать эту тайну другому. В действительности, местонахождение молодого человека всем троим было неизвестно.

- Возвращайся к гостям, - прервал молчание Сэм.

Райан обвёл глазами потолок, менее всего ему хотелось возвращаться в шумные залы клуба и наблюдать за рулеткой и дэнс-туром. Однако Кохрэйну всё же удалось уговорить его выйти к гостям.

- Сэм, мне кажется, мы должны начать поиски Майкла, - сказал Кристоф, оставшись с ним наедине.

- Майкл не связан с клубом никакими обязательствами и волен делать всё, что захочет, - отрезал Сэм. – Ладно, мне пора идти.

Кристоф посмотрел на часы. Обычно в это время он уже бывает дома. Сейчас идти домой ему не хотелось. Он взял журнал и принялся его листать. Это было одно из первых изданий «L'érotisme», которое своим появлением просто взорвало всё вокруг. Моделей отбирали среди танцовщиков клуба Блэйка. Любопытно, что и здесь, первым на кого обратили внимание les membres du jury, был Кристоф Кохрэйн, который не только не демонстрировал своё тело, но и даже не выходил на сцену. Он лишь занёс несколько нужных бумаг.

Откровенные фотографии сопровождались весьма прозаичным текстом. Например, как правильно подобрать шиповку для внедорожника. Того самого, что запечатлен с Энтони Томпсоном в левом углу страницы. Энтони позировал на запасном колесе, расположенном сбоку автомобиля. И, если на колесо была надета шина, то, что было надето на сэре Томпсоне, затруднился бы ответить каждый.

Другая фотография потрясала воображение вершинами хрустальных гор и Анри Фордстоном на первом плане. Он стоял, распахнув объятия, и было неясно, как ему удавалось удерживать баланс на хрупком сколе горы в потоке северного ветра. Фордстон был отличным скалолазом, и это приносило ему неплохой доход.  Однако он желал большего. Он намеревался открыть собственную школу альпинизма. Именно поэтому Анри заключил с сэром Блэйком договор на вполне приличную сумму. В обязанности Анри входило поддержание превосходных форм танцовщиков клуба, в обязанности Блэйка – разрешить финансовый вопрос, связанный с открытием школы в европейском высокогорье.

  Кристоф пролистал журнал до конца. На одном из разворотов он заметил знакомый интерьер. Это была комната с роялем, некогда принадлежавшая Майклу Ролли. На снимке угадывались очертания двух силуэтов, самым загадочным образом переплетённых между собой. 

Елена Чапленко

Фото - Галины Бусаровой