Фантазии господина с мансарды. Часть вторая


Господин перестал говорить и вновь посмотрел на своих гостей, многие из которых с замиранием сердца прислушивались к каждому слову рассказчика. Удостоверившись в том, что его по-прежнему слушают, господин снова заговорил.

С тех пор прошло немало лет. И как-то раз, в одно дождливое сентябрьское утро, в мой дом явился господин. На нём были чёрная мантия и чёрный бонет. В руках господин сжимал капсулу из светло-серого молибдена.

- Магистр философии Герр Винтерендорф, - представился господин.

- Очень приятно. Чем обязан Вашему визиту? – достаточно сдержанно произнёс я и предложил магистру присесть.

Герр Винтерендорф присел на краешек стула напротив напольных часов, стук маятника которых напоминает удары града о скалистую твердыню.

- Уважаемый Герр! – едва переводя дыхание, прошептал он. – О, как Вы были правы, когда не стали говорить с Фройляйн из Пфальцского Леса…

Герр Винтерендорф встревоженно смотрел по сторонам, а после подошёл к окну и выглянул на улицу.

- Вы слышите этот дождь? – сумасшедшим голосом спросил гость. – В такие тёмные сентябрьские ночи нельзя разговаривать с живущими в Пфальцском Лесу…

Гость отодвинул обе гардины и предложил мне тоже взглянуть на ночь.

- Какие длинные, увесистые тени… Вы это видите, уважаемый Герр? – блеснул глазами Герр Винтерендорф. – Эти тени явились из Пфальцского Леса… Они дожидаются здесь прихода Фройляйн. Она, Пфальцская чародейка, стучится в дома, звонит в дверные колокольчики и выведывает у обывателей тайны… Тайны она превращает в лунный свет и освещает им свою дорогу к Волшебной Горе Херршафт!

Я знал о Волшебной Горе Херршафт, но знал о ней очень мало. Я начал прислушиваться к тому, что говорит – пускай и сумасшедший – магистр философии Герр Винтерендорф. 

- Фройляйн был нужен Ваш медный фонарь, тот самый, с оловянным ключом, - словно раскрывая великую тайну, полушёпотом произнёс гость.

- Но зачем? – таким же полушёпотом спросил я.

- Ваш медный фонарь умеет множить тени! – выпалил Герр Винтерендорф. – Имея фонарь у себя, Пфальцская чародейка затянула бы ветвистыми тенями всё вокруг! Все земли опутаны были бы тенью!

- И стало бы так темно, - предположил я, - что тусклый свет, собранный Пфальцской чародейкой, был бы на земле самым светлым? Тогда бы и тусклого света хватило Фройляйн, чтобы осветить им свою дорогу к Волшебной Горе Херршафт?

- Именно! – в восторге, что его поняли, воскликнул Герр Винтерендорф.

- Но почему Фройляйн приходила ко мне лишь раз? – спросил я у гостя. – И это было так давно… А Вы явились только сейчас?

Герр Винтерендорф сощурил глаза и посмотрел на каминные часы.

- Каминные и напольные часы в Вашем доме, - медленно произнёс он, - показывают разное время, не так ли? Вы не задумывались – почему?

- Нет, - я пожал плечами. – Я этого не замечал. Возможно, на пару минут… И всё-таки Вы не ответили на мой вопрос о Фройляйн.

- А я Вам отвечаю, - лукаво продолжил Герр Винтерендорф. – Напольные часы в Вашем доме показывают Вам Ваше время. А каминные часы сломала Фройляйн. И вот уже много лет они показывают Вам время Пфальцского Леса! А по времени Пфальцского Леса с момента прихода Фройляйн в Ваш дом прошло каких-то четыре часа!

Я с сомнением взглянул на гостя, потом спросил:

- Вы полагаете, что спустя четыре часа Фройляйн может вернуться?

- Конечно! Уважаемый, Герр, конечно! – взволнованно сказал Герр Винтерендорф. – Тому подтверждение тени за Вашим окном…

Словно услышав слова магистра, тени скользнули через окно с распахнутыми гардинами и затянули собою мой паркет и, плавно покачиваясь под моими ногами, создали иллюзию головокружения.

В этот момент я услышал, как кто-то размеренно стучит в мою дверь.

- Пфальцская чародейка? – с лёгкой иронией спросил я у Герра Винтерендорфа.

История о Пфальцской чародейке и Волшебной Горе Херршафт было больше похоже на сказку.

Герр Винтерендорф пожал плечами и голосом душевно здорового человека сказал:

  - Откуда же мне знать, уважаемый Герр? Я не умею видеть сквозь стены.

Я вышел на лестницу и громко спросил:

- Кто это? Что Вам угодно?

Вначале до меня донеслось уже знакомое мелодичное позвякивание, а после раздался голос Фройляйн.

- Герр, я забыла у Вас свой монокль, - как будто бы и вправду прошло лишь четыре часа, сказала ночная гостья. – Кажется, я оставила его возле чашечки с кофе…

                   Конец второй части

Елена Чапленко 

Фото - Галины Бусаровой