Таланты на паях. Пьеса. Акт 1. 


Действие 2.

Зрительный зал театра «Салюто». На сцене Мауриссио и Катарина Канар. На протяжении всего действия Мауриссио исполняет фортепианный концерт.

Мауриссио (поёт): Синьорина Катарина… Синьорина Катарина…

Катарина (обиженно): Вы смеётесь надо мной. Кто Вам дал это право? Да, я сегодня не в голосе. Но такое может произойти с каждой певицей.

Мауриссио: Сегодня утром я репетировал с синьорой Сантер. Я уже многие годы являюсь её личным аккомпаниатором. И вот у неё такого не происходит никогда.

Катарина (изящно облокотившись на рояль): Наверное, все эти годы Вы репетировали с синьорой у неё дома? Вот, если бы и у нас с Вами сложились столь тёплые домашние отношения, то я думаю, мой голос тоже не покидал бы меня ни на одну секунду.

Мауриссио (кокетливо пригрозив пальцем): Ах, Катарина, как же Вам не стыдно? Всей Италии известно, что Стефания Сантер помолвлена с синьором Бонувердинни.

Входят Микаэль и режиссёр.

Режиссёр (возмущённо): Ну, не ожидал от Вас… Кого Вы нам порекомендовали? Что это за певица? Вы сами-то слышали её когда-нибудь?

Катарина (встревоженно): Синьор Бонувердинни, как хорошо, что Вы пришли! Я заучила все арии, которые Вы мне велели. Явилась на прослушивание в назначенный час, и меня незамедлительно приняли в труппу! Моё исполнение было названо безукоризненным! Мне даже предоставили личного аккомпаниатора! (Переходя на шёпот.) Но через пару аккордов аккомпаниатор стал вести себя настолько неподобающе, что я от волнения потеряла голос, и теперь они все (указывает на Мауриссио и режиссёра) смеются надо мной.

Микаэль: Это безобразие! Синьорина, берите Ваш плащ и сумочку. Мы немедленно уезжаем отсюда!

 

Мауриссио весело и с любопытством смотрит то на Катарину с Микаэлем, то на режиссёра.

Режиссёр (негодуя): Но, позвольте, синьор Бонувердинни, Канар – не певица, во всяком случае не оперная певица. Насколько мне известно, синьорина – танцовщица в стиле модерн. Синьорине просто нечего делать в нашем театре!

Микаэль: Что? Что я слышу? Да сам синьор Джованни прослушивал синьорину Канар! И был в восторге от её пения! Я встретил синьора Джованни в кулуарах театра, и он благодарил меня за то, что я смог уговорить синьорину приехать из-за океана выступать в театре «Салюто»!

Микаэль помогает Катарине надеть плащ, и они, изображая оскорблённых, удаляются.

Мауриссио (усмехнувшись): Вот уж никогда бы не подумал, что Микаэль такой страстный поклонник танцев в стиле модерн. С другой стороны, он столько лет общается с представительницей классического жанра Стефанией Сантер, что его внезапный интерес к оригинальному жанру неудивителен.

Режиссёр (в недоумении): Я только одного не могу понять. Джованни действительно слышал синьорину Канар?

Мауриссио: Вы как всегда ничего не знаете и ни о чём не догадываетесь. Катарина Канар – как это лучше сказать – возлюбленная Микаэля Бонувердинни. И он всеми правдами и неправдами уговорил Джованни принять её в «Салюто». Пообещав при этом, что она не будет исполнять ни единой партии во всём репертуаре театра. Взамен Микаэль обещал за свой счёт выкупить для «Салюто» необыкновенно смешную комедию. И именно в этой комедии, по замыслу Микаэля, Катарина впервые выйдет на сцену. Причём в образе, который должен будет потрясти всю Италию!

Режиссёр (в изумлении): Но, синьор Балли, зная всё это, зачем Вы пытаетесь ухаживать за синьориной Канар?

Мауриссио (с юмором): Я не ухаживал за Катариной! Я просто разволновал её так, что она утратила свой восхитительный голос!

Елена Чапленко

Фото - Галины Бусаровой